aif.ru counter
12.08.2016 00:06
8464

Сергей Урсуляк: «Народ наш соскучился по справедливому устройству мира»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. За Родину! За Исинбаеву! 10/08/2016
Режиссёр Сергей Урсуляк.
Режиссёр Сергей Урсуляк. © / Пресс-служба телеканала «Россия 1»

Сериал «Жизнь и судьба» по одно­имённому роману В. Гроссмана, который Сергей Урсуляк снял ещё в 2012-м и за который получил премию Правительства РФ, уже перешёл в разряд классики - темы, в нём затронутые, по-прежнему актуальны.

Что построили?

Юлия Шигарева, «АиФ»: Сергей Владимирович, одна из главных тем «Жизни и судьбы» - сталинизм, какую цену страна за это явление заплатила. Гроссман писал об этом в 50-е, вы рассказывали при помощи сериала в начале 2010-х. Но сегодня на выборы некоторые кандидаты идут под знамёнами с портретом Сталина, в обществе яростно спорят о том, надо или не надо ставить новые памятники «вождю народов»…

Сергей Урсуляк: На мой взгляд, у этого несколько причин. И самая первая - неудовлетворённость состоянием дел сегодняшних. Люди вновь возвращаются к имени Сталина не потому, что соскучились по репрессиям, - нет, они соскучились по справедливому устройству мира. А поскольку Сталин - это давно и далеко и ужасы того времени воспринимаются уже не так ост­ро, то у них складывается ощущение, что, если придёт человек в сапогах и с трубкой, он сможет навести порядок и сделать мир более справедливым. 

Тема Сталина и сталинизма муссируется ещё и потому, что мы в силу разных обстоятельств всерьёз заняться сегодняшним днём не можем. Когда люди понимают, что они не могут повлиять ни на что, кто-то обращается к Богу, а кто-то - к Сталину как к некоему символу порядка и сурового равенства. 

- Герои и «Тихого Дона», по которому вы сняли сериал, и «Жизни и судьбы», да и реальные люди, жившие в послереволюционной России или послевоенном СССР, точно понимали, что строят. Возможно, именно поэтому удалось так быстро преодолеть и разруху Гражданской войны, и ужасающие последствия Великой Отечественной. А тут 25 лет - четверть века! - прошло после августа 1991-го. А кто-нибудь понял, что мы строим?

- Нет, не понял. Перед обществом так и не поставлены цели. А без целей, без перспективы - общей и личной - ничего построить нельзя. В каждом из времён, о которых вы упомянули, была цель общая и была цель у каждого. Цель эта была прекрасна и благородна: выстоять в войне, восстановить хозяйство, создать что-то. И самое главное - была вера в то, что завтра будет лучше, чем вчера. У нас же никого не нужно принуждать потерпеть. Мы готовы жить плохо - нам только нужно объяснить, ради чего нам нужно пережить эти тяготы. А просто жить плохо - людей это деморализует и лишает общество тяги к строительству нормальной жизни.

- Но ведь пока мы не поймём, куда идём, мы так и будем в лучшем случае топтаться на месте. Осознание цели - оно каким образом может родиться? 

- Поскольку наше общество сконцентрировано на одном человеке, то я думаю, что и формулировки должны исходить откуда-то оттуда. Во власти должны быть талантливые люди. Обеспокоенные ещё чем-то кроме личных радостей. Эти талантливые люди и сформулируют идею. 

Я вам больше скажу: как только народ поймёт, что очередной арест очередного жулика - это не подарок к выборам и не схватка бульдогов под ковром, а попытка очищения, то и настроения резко изменятся. Вспомните, как в конце 1980-х воспринимали любую новость, связанную с коррупционными делами. Потому что люди поверили в то, что возможно жить по-другому. 

Счастье общее?..

- Но это же ужасно! Из этого надо как-то выходить, иначе такая страна долго не протянет… 

- Выходить как-то надо. Но, знаете, я в этом смысле попытки оставил. В том смысле, что я уже очень болел за общее счастье, очень его хотел, очень к нему стремился, и у меня (как и у многих) не получилось. Поэтому теперь я занимаюсь улучшением жизни в ближайшем, что называется, кругу. Пытаюсь возделывать свой сад, как говорил один неглупый человек. 

Если всерьёз будем заниматься собой, улучшать жизнь свою, своих близких, правильно их ориентировать, тогда, может быть, путём объединения этих «частных хозяйств» мы к чему-нибудь хорошему придём. 

- Насколько в том, что общество пришло в такое состояние, виновата ещё и культура? Вернее, то, чем истинную культуру подменили?

- Не соглашусь! Внутри нашей культурной среды есть замечательные люди, настоящие подвижники. Это не те, кого мы видим на экранах телевизоров, - это те, кто в маленьких городах работает в библиотеках, маленьких театрах. Живут впроголодь, получают копейки, но при этом делают замечательные вещи. Помню, у меня были съёмки в очень маленьком городе - там бедность сочится просто из всех пор. Снимали мы в здании местной библиотеки. И я увидел, как эти нищие библиотекари на свои деньги собирают какие-то выставки для детей, из подручных материалов что-то мастерят, пытаясь улучшить жизнь вокруг себя, дать что-то тем, кто рядом. Эти люди никуда не делись, они остались. На этих подвижниках всё и дер­жится. Другой разговор, что командные высоты захватили совершенно другие, с другими интересами…

- Россия ещё со времён Петра довольно внимательно присматривалась к Европе, воспринимала её как образец. Смотрим мы сейчас на Европу и понимаем, что такой образец не очень-то и нужен.  

- Я вообще не склонен преувеличивать значение Европы в нашей жизни. Не буду с придыханием восклицать, что у нас особая стезя, но она действительно особая - в силу нашей жизни, нашей истории, нашего менталитета, вероисповедания.

Равняться на Европу мы должны в вещах очень простых. Уважение к человеку. Элементарное уважение к человеку. Независимая судебная система. Свобода слова - не в смысле того, что я могу на заборе что угодно написать, а в смысле того, что оповещение людей о твоём плохом поступке ломает тебе карьеру, испортит жизнь. Много чего у них есть, что можно взять. Но лучше жизнь свою нам выстраивать, исходя из собственных задач и, главное, характера нашего народа.

- А какой он, характер нашего народа?

- Он сложный… Я всё-таки не Солженицын, чтобы всерьёз рассуждать об этом. Могу только привести поговорку: «Что русскому хорошо - немцу смерть». Действительно, так оно и есть! Исходя из этого, мы должны строить что-то своё. И оно должно быть с человеческим лицом. 

- Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что человек не может жить без идеала. Мы, рождённые ещё в СССР, воспитывались на книгах, фильмах, где были настоящие герои. Сейчас герои такие, что подражать им не очень хочется. А где, где он, этот идеал? 

- Существует вера. Христианская вера, которая очень многих спасает и удерживает. Какой тебе ещё идеал нужен, если ты всерьёз этим вопросом озабочен?! Да и классику никто не отменял - ищи идеалы там! 

А ещё мне кажется, что задача интеллигенции, людей пишущих, снимающих - нахождение хороших людей среди нас. Они же есть, они никуда не делись! Они каждый день совершают подвиги, которые достойны не просто упоминания в разделе «Происшествия», а серьёзного разговора. Мы обмусоливаем жизнь бог знает кого из глянцевых журналов, но никогда не обратим внимания на человека, усыновившего 10 детей, или офицера, который прикрыл солдата на учении своим телом и погиб. Мы этого не замечаем, это не становится ключевым пунктом новостей. 

- В общем, внимательнее надо смотреть по сторонам.

- Нужно внимательнее смотреть по сторонам, да.

Оставить комментарий (23)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество