aif.ru counter
120

Диктатура безответственности

«АиФ. Здоровье» № 38. Евгения Добровольская: «Дети – мое счастье» 18/09/2008

Кто ответит за смерть жены?

Хочу рассказать трагическую историю, которая перевернула всю мою жизнь. Это связано с потерей дорогого мне человека – моей жены. Потерей, которую невозможно ничем возместить ни мне, ни нашим троим детям, потерей, которая произошла из-за халатности врача. В 1996 году я вступил в брак с Юлией Можайцевой 1976 года рождения. В 1999 году у нас родилась дочь. Мы мечтали о втором ребенке. Но жена никак не могла забеременеть. И вот в ноябре 2007 года это долгожданное событие произошло. Мы были очень счастливы. Жена чувствовала себя хорошо. В результате ультразвукового обследования нам сообщили, что у нас будет двойня. Мы были в восторге и стали определяться, в какой роддом нам лучше обратиться. В результате жена решила, что будет рожать в Перинатальном центре. В марте 2008 года мы познакомились с врачом этого центра и решили, что наблюдать мою жену и оказывать помощь в родах будет именно она. В связи с тем что первые роды у моей жены были через кесарево сечение и учитывая, что ожидается двойня, ей рекомендовали с 1 июня 2008 года лечь до родов под наблюдение врачей.

В конце мая у жены появились отеки, и ее госпитализировали раньше. В больнице ей стало хуже – плохо работали почки, и ее поместили в реанимацию. Каждые полчаса я пытался ей дозвониться, потом – ее лечащему врачу, но безрезультатно. 31 мая врач мне позвонила и поздравила меня с рождением двух дочек. Когда я спросил о состоянии моей жены, врач сказала, что у нее проблемы со здоровьем и она некоторое время полежит в реанимации. Но когда я подъехал в роддом, мне сообщили, что моя жена умерла – у нее не выдержало сердце.

После похорон мы начали добиваться правды о причинах смерти моей жены. В результате мы узнали из разных источников, что после кесарева сечения ее поместили в реанимацию и оставили без присмотра, а когда на нее обратили внимание и позвали врача, который был занят своими делами, было уже поздно. Все это произошло из-за полного отсутствия контроля за моей женой, несмотря на все необходимое оборудование, которое указывало на падение давления до нуля и остановку сердца.

Недели через две мне предложили присутствовать на оглашении результатов проведенной врачебной экспертизы в Департаменте здравоохранения, где  мне сообщили, что при проведении моей жене кесарева сечения были допущены ряд ошибок, а также были перечислены действия, при осуществлении которых можно было сохранить ей жизнь. 

Спустя некоторое время по телевизору я увидел передачу, где показывали этот злополучный роддом, расхваливали его, щедрость городской администрации, которая позаботилась об оснащении данного роддома самым современным оборудованием, после которого он стал одним из лучших в Европе. А о том, что произошло с моей женой, никто не сказал».

Петр Можайцев

У болезней выходных не бывает

В июне этого года умерла моя жена 74 лет. Умерла неожиданно и, я уверен, не от «сердечной недостаточности», как меня пыталась уверить завотделением 1-й терапии больницы, в которую она попала. Она была одна в палате, и никто ей помощь не оказал, так как медперсонал спал. Я до сих пор казнюсь, что отвез ее «лечиться» в эту больницу. Уверен: дома она бы не умерла. Я убит горем, мы прожили много лет, а это событие никого не встревожило, списали на «тот свет» еще одного человека и придумали «удобный» диагноз – ничего не докажешь.

Разве такое могло быть в США, где за каждым тяжело больным человеком средний медперсонал ведет круглосуточное наблюдение? Я наблюдал, как ухаживают за больными в американских госпиталях. Там действует не только моральный фактор. Одним из стимулов повышения качества лечения является целая армия адвокатов, занятых расследованием медицинских ошибок. К такому адвокату может обратиться каждый больной. Адвокат бесплатно для больного производит расследование по документации, а также привлекает специалистов. В случае выигрыша судебного процесса адвокат получает третью часть штрафа, составляющего от 250 тысяч до 1 млн. долларов. Кстати, именно по этой причине так вздута страховка докторов от возможных осложнений и ошибок. Врачи вынуждены платить за страховку большие деньги.

Конечно, американская медицина очень мощная, ее активы составляют 17% общего состояния страны (в России – менее 3%). Но что мешает сделать нечто подобное у нас? Крупным недостатком являются также выходные дни в наших больницах, когда один врач дежурит по целому корпусу. В эти дни больные совершенно беззащитны и некоторые из них умирают, не имея медицинской помощи. Но болезни не имеют выходных дней. Необходимо упразднить выходные в наших лечебных учреждениях и вывести их на уровень непрерывного производства. Давно назрела у нас и необходимость создания контрольного органа федерального подчинения по расследованию причин смерти в больницах. Не секрет, что продолжительность жизни мужчин в России занимает 138-е место в мире, женщин – 109-е. Разве это не повод задуматься?

И. М. Циперфин, ветеран ВОВ

Комментирует профессор, доктор медицинских наук, ответственный секретарь общественного совета по защите прав пациентов при Росдравнадзоре Алексей Старченко:

– Описанные читателями ситуации, к сожалению, довольно типичны. Фактически и в том и в другом случае речь идет о преступлении, предусмотренном статьей 109 Уголовного кодекса РФ, которая определяет ответственность медицинского персонала за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей. Она предусматривает максимальное наказание в виде ли­шения свободы на пять лет с лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок до трех лет.

По сути же, причинение смерти (тяжкого вреда) по неосторожности – результат грубой недисциплинированности, невнимательности, неосмотрительности виновного в произошедшем медицинского работника, которая выражается в форме самоустранения врачей реанимационного отделения от постоянного очного наблюдения за пациентом и регистрации параметров его жизнедеятельности мониторами. Как правило, такие преступления маскируются под тяжелые патологические состояния, официальная летальность при которых превышает 50-70%. Это позволяет виновным уйти от ответственности. Доказать такое преступление достаточно сложно, так как о его совершении родственники погибшего пациента узнают очень поздно, что затрудняет сбор необходимых доказательств.

Для профилактики подобных преступлений и для острастки медицинского персонала пациенту (беременной, роженице, хирургическому пациенту) необходимо:

● сообщить лечащему врачу о том, что он(она) желает дать доверенность на осуществление всех своих гражданских прав (в том числе права, закрепленного в соответствии с нормой статьи 30 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан) своему родственнику. В доверенности необходимо указать, что родственник имеет право беспрепятственного посещения доверителя (пациента), а также ознакомления со всей его медицинской документацией. Доверенность следует заверить у главного врача (при нахождении пациента на стационарном лечении) или у нотариуса перед госпитализацией;

● в процессе ознакомления с медицинской документацией и при возникновении каких-либо осложнений у пациента следует сделать копии его медицинских документов с помощью цифрового фотоаппарата. Наличие такой доверенности само по себе создаст условия для более высокой ответственности медицинского персонала;

● когда речь идет о ребенке, его родители, согласно действующему Семейному кодексу РФ, имеют полное право безо всяких доверенностей безотлучно находиться рядом с ребенком (с соблюдением правил противоэпидемического режима), фиксировать все происходящее на аудионоситель и делать фотокопии медицинской документации;

● если у пациента развиваются непредвиденные осложнения, следует немедленно поставить в известность врача-эксперта страховой медицинской организации по телефону и письменно. Закон разрешает посещение пациента и его адвокатом, который также сможет указать главному врачу на совершаемое правонарушение;

● если самое страшное уже произошло, собрать доказательства сложнее, так как даже сочувствующие пострадавшему медицинские работники вряд ли согласятся выступить в суде в качестве свидетелей преступления. Но обратиться в страховую компанию с требованием о проведении экспертизы качества медицинской помощи следует обязательно. По результатам такой экспертизы может быть подан гражданский иск о возмещении материального (при наличии затрат на лекарства, уход, изделия медицинского назначения) и морального вреда в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи.

Государственным же структурам, осуществляющим надзор за оказанием медицинской помощи, в частности Рос­здравнадзору, необходимо рассмотреть возможность поэтапного приобретения видеозаписывающих устройств (видеокамер) для оснащения родильных залов роддомов, операционных и реанимационных залов больниц. Наличие такой аппаратуры исключит возможность грубых нарушений дисциплины со стороны медицинского персонала и послужит мощным средством профилактики правонарушений.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы