Примерное время чтения: 10 минут
5555

«Табаков и Ефремов спорили из-за меня». Проклова рассказала о коллегах

Сюжет Легендарные актеры и режиссеры кино
 Елена Проклова после показа спектакля «Семейный шкаф и его обитатели».
Елена Проклова после показа спектакля «Семейный шкаф и его обитатели». / Екатерина Чеснокова / РИА Новости

2 сентября актриса Елена Проклова отмечает 70-летие. Накануне юбилея aif.ru попросил заслуженную артистку РСФСР вспомнить о великих актерах, с которыми ее сводила судьба в кино с самого детства.

13 дублей — и ни одного повтора

— Елена Игоревна, свои первые роли — в картинах «Звонят, откройте дверь» и «Гори, гори, моя звезда» — вы сыграли ещё подростком. И сразу оказались в окружении знаменитостей. Кто из них оказал на вас наибольшее влияние?

— Конечно, Олег Ефремов. Олег Николаевич для меня учитель — во всем, хотя он не был моим педагогом в институте. Жизнь с ним была безумно интересной. Он считал, что у артистов, кроме их существования в театре, вообще ничего в жизни не должно быть. И всяческие мои жизненные ситуации его только злили. Но он очень меня любил, как и я его очень любила. Это была такая дружба-ответственность: я не должна была его подвести, а он за меня отвечал и всегда помогал, как 11-летней девочке из фильма «Звонят, откройте дверь». Именно столько мне было, когда мы с ним впервые встретились на съемках этой ленты.

— И какое у вас, ребенка, сложилось первое впечатление о Ефремове?

— Я в жизни не забуду этот день! Снимался небольшой эпизод, в котором он был занят, — Ефремов играл пьяного отца моего друга. У нас было 13 дублей! Я должна была прийти, сказать «здравствуйте» и потом выдать свою реплику. И все 13 дублей Олег Николаевич ни разу не повторился. Он каждый раз играл нового человека. И каждый раз я обалдевала от этого. А когда на одном из последних дублей открыла дверь, то никого не увидела — передо мной была пустота. А потом поняла, что внизу, где-то у меня в ногах лежит пьяный человек. И это — Олег Ефремов, который мне грозит с пола! Уже тогда я осознавала, насколько это мощная актерская работа. И именно тогда я поняла, что такое импровизация. 13 дублей — и ни одного повтора! Когда он предстал в кадре совершенно пьяным человеком, лежащим на полу, вокруг собрались все, кто был рядом на Мосфильме, не считая нашей группы. Все стояли и аплодировали. Потом режиссёр Саша Митта сказал: «Я не знаю, какой дубль брать! Я всё хочу!»

— А потом была снова совместная работа...

— Да, фильм «Гори, гори, моя звезда». Ефремов встретил меня так, как будто мы вчера расстались: «Леночка, ты молодец, какое хорошее у тебя кино. Ну что, сработаем, сделаем сейчас интересный образ!»

Я так полюбила его героя, этого художника. Мне так нравилось, каким Ефремов его делает, как они с Сашей Миттой обсуждают этого героя: «Пусть не скажет ни одного слова в этой картине. Не потому, что он немой, а потому, что он другим выражает свой внутренний мир». Я училась, будучи рядом с Ефремовым, каждую секунду. Это моя школа была. Настолько более серьезная школа, чем то, чему сейчас учат студентов. Школа-практика, школа жизни от таких мэтров, от таких величайших актеров. Так что я очень счастливая.

Мы с Ефремовым много общались на тех съемках. Он мне уже рассказывал о «Современнике», обещал, что возьмет меня в труппу. Уже тогда учил, поправлял, помогал делать роль. Днём мы снимали, а вечером я ехала с «Мосфильма» не домой, а в «Современник». Смотрела репетиции, спектакли. Он говорил: «Ну давай же к нам в театр!»

Олег Табаков, который играл в том фильме главную роль — театрального режиссёра — на это кричал: «Ты с ума сошёл! Она должна окончить сначала институт. Пускай в Школе-студии МХАТ поучится!» — «Зачем ей учиться?! Чему ей учиться? Она и так хорошо уже играет». В общем, они между собой спорили относительно меня. Потом, когда Ефремов перешел во МХАТ, я как раз училась на третьем курсе Школы-студии МХАТ. Олег Николаевич сразу меня позвал на работу.

Он, конечно, мощнейшая личность. Мой друг, который помогал мне во многих жизненных проблемах. Всегда, что бы в моей жизни ни случалось. Не говоря уже о театре, о режиссуре и так далее.

«Тоскую по тем временам»

— Ещё одна важная строка в вашей кинобиографии — съемки в картине «Мимино» Георгия Данелия. Который был не менее яркой личностью.

— Данелия был в этом плане настоящий грузин. Человек, который пытается каждый день, каждое общение сделать запоминающимся и праздничным. И ему это удавалось всегда. Особенно когда мы снимали в Грузии — это бесконечные свадьбы, тосты, застолья, путешествия из одной семьи в другую. Бесконечные друзья, которые становятся твоими друзьями. Я приехала на съемки в Грузию на 3 дня, а в результате прожила там месяц — это всё Данелия. И хотя кто-то говорит, что он на площадке всегда был серьезный, мне на вопрос «Какая у меня задача в кадре, что мне сделать?» говорил: «Лена, ты текст знаешь? Ну и всё. Я тебе доверяю, делай, как ты считаешь нужным». И после дубля мне все время говорил: «Прекрасно. Лен, ты такая красивая, такая замечательная. Вот если ты сможешь это на экране показать всем — больше ничего не надо. Я хочу, чтобы зритель увидел, какая ты. Просто будь такой, какая ты есть».

Когда режиссер даёт тебе понять, что верит в тебя, по-другому работается. Ты подключаешься. Данелия всегда в общих чертах рассказывал сцену, а потом говорил: «Артисты, делайте, как вы считаете нужным». Всегда оставлял пространство для нас. Мы не должны были просто изображать то, что хочет он. Хотя есть и такие режиссеры, которые требуют всё вплоть до жестов, на какой фразе рука упала, на какой поднялась. Это очень тяжело.

— Фраза из «Мимино» «Ларису Ивановну хочу» давно уже стала крылатой. Вы на момент съемок могли догадаться, что фильм так выстрелит?

— Я не могла этого даже предполагать. Когда мне позвонили и сказали: «Данелия вас приглашает в свой фильм», я сказала: «Да! Мне всё равно, какая роль. Даже если просто пройдусь по кадру, у Данелия я заранее на всё согласна».

И всё же прочла сценарий и подумала: «Маленькая роль! Как жалко! Так хотелось у него посерьезнее играть. Но это неважно, потому что это — Данелия». Один из самых любимых фильмов советского кинематографа — его фильм «Не горюй». Я его посмотрела в 15 лет и влюбилась в ту атмосферу, которую он создаёт на экране. Но, конечно, что моя роль так выстрелит, я никак не могла предположить. Данелия мне потом по окончании съемок сказал: «Лен, спасибо тебе большое, ты сделала потрясающий образ».

— А с Вахтангом Кикабидзе и Фрунзиком Мкртчяном у вас какие сложились отношения?

— Я всегда чувствовала, что они ко мне по-настоящему хорошо относятся. Чувствовала себя женщиной, востребованной, красивой, которой всё позволено. Это замечательное ощущение. Поэтому я Бубу, как Кикабидзе звали друзья, специально летала поздравить с 80-летием. В Тбилиси мы потрясающе посидели. Они устроили для меня застолье. Звучали воспоминания, собрались очень интересные люди. И я вдруг поняла, как тоскую по тем временам, когда Грузия была моей, была частью моей жизни. И мне там очень хорошо. И встретил тогда меня Буба так, будто вчера расстались. А потом случилось всё то, что случилось... Грустно...

— Сейчас есть интересные предложения в кино?

— Я очень долго крепилась, не соглашаясь на весь тот ширпотреб, который мне приносили. Но потом поняла, что в моем возрасте это глупо. Актриса этих лет уже не должна быть такой придирчивой и ждать роль, которая позволит ей перед публикой что-то такое открыть, сказать. Но всё равно... Понимаете, сейчас мне предлагают в основном роли жен, чаще — вдов воров в законе или революционеров, рыдающих над гробом. В общем, тоска зеленая. Поэтому я говорю: «Я ещё подожду».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах