aif.ru counter
472

Нобелевские лауреаты раскрыли тайну запуска врожденного иммунитета

«АиФ. Здоровье» № 48. Дефицита жизненно важных лекарств не будет 01/12/2011

В сообщении Нобелевского комитета говорится, что они награждены за то, что «в корне изменили наше представление об иммунной системе». Что их открытие даст человечеству?

Сомнения скептиков

С момента рождения и до последнего мгновения жизни любой человек живет в окружении огромного агрессивного мира инфекций. От этого мира нас защищают иммунная система и ее производное – приобретенный иммунитет, который мы постепенно накапливаем, переболевая разнообразными инфекционными заболеваниями.

– Но как выживает только что родившийся ребенок, не имеющий приобретенного иммунитета? Он-то сразу с головой окунается в кипящую инфекциями окружающую среду! – обычно спрашивают иммунологов скептики.

– Первые полгода младенец дер­жится за жизнь молоком матери и врожденным иммунитетом! – отвечают раздраженные недоверием к их науке иммунологи.

– «Врожденным иммунитетом»!.. Покажите нам его! – насмешливо требовали скептики.

– Это тайна Природы! – с обидой отвечали иммунологи. Потому что ответить что-либо еще им, по правде, было нечего.

Вот он, ответ!

Действительно, последние сто лет в медицине кое-как жило полумифическое представление о существовании врожденного иммунитета. Сотни мелких фактов‑наблюдений и умозрительные рассуждения теоретиков слегка поддерживали этот миф, но не было главного – конкретной, материальной, доказанной основы. А недоказательно к компонентам врожденного иммунитета причисляли кожу, мерцательный эпителий слизистых, сальные и потовые железы, пищеварительные ферменты, клетки-фагоциты, комплемент, интерфероны, противомикробные пептиды… То есть те структуры, которые явно не относятся к неплохо изученным компонентам приобретенного иммунитета. Настоящие иммунологи всегда стеснительно и скороговоркой бормотали этот список.

Более того, не было ясно, как соотносятся и взаимодействуют врожденный и приобретенный иммунитеты. И, если этот врожденный иммунитет есть, то он куда девается потом, когда спустя 6–8 месяцев после рождения в человеческом организме начинает безраздельно править бал приобретенный иммунитет? Ведь Природа – дама экономная, и временное в наших организмах присутствует в исчезающе малых объемах.

В 1973 году, когда Ральф Стейнман открыл новый тип клеток – ден­дритные клетки – в тканях, которые соприкасаются с внешней средой (то есть в толще слизистых оболочек кишечника, дыхательных путей и мочеполовой системы), никто и предположить не мог, что он открыл мост между таинственным врожденным иммунитетом и иммунной системой.

А выяснилось это через долгие 23 года, в 1996 году, после открытия Жюлем Хоффманом механизма запуска врожденного иммунитета. Оказалось, что в нашем теле с самого начала жизни присутствуют особые рецепторы (толл-подобные рецепторы), которые распознают чужеродные и собственные измененные клетки. Как только вблизи этих рецепторов оказывается «неправильный» объект, они связываются с ним и запускают биохимические реакции, уничтожающие этот объект. Вот он – врожденный иммунитет. Ну, по меньшей мере, его реальный механизм. Детали этих важнейших биохимических реакций, ведущих к уничтожению объекта, вскрыли исследования третьего новоиспеченного нобелевского лауреата нынешнего года, Брюса Бётлера.

Клетки – мост

Спрашивается, а при чем тут ден­дритные клетки? И почему это Жюль Хоффман и Брюс Бётлер получили лишь по четверти суммы премии, а половина всей нобелевской премии была присуждена Ральфу Стейнману? Да очень просто и справедливо: дендритные клетки, подобрав вид биохимических реакций, способных уничтожить неправильный биологический объект, начинают инструктировать иммунную систему – запускают создание приобретенного иммунитета. Изумительно и великолепно!

Найден мост между двумя нашими иммунными системами: врожденным иммунитетом – быстрым, но относительно слабым и не создающим иммунную память, и приобретенным иммунитетом – медленным, но могучим и, что очень важно, создающим информационную базу, иммунную память, от которой в очень большой степени зависит наше здоровье.

Практическая ценность

Как оценить практическую ценность работ новых нобелевских лауреатов? Очевидно, что, используя дендритные клетки, можно создавать более эффективные вакцины против трудноподавляемых инфекционных болезней, например, против СПИДа. Можно, используя толл-рецепторы, науськать врожденную иммунную систему на опухолевые клетки, можно бороться с аллергическими и ауто­иммунными заболеваниями.

И вот совсем недавний пример: еще лет десять назад медики считали, что аллергии на металлы не существует, что это выдумка, психоз впечатлительных людей, которые выдают псевдоаллергические кожные реакции на металлические браслеты, пирсинговую мелочь, монеты…

И «вдруг» немецкие ученые-иммунологи выяснили и доказали существование реальной аллергии на никель и никельсодержащие сплавы, а это одно из самых распространенных контактных аллергических заболеваний в западных странах. Выяснилось, что аллергическая реакция на никель развивается у некоторых людей при наличии в глубинных клетках кожи и слизистых оболочек (ден­дритных клетках) особого мутированного белка. Следствием этого открытия неизбежно станет создание лекарства, предупреждающего запуск аллергии данного типа, и сотням тысяч людей, страдающих «металлической аллергией», станет легче жить.

Жаль, что Ральф Стейнман не дожил всего три дня до объявления решения Нобелевского комитета – до дня своей исторической славы.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы