12207

Без паники. Невролог об особенностях постковидных осложнений

О неврологических последствиях COVID-19 и поисках путей эффективной терапии пациентов корреспондент АиФ.ru  побеседовала с  д. м. н., профессором, руководителем Центра медицинской реабилитации больницы № 38 им. Семашко Санкт-Петербурга Виталием Владимировичем Ковальчуком.

Тревожность и стресс

— Виталий Владимирович, ваш центр с 1 мая прошлого года работает в «красной зоне», вы наблюдаете пациентов с коронавирусом. Скажите, действительно ли он опасен не только лёгочными осложнениями, но и неврологическими?

— Да, мы наблюдаем развитие неврологических нарушений и психоэмоциональных расстройств у многих пациентов, причём уже с самых первых дней заболевания.

— Какие именно это расстройства? И какие из них самые распространённые и самые опасные?

— Наряду с тяжёлыми заболеваниями центральной и периферической нервной системы, которые могут протекать на фоне COVID-19 (а это инсульт, острая некротическая геморрагическая энцефалопатия, менингиты и энцефалиты, синдром Гийена-Барре) у пациентов, перенесших COVID-19, достаточно часто и в течение длительного времени отмечаются разнообразные неврологические, психоэмоциональные, когнитивные нарушения.

К основным из них можно отнести нарушения пищевого поведения, всевозможные фобии, существенно повышенный уровень тревожности, постоянное пребывание человека в состоянии стресса, что в свою очередь приводит к неадекватной реакции на банальные жизненные ситуации. Также нередко мы наблюдаем у пациентов с самых первых дней заболевания асоциальное поведение, снижение самокритики, гиперсексуальность.

— Многие учёные утверждают, что коронавирус влияет на работу мозга, так ли это?

— Да, действительно, мы достаточно часто наблюдаем нарушение деятельности головного мозга, проявляющееся разнообразными явлениями, некоторые из которых я уже упомянул.

Одно из наиболее частых последствий COVID-19 — это чрезвычайно сильная астения, выраженность и длительность которой не характерны для обычных ОРВИ. Речь о повышенном уровне утомляемости, достаточно резких перепадах настроения, утрате способности к длительному умственному и физическому напряжению.

Основное отличие астении от банального переутомления — невозможность восстановить силы ни после отдыха, ни в результате смены деятельности. И важно отметить, что это весьма опасная ситуация, которую нельзя оставлять без внимания, поскольку неоказание своевременной помощи приводит к развитию различных психоэмоциональных и органических патологических нарушений. Среди последних наиболее опасна нейроциркуляторная астения, поскольку такое состояние может приводить к развитию инфаркта миокарда у людей молодого и среднего возраста.

— Возможны нарушения памяти, может ли снизиться концентрация внимания?

— У пациентов нередко появляются расстройства когнитивных функций, и в том числе нарушения памяти и концентрации внимания. Чаще всего эти явления проявляются в лёгкой степени, но в ряде случаев мы видим и достаточно тяжёлое нарушение интеллектуально-мнестических функций (способности мозга фиксировать, запоминать любую информацию и в нужный момент её воспроизводить – Ред.).

— А может ли вирус вызвать депрессию, панические атаки?

— О, да! Пандемия COVID-19 привела и к другим разнообразным пандемиям и эпидемиям, например, к эпидемии болевых синдромов в спине и суставах. И конечно, она содействовала развитию пандемии психоэмоциональных расстройств, чему, кстати, в некоторой степени способствовали и СМИ, нередко нагнетая обстановку.

В связи с этим мы наблюдаем не только постковидные, но и предковдиные выраженные психоэмоциональные расстройства. И любому врачу в такой обстановке приходилось становиться отчасти психотерапевтом, чтобы успокоить пациентов.

У ряда пациентов психоэмоциональные расстройства выражены крайне ярко и тяжело, и нормализовать такое состояние очень и очень непросто. Таких примеров за время пандемии мы встречали немало.  

Дышим под наблюдением врача

— Что можно посоветовать для скорейшего возвращения к привычному образу жизни в том числе в домашних условиях?

— Ведение пациентов, безусловно, должно быть комплексным и многогранным, включающим несколько направлений, среди которых мы выделяем поведенческие, физические, медикаментозные.

К поведенческим можно отнести оптимальный режим труда и отдыха, отказ от контакта с вредными воздействиями, оздоравливающие физические упражнения, отдых, смену обстановки, диетические особенности (например, употребление продуктов с повышенным содержанием триптофана, а именно: бананов, мяса индейки, сыра, хлеба грубого помола, а также витаминов С и витаминов группы В).

Важное условие восстановления и возвращения к привычному образу жизни — грамотное применение методов физической реабилитации, в том числе дыхательной реабилитации и дыхательной гимнастики.

При проведении их необходимо избегать распространённых ошибок, к примеру, нередко приходится слышать рекомендации о надувании шариков, резиновых мячей, игрушек, выдувании воздуха через трубочку в воду. Но у тех, кто перенес пневмонию на фоне COVID-19, эти упражнения могут способствовать значительному повышению внутрилёгочного давления со всеми вытекающими негативными последствиями. И напротив, техники парадоксального дыхания, полного дыхания с тремя его фазами и ряд других техник оказывают на восстановление таких пациентов благоприятное влияние.

Нередко рекомендуют, причём не только при постковидных нарушениях, проводить динамические дыхательные упражнения, заключающиеся в осуществлении дополнительных движений руками во время вдоха и выдоха. И наиболее частой рекомендацией является поднимание и разведение рук во время вдоха и опускание и сведение их во время выдоха. Пациентам, страдающим пневмонией на фоне COVID-19, важно мобилизовать грудную клетку и заблокированные вследствие спазма межреберные мышцы — техника парадоксального дыхания этому помогает.

Ряд упражнений йоги (но не все) тоже показаны пациентам, перенесшим пневмонию на фоне COVID-19. Однако и к техникам, которые я упомянул, и к упражнениям из дыхательной йоги необходимо подходить взвешенно и обязательно следовать рекомендациям лечащего врача, который учтёт и самочувствие пациента, и переносимость нагрузок.

О нейрореабилитации

— А что вы можете сказать о медикаментозной помощи?

— В медикаментозной терапии пациентов с неврологическими осложнениями после  COVID-19 я бы отметил необходимость использования нейроцитопротекторов, однако к выбору подобных препаратов должен быть очень взвешенный подход.

— Что значит «взвешенный подход»? Какими свойствами должен обладать нейропротектор?

— Вы затронули воистину сложный, серьёзный и весьма щепетильный вопрос. А щепетильность его в том, что на сегодняшний день на нашем фармацевтическом рынке огромное количество нейроцитопротекторов, большинство из которых таковыми позиционируются, но не являются.

Надо понимать механизмы развития неврологических нарушений, возникших на фоне коронавирусной инфекции. Один из ведущих – эндотелиальная дисфункция, то есть поражение внутренней стенки сосудов, что приводит к серьёзным нарушениям кровообращения и кровоснабжения, в том числе тканей головного мозга, поэтому в данной ситуации нам необходим препарат с выраженными эндотелий-протективными свойствами.

Главенствующую роль в развитии нарушений центральной нервной системы играет нарушение микроциркуляции — кровообращения по самым мелким сосудам, от деятельности которых всецело зависит кровоснабжение органов и тканей, в том числе и прежде всего тканей головного мозга. Для правильного выбора препарата очень важно понимать, что при нарушении деятельности головного мозга нарушение микроциркуляции первично. Поэтому особо важно выбрать препарат, который непосредственно влияет на устранение нарушений микроциркуляции, кроме того, он должен обладать антиоксидантным и энергетическим действием.

— Вы проводили исследования одного из препаратов в условиях «красной зоны». Это был нейроцитопротектор?

— Да, нейроцитопротектор, который производится из крови телят. Он обладает хорошим профилем безопасности и практически не приводит к возникновению каких-либо нежелательных явлений.

Кстати, наше исследование — это первый и на данный момент единственный столь крупный труд, посвящённый изучению эффективности нейропротектора при терапии постковидных неврологических нарушений. В нём приняли участие 440 пациентов с совершенно разной степенью выраженности развившихся на фоне COVID-19 осложнений, как пневмонии, так и неврологических нарушений.

Результаты показали, что применение гемодеривата (препарата из крови телят – Ред.) в статистически значимой степени повышает эффективность комплексной терапии пациентов с неврологическими и нейро-сосудистыми заболеваниями, протекающими на фоне COVID-19.

Также стало очевидным, что препарат в существенной степени уменьшает выраженность астении, возвращая пациентов к привычной для них повседневной жизнедеятельности, значительно улучшает сон, память, концентрацию внимания, а также, что особенно важно, существенно улучшает качество жизни.

Он оказывает выраженное положительное воздействие и на микроциркуляторное русло, усиливает доставку к органам и тканям кислорода и глюкозы. Этот лекарственный препарат не просто маскирует симптомы, кратковременно улучшая настроение или создавая иллюзию притока сил, а качественно меняет метаболизм и модифицирует течение самого патологического процесса. Установлено, что эффекты от его приёма  обычно сохраняются на протяжении достаточно длительного времени.

Одним словом, ведение пациентов с неврологическими последствиями COVID-19 — процесс многогранный, основанный на своевременном и адекватном применении как лекарственных средств, так и различных методов физической реабилитации.

 

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество