aif.ru counter
11279

Бессонница, одышка и боли в затылке. Пациенты о жизни после COVID-19

Сюжет Пандемия коронавируса нового типа, распространившегося из Китая
© / Alina Troeva / Shutterstock.com

«Тяжело говорить», «Пропал сон», «Хронически устаю» — это лишь часть жалоб на последствия перенесенного COVID-19. Острая стадия проходит, но плохое самочувствие растягивается на долгие месяцы. АиФ.ru поговорил с пациентам об их жизни после коронавируса.

Семен Долженко: «Приходится заново учиться дышать»

Юрист Семен Долженко болел практически весь апрель и половину мая. Семену 55 лет, и хотя это еще не возраст высокого риска (он начинается с 65), у него коронавирус протекал в крайне тяжелой форме. Речь шла о подключении к ИВЛ, но врачи вовремя сменили тактику лечения, и организм начал отвечать на него, поэтому обошлись кислородной маской. «С ней дышалось легко, без нее — чудовищно сложно, — вспоминает Семен. — Тактика врачей — постепенно сокращать время, проведенное с маской, чтобы легкие „вспоминали“, как дышать самостоятельно. Это было очень трудной задачей. КТ на выписке показал, что поражено три четверти легких. Поэтому то, что после болезни я практически заново учился дышать, не метафора. Учусь до сих пор».

Уже после выписки недели две Долженко было тяжело даже ходить. «Очень быстро устаешь даже от ходьбы по квартире. Живешь периодами бодрости — три часа средней активности сменяются диким упадком сил, как будто ты до этого сутки разгружал вагоны, — рассказывает Семен. — И тогда хочется просто лечь и лежать. Часто болит голова — связываю это с нехваткой кислорода. Настроение подавленное. Как я понимаю, это проблема многих переболевших. COVID-19 может вызывать депрессивный синдром».

Больничный у Долженко закончился, и он вышел на работу. «Тружусь удаленно — и это хорошо, потому что я бы не доехал до офиса. Но даже на работу „с дивана“ сил не хватает, потому что нужна концентрация на задачах, а ее нет. Становишься очень рассеянным, трудно собраться. На работе относятся с пониманием, но я чувствую себя крайне неэффективным сотрудником», — говорит переболевший. — Нашел специалиста по реабилитации, планируем составить какую-то программу восстановления, потому что я уже не уверен, что справлюсь со всем сам».

Надежда Юшкина: «Тяжело говорить и смеяться»

Надежду Юшкину и её супруга недавно сняли с социального мониторинга — с момента, как они заразились коронавирусом, прошло больше трёх недель. Но они тяжело дались семье Юшкиной. Сама Надежда до сих пор не чувствует себя здоровой, а супруга на днях увезла скорая — пошло осложнение на почки.

«Врачи в стационаре сказали — ещё один день, и он бы потерял почку, — рассказывает Юшкина. — Я потихоньку вроде выздоравливаю. Но в любой момент, вот как у мужа, может случиться всё что угодно».

Надежда признаётся, что коронавирус ударил и по нервной системе. Что называется, переболевший «сам не свой».

«Я теперь боюсь сдавать кровь и КТ, — признаётся Надежда Юшкина. — С одной стороны, мне хочется знать результаты, а с другой  врачи говорят, что, если им что-то не понравится в моих анализах, придется снова уходить на карантин. Ко мне вернулось наконец обоняние. У меня отрицательный анализ на COVID-19, но пока мне тяжело громко говорить и смеяться — сразу отдаёт болью в затылке».

Екатерина Сажнева: «Хочу забыть как страшный сон»

Журналист Екатерина Сажнева официально перенесла коронавирус два месяца назад. 21 день она вместе с дочкой пролежала в больнице. Выписали Екатерину 17 апреля, но ей не становилось лучше. Только после выписки при проведении компьютерной томографии у неё обнаружили пневмонию.

«Диагноз „пневмония“ мне был поставлен после того, как меня выписали из больницы через 10 дней, — рассказывает Екатерина Сажнева. — Меня выписали, но мне становилось всё хуже и хуже, и я сама поехала делать платный КТ. Я никого в принципе не обвиняю. Тогда была такая нервотрёпка, и я оказалась в числе первых заболевших в стране. Никто не знал тогда, как лечить и что делать».

После того как выявили пневмонию, Екатерину отправили на домашнюю изоляцию и назначили две группы антибиотиков.

«Я не пила лекарства от малярии, они мне уже были не нужны. Те, кто пил из моих знакомых, у всех полетели то печень, то сердце, то почки, — говорит Екатерина Сажнева. — Два месяца считали, что это чуть ли не панацея, а потом выяснилось, что вместе с тем они подавляют иммунитет, у них побочка жуткая».

После перенесённого коронавируса Екатерину пригласили на реабилитацию. Как она будет проходить, Сажнева ещё не знает. Формируются только первые группы из переболевших.

«Есть много людей, которые уже перенесли COVID-19, и им нужно восстанавливать свои силы, — считает Екатерина. — В моём окружении есть девушка, у которой сосуды головного мозга пострадали. Есть женщина, у которой не вернулось обоняние. Много людей потеряли здоровье. И как не понятно, чем лечить коронавирус, так и не понятно теперь, как восстанавливаться.

У меня лично пострадала периферийная нервная система — пропала чувствительность на ноге. Одна нога нормально, а вторую хоть иголками коли — ничего не чувствую. Как мне объяснили, это такой вариант, что собственная иммунная система начала сражатьcя с оболочками нервов. Какой-то легкий вариант цитокинового шторма. Но пока конкретно что-то сложно утверждать, так как COVID-19 принёс многие симптомы, которые раньше не существовали. А так хочется быть здоровой и чтобы всё забылось как страшный сон».

Павел Морозов: «Собираю себя по чайной ложечке»

Основатель аукционного дома Павел Морозов заболел в марте. Сначала пытался лечиться дома, но температура не сбивалась, а кашель не прекращался. Павел позвонил в скорую, после осмотра его отвезли в клинический госпиталь, перепрофилированный под «ковидоприемник», и диагностировали двустороннюю пневмонию. Анализы Павел сдавал 4 раза, но результат получил только одного — и он был отрицательным. Все остальные тесты затерялись в системе. Но Павел не сомневается — это был коронавирус. Вернуться к нормальной жизни Морозов не может до сих пор.

«Вот уже 2,5 месяца я никак не могу избавиться от общей усталости, потери концентрации, плохого сна, а также „синдрома горячих глаз“, как я это называю: ощущения ближе к вечеру, что у тебя горячие веки, как при лихорадке, — пишет Павел на своей странице в фейсбуке. — И вообще очень тяжело вставать, получается собраться на 3-4 часа в день, а потом как трактор по тебе проехал. Но и отдохнуть тоже не получается: спать больше 4-5 часов организм не даёт».

Павел уточняет: рассказывает это не чтобы пожаловаться, а чтобы предостеречь других. «Берегите себя и свой организм, даже без самоизоляции. Даже если болезнь пройдёт в легкой или, как у меня, в средней форме, совсем не понятно, где вылезут последствия и как потом вы будете себя собирать по чайной ложечке, как это делаю сейчас я», — написал Морозов.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы