Примерное время чтения: 6 минут
10707

«Зачем нам это гнильё?» Надо ли дать шанс вернуться уехавшим артистам?

Максим Галкин, Андрей Макаревич, Артур Смольянинов.
Максим Галкин, Андрей Макаревич, Артур Смольянинов. Коллаж АиФ

Режиссёр Константин Богомолов, выступая на Петербургском международном экономическом форуме, заявил, что деятелям культуры, уехавшим из России, надо дать шанс вернуться и работать на благо страны.

Вот его формулировка в оригинале: «Некая непримиримость — это свойство слабости. Мы должны быть сильными, и нельзя в такой подростковой обиде говорить: „Да и не нужны“. Если люди хотят, готовы, если люди поняли, что ошиблись, то надо дать им возможность, уверен — надо дать им возможность — возвращаться и работать в своей стране на благо своей страны и зрителей».

Масштаб культуры

В принципе, мысль, если её рассматривать как нечто максимально отвлечённое, так сказать, «сферическое в вакууме», представляется вполне здравой и даже прагматичной. В самом деле — даже Советский Союз часто давал уехавшим второй шанс. А часто и вовсе настойчиво звал обратно тех эмигрантов, в ком видел реальную потребность.

И вот на этом самом месте конструкция «сферическое в вакууме» громко лопается. Сравнение с временами, когда в СССР возвращались уехавшие деятели культуры, буквально суёт нам под нос чудовищную разницу между теми и этими эмигрантами. Кто возвращался в Россию после революции? Писатель Максим Горький — знаменитость мирового значения. Писатель Александр Куприн — при жизни признанный классиком отечественной литературы. Кого активно зазывали вернуться? Ивана Бунина — тоже классика, да к тому же ещё и лауреата Нобелевской премии. Вернулись также художник Иван Билибин и композитор Сергей Прокофьев...

Среди уехавших после Крымского референдума 2014 года или после начала СВО в 2022 году фигур такого масштаба попросту нет. Но даже и не в этом дело. А в том, что и признанные мэтры, и начинающие литераторы вроде молодого тогда Алексея Толстого, по-настоящему хотели вернуться на родину. И действительно сознавали ошибочность своего решения об эмиграции.

Скажем, Иван Бунин говорил дочери Марины Цветаевой, собиравшейся вернуться в Россию: «Дура, девчонка! Куда ты поедешь? Они тебя арестуют в первый же день! Серость, гадость! Господи Боже мой! Если бы мне, как тебе, было 24 года, я пошёл бы туда пешком, стёр бы ноги до колен, но дополз бы до Москвы!» Да, слова в адрес Советской России произнесены резкие. Но какая тоска по Родине! К тому же впоследствии Бунин от многих резких слов отрёкся: «Вы должны знать, что 22 июня 1941 г. я, написавший всё, что писал до этого, в том числе антисоветские „Окаянные дни“, я по отношению к тем, кто ныне правит Россией, навсегда вложил шпагу в ножны».

Мишень для проклятий

Хотят ли нынешние уехавшие вернуться? Похоже, что нет. Подавляющее большинство из них не испытывает никакой тоски по Родине. Для них Россия и русский народ — это по-прежнему удобная и безопасная мишень, своего рода тренажёр по оттачиванию чёрного юмора, а также метания оскорблений и проклятий.

Хочет ли вернуться, например, Андрей Макаревич*? Извольте, его прямая речь: «Вот это подтявкивающее г... — оно затихнет. Но они же оттуда никуда не денутся. Они там останутся. И я поеду для них петь? Да ни в жизни!» Хочет ли вернуться в Россию актёр Артур Смольянинов*? Может, и хочет, но его любовь к Родине выглядит весьма странно: «Мне, честно говоря, наплевать, в какой форме останется Россия. Развалится она, или не развалится, или превратится в радиоактивный пепел...»

Можно ли ожидать от них честного признания, какое в своё время сделал старый и больной Александр Куприн, мечтавший вернуться в Россию? Писатель тогда честно заявил, что все антисоветские статьи были им написаны не по злобе, а исключительно с голодухи, в порядке отрабатывания эмигрантского заказа: «Я только что и способен — изрыгать публицистическую блевотину, перемешанную с желчью, кровью и соплями». Сможет ли тот же Макаревич признаться, что отрабатывал чей-то заказ, и извиниться за оскорбления в адрес России и русских? А Максим Галкин* сможет?

Бог весть. Скажем, Александр Вертинский вернулся на родину в 1943 г., то есть в разгар Великой Отечественной войны. Свою просьбу о возвращении он закончил словами: «Жить вдали от Родины теперь, когда она обливается кровью, и быть бессильным помочь ей — самое ужасное...» Это был серьёзный и большой поступок. И если кто-то из ныне уехавших захочет вернуться по тем же причинам, значит, всё не так безнадёжно.

Терпеть капризы?

Но кажется, особых надежд питать не стоит. Тот же Вертинский весьма точно заметил: «Все наши актёрские капризы и фокусы на родине терпелись с ласковой улыбкой. Актёр считался высшим существом, которому многое прощалось и многое позволялось. От этого пришлось отвыкать на чужбине». От этого придётся теперь отвыкать и в России — мы уже разучились терпеть капризы и тем более хамство. Смогут ли «деятели культуры» привыкнуть к новым реалиям? Большой вопрос. Пока что, судя по комментариям их бывших зрителей, веры в это мало.

Татьяна: «Они никогда не работали во благо своей страны, а только во благо родного кошелька».

Милая Мила: «Люди, надо объединяться в непримиримости к этим врагам, калечащим нравы молодежи и льющим воду на мельницу потерявшего человеческий облик Запада...»

Oggus: «Так они же не признали свои ошибки. Ну кто из уехавших признался, что был не прав? Никто. Так и продолжают грязью поливать страну, которая дала им шансы для роста. Ну и зачем они нам? Пусть ищут свое место под солнцем. Но не у нас».

Ирина: «А зачем нам это гнилье возвращать? Чтобы оно снова смердело?»

Astra: «Взрослый человек должен отвечать за свои поступки. Да, может кто-то и ошибся, сгоряча напорол всякого. Пусть признает ошибку, публично, так же, как и высказывался против России. Ведь большинство ТАКОЕ городили, что не перелезть. Сколько амнистий было по разному поводу, а те, кто были людьми, ими и остались, а кто был ПАРШИВОЙ ОВЦОЙ, ей и остался».

К: «Есть вариант: они возвращаются, им на границе вручают повестки — и вперёд! На благо страны. Только под конвоем, чтобы не „передумали“ внезапно. А уже пото-о-ом вся страна решит: стоило их возвращение того или нет. И да, снаряга за их счёт, как и всему подразделению, в которое попадут, — за слова нужно отвечать, так или иначе».

Юлия Yuliya: «А что за свойство, трусливо поджав хвосты, бежать из страны, за счёт которой кормился, и потом выливать на неё тонны помоев, чтобы угодить тем, с кем твоя страна воюет?»

Gastro: «Только через публичное покаяние».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах