Примерное время чтения: 7 минут
7749

Роман Козлов: «Сепсис – одна из самых горячих проблем медицины ХХI века»

АиФ Здоровье №32. Низкорослым не доверят водить автобус 07/08/2014
Роман Козлов.
Роман Козлов. АиФ

Многие из тех, кому удается выжить, становятся инвалидами. Почему, несмотря на гигантский прорыв медицины, врачам по-прежнему так сложно бороться с сепсисом?

Слово директору НИИ антимикробной химиотерапии ГБОУ ВПО «Смоленская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения Российской Федерации, доктору медицинских наук, профессору Роману Козлову

Есть ли страховка от случайности?

Ольга Филатова, «АиФ Здоровье»: Инфекцию обнаруживают в крови при разных заболеваниях. И ничего – благополучно вылечивают. В чем же особенность сепсиса и почему он так неуемно агрессивен?

– Сепсис не заболевание, а сверхчувствительность иммунной системы к различным микроорганизмам и их токсинам, проникшим в кровь. В результате их воздействия иммунная система начинает «неправильно реагировать» на инфекцию – процесс отчасти можно сравнить с аллергическим. Только при аллергии идет выброс гистамина, а при сепсисе в кровь поступает большое количество противовоспалительных цитокинов, особых веществ белковой природы, которые регулируют иммунные реакции. При сепсисе они ведут себя необычно: с одной стороны, стремятся защитить организм от инфекции, с другой – активизируют воспалительный процесс.

Микроорганизмы, попавшие в кровь, начинают интенсивно размножаться и проникать в другие органы – развивается системный воспалительный ответ со стороны легких, сердца, почек и других органов. Бороться с наступлением инфекции не на один орган, а практически на все системы организма чрезвычайно сложно, поэтому смертность при сепсисе остается высокой: от 30 до 50 процентов.

– Какие факторы риска влияют на развитие сепсиса?

– Угроза возрастает, когда ослаблен иммунитет: например, человек перенес сложную операцию, страдает тяжелым хроническим заболеванием (онкология, диабет и т. д.). С определенным риском связаны и некоторые инвазивные диагностические и лечебные процедуры (рентгенография с введением контрастных веществ в сосуды, искусственная вентиляция легких, установка катетеров). Еще один фактор риска – раны, ожоги, хронические очаги инфекции в организме (например, кариес).

Но к сепсису могут привести и вполне «рядовые обстоятельства» – ссадина, кошачья царапина или укол. Все зависит от специфики иммунитета: у кого-то все обходится благополучно даже при обширном гнойном процессе, а у другого начинает развиваться сепсис после чистки зубов. И, хотя у здорового человека обычно довольно высока защитная реакция к наиболее частым возбудителям сепсиса, не стоит забывать: наш иммунитет – величина непостоянная, его «работоспособность» зависит от многих причин, так что большое значение имеют возраст, образ жизни, экология, питание и другие факторы.

– Что нужно знать о первых симптомах сепсиса и можно ли от него защититься?

– Сигнал тревоги – неожиданный скачок температуры вверх или вниз: если она поднимается выше 39 градусов или, напротив, опускается до 35 и ниже, если резко падает верхнее давление (ниже 90 мм ртутного столба), появляется сильная слабость, одышка. Иногда начальная стадия сепсиса может протекать бессимптомно.

Личная технология защиты – это прежде всего своевременное лечение очагов хронической инфекции, любых воспалительных процессов, тщательная обработка любых ран (будь то порез или царапина) антисептиком.

Без промедления!

– А возможна ли ранняя диагностика сепсиса? Ведь от этого нередко зависит, удастся или нет спасти человеческую жизнь…

– Один из самых важных диагностических тестов, который помогает справляться с сепсисом, – исследование крови на наличие возбудителей. У пациента берут анализ крови из вены и изучают для выявления конкретного возбудителя инфекционного процесса. Результата приходится ждать обычно более 3–5 дней, потому что во многих микробиологических лабораториях используются ручные методики.

Новейшие методы диагностики – это автоматизированное исследование крови в специальных анализаторах с применением, например, ультрачувствительной флуоресцентной технологии, что позволяет, во‑первых, получить результаты во многих случаях в течение 24 часов, а во‑вторых, значительно повысить точность анализа. А значит, врач может быстро правильно определить тактику лечения сепсиса, учитывая индивидуальные особенности пациента. Но такое оборудование, к сожалению, пока есть лишь в немногих медицинских центрах.

– Не хватает денег?

– Не только. Проблема, в частности, в том, что действующие в нашей стране методические рекомендации об унификации микробиологических методов исследования не предполагают возможности использования современных способов выявления возбудителя. Новая методика гемокультивирования требует разработки новых стандартов исследования, предписывающих время и кратность взятия крови, объемов анализов… Недавно создана рабочая группа по их разработке, после они должны пройти утверждение в Минздраве России.

Новые надежды и старые проблемы

– Ученые всего мира активно ведут поиск новых методов лечения сепсиса. В частности, разрабатываются препараты, синтезированные методом генной инженерии. Цель их создания – регулировать «вредную» деятельность цитокинов. Это дает врачам новые надежды на реальную победу над сепсисом?

– Пока такие препараты на стадии клинических испытаний, результаты которых неоднозначны. Бесспорно, в распоряжении врачей появились новые возможности, которые позволяют остановить фатальное развитие воспалительного процесса и сохранить пациенту жизнь. Это экстракорпоральные методы очищения крови, использование новых лекарств, поддерживающих жизнедеятельность важных органов, совершенствование мониторинга за состоянием пациента и многое другое. Но ключевым направлением в терапии остается рациональное применение антибиотиков – без них невозможно победить сепсис.

– В последнее десятилетие сепсис чаще стал развиваться в условиях стационаров из-за внутрибольничных инфекций, бороться с которыми становится все сложнее из-за появления устойчивых к антибиотикам штаммов микроорганизмов…

– Эта проблема касается не только сепсиса. Внутрибольничная инфекция сводит на нет результаты высокотехнологичной медпомощи и сложных дорогостоящих операций, поскольку микроорганизмы приспособились к антимикробным препаратам, выработали к ним устойчивость.

Например, до 16% синегнойных палочек (основных возбудителей внутрибольничных инфекций в отделениях реанимации многопрофильных российских стационаров) «не реагируют» ни на один антимикробный препарат. Эта ситуация принимает угрожающие масштабы, причем не только в России, но и во всем мире. Пока еще есть возможность ее переломить. Во‑первых, необходимо снизить неоправданное назначение антибиотиков. Наши врачи слишком часто применяют их и для профилактики осложнений, и для лечения таких заболеваний, где можно обойтись другими средствами. Важно наладить контроль и консультации со стороны клинических фармакологов, особенно в стационарах: антибиотики должны назначаться по согласованию с ними. Кстати, клинические фармакологи нужны и в сети поликлиник.

К тому же люди привыкли принимать антибиотики при любом «подозрительном поводе», консультируясь не с врачом, а с провизором в аптеке. Попытки прекратить их безрецептурную продажу пока недостаточно успешны.

Проблема резинстентности – это не очередной «ужастик», а грозная реалия, последствия которой должен понять каждый. Иначе лет через двадцать нам просто нечем будет лечить не только тяжелые и грозные заболевания, но даже банальную ангину.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы