7232

Талантливый и гонимый. Почему Мариса Лиепу не пускали в Большой?

Марис Лиепа.
Марис Лиепа. / А. Воротынский / РИА Новости

Сегодня Марис Лиепа — это танцовщик-легенда. Его вспоминают до сих пор как эталонного артиста балета. И стараются не вспоминать о том, как когда-то его не пускали даже на порог Большого театра.

Наперегонки с машинами

Лиепа появился на свет 27 июля 1936 года в Риге. Отец его был мастером сцены в местном театре. В детстве Марис о танцах не мечтал: мальчик часто болел и не отличался физической выносливостью. Родители решили укрепить здоровье сына и отдали его в балетную школу при Рижском хореографическом училище. Мама мечтала, что ее сын в будущем станет врачом, но была уверена, что к часто болеющему доктору очередь из пациентов вряд ли выстроится. Марису идея простоять у балетного станка всё детство совсем не понравилось. Он стал одним из самых злостных прогульщиков в балетной школе. Преподаватели пожаловались родителям, и мама провела с сыном серьезный разговор. Она сказала, что только слабые люди бросают дело на полпути. Тогда Марис взялся за голову, точнее, за ноги и руки, и стал одним из лучших учеников в классе. С тех пор Марис решил, что непременно когда-нибудь будет танцевать на сцене Большого театра. Рассказывают, что маленького Мариса часто можно было увидеть бегущим по рижским тротуарам. Мальчишка пытался обогнать проезжающие машины. Так он тренировал выносливость.

В 14 лет он уже представлял Рижское хореографическое училище на Всесоюзном смотре хореографических училищ. Там-то Мариса и замети педагоги из Москвы и пригласили переехать в столицу.

Штамп в паспорте Плисецкой

Но зацепиться в Москве после окончания училища при Большом театре у Лиепы не получилось. По распределению его отправили назад в Ригу.

«Меня, единственного отличника, не взяли в Большой театр и отправили обратно на родину. В Министерстве культуры вежливо растолковали, что национальные кадры должны закрепляться на местах, и мое место — в рижском театре», — рассказывал позже Лиепа.

Но по счастливой случайности через полгода Марис попал на декаду прибалтийского искусства. Там на его выступлении побывала Майя Плисецкая. Она позвала талантливого молодого человека составить ей компанию на гастролях в Венгрии. Компания переросла в замужество... В браке с Плисецкой Лиепа прожил целых три месяца. После этого они расстались по обоюдному согласию. Сама Плисецкая рассказывала, что вышла замуж за Мариса по расчету: его не хотели выпускать в Будапешт, поэтому пришлось поставить печати в паспортах. После этих гастролей Лиепа все-таки остался в столице: ему предложили работу в Московском академическом музыкальном театре. А в 1960 году танцовщик уже выходил на сцену Большого театра.

В театре потом рассказывали легенду о том, что при приеме Лиепа был единственным из собеседуемых кандидатов, кто не спросил, сколько ему будут платить в главном театре страны. Лиепа лишь хотел узнать, в каких постановках ему предстоит танцевать.

На сцене Большого остался один

В 1964 году в Большом театре сменился балетмейстер. На эту должность назначили Юрия Григоровича. Сначала он благоволил Марису и ставил его на ведущие партии. Именно тогда Лиепа исполнил свои самые заметные роли: Ромео в «Ромео и Джульетте» и Красса в «Спартаке». За последнего ему даже дали Ленинскую премию. Сначала Лиепа должен был исполнять партию самого Спартака, но у танцовщика, который репетировал роль римского полководца, не получались некоторые па. Он попросил помощи у Лиепы. Григорович увидел, как Марис исполняет движения Красса, и решил все изменить. Роль ушла к Лиепе. В этом образе он впоследствии выходил на сцену более сотни раз. Сам Марис Лиепа потом в своей автобиографии написал: «Танец — это триумф Красса. Его прыжки подобны острым ударам клинка, которые разрезают воздух».

Но в 1970-х все изменилось. Григорович затаил обиду на ведущего танцовщика. Что случилось — тайна, покрытая мраком. Григорович никому и никогда не рассказывал, но очень злился, когда его об этом спрашивали. Да и сам Марис, по словам его сына Андриса, не знал, за что на него обиделся балетмейстер. Тем не менее Григорович перестал давать Лиепе новые роли, за 14 лет в театре, прошедших после того необъяснимого конфликта, он получил лишь 4 новые партии. Танцовщик долго терпел, но в 1979 году дал интервью газете «Правда», в котором высказал все, что думал по поводу работы Григоровича в Большом театре. Те, кто был знаком и с Григоровичем, и с Лиепой, говорили, что на сцене Большого сошлись два железных и принципиальных характера. Ни один из них не шел на компромиссы. Должен был остаться кто-то один. Остался Григорович.

1982 год стал для Лиепы последним в Большом театре. Танцовщик вышел на сцену в роли Красса в последний раз. Ему было 46 лет, когда он получил предложение покинуть сцену по причине «профнепригодности». Он уехал в Болгарию, где стал хореографом в балете Софийской народной оперы. Пытался он устроиться и в родной Риге, подавал заявление в Рижский оперный театр. Но все его заявления отправлялись в мусорную корзину.

Один раз в Москве Марису захотелось по старой памяти заглянуть в Большой, ведь у него даже пропуск сохранился. Но на входе пропуск отобрали, а путь в театр перегородили, сказав: «Лично вам вход в Большой театр запрещен».

Лиепа очень переживал из-за невостребованности, его талант и его форма позволяли выступать на лучших сценах, вместо этого перед ним закрывались все двери. Травля, стресс, депрессия привели к тому, что 26 марта 1989 года Марис Лиепа скончался от инфаркта.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество