Примерное время чтения: 12 минут
8481

Сергей Пенкин: «Многие удивляются, как я живу без клипов и ТикТока»

Певец Сергей Пенкин во время финала всероссийского конкурса
Певец Сергей Пенкин во время финала всероссийского конкурса "Миссис Россия-2018" в театрально-концертном зале "Планета КВН" в Москве. / Александр Вильф / РИА Новости

Певец Сергей Пенкин, 10 февраля отметивший 61-летие, в интервью АиФ.ru рассказал о том, по каким улицам Москвы любит гулять, почему напоил зрителей на концерте шампанским, как получил «Порш Кайен» за одну песню и за что не любит русский рэп. 

Владимир Полупанов, «АиФ»: Сергей, ходят слухи, что мы с вами работали дворниками в одних и тех же дворах Москвы. Моей вотчиной были Мансуровский переулок и Зубовский бульвар с 1990-го по 1998-й. Вы к тому времени уже закончили карьеру дворника?

Сергей Пенкин: Я проработал с 84-го по 91-й.

— Теоретически мы с вами могли бы встретиться с метлами в руках, но не встретились.

— У нас были разные ЖЭКИ. Ваш — в Сеченовском переулке, мой — во 2-м Обыденском. 

— После эфиров «Акул пера», где я участвовал в качестве журналиста, меня с метлой на улице узнавали люди. И я комплексовал. А вам никогда не было стыдно, что вы, артист (!), метёте улицы?

— Все думают, что я прикалываюсь. Во-первых, в работе дворника нет ничего постыдного. Во-вторых, я никогда не был тщеславным человеком.

— Пугачева утверждает, что если у человека нет тщеславия, он не состоится как артист. Разве артист — профессия не нарциссическая?

— Это не мой путь. Тщеславие — большой грех. Есенин, Высоцкий в общении оставались простыми людьми, могли и гульнуть широко, но при этом были великими. Таких людей больше любят.

— Пафос и понты — следствие комплексов.

— Может быть. Когда человек приезжает куда-то с охраной — часто за этим, кроме понтов, ничего не стоит. Из дома с охраной в офис, потом в клуб и домой. Вот и вся жизнь. А я, человек без понтов и пафоса, иногда люблю, пока водитель ходит по своим делам, выйти из машины и погулять.

— «В народ» ходите?

— Люблю гулять там, где меньше народу — в парке, в лесу. Дышу свежим воздухом, наматываю километры.

— Лепс мне рассказывал, что когда жил на Саввинской набережной, от дома доходил до Воробьёвых гор и обратно (больше 6 км — Ред.). А вы где ходите?

— В разных местах — по набережной Тараса Шевченко, в парке Музеон, по Саввинской набережной, кстати, тоже.

— Мы с вами сейчас сидим в вашем просторном загородном доме с концертным залом и бассейном. Большую часть времени, полагаю, вы проводите тут?

— Нет, мне тут скучно. Я урбанист — приехал на пару дней — и в Москву.

— Для чего вам такой большой дом, ведь вы по-прежнему один?

— Для родственников и гостей.

— Как вы пережили два последних года?

— 2020-й был ужасным — надо было сидеть дома. Я жил на деньги от сдачи квартиры на Смоленке, а сам жил за городом. Работы не было вообще. В 2021-м стало полегче, появились концерты, корпоративы. Только в январе я 3 концерта отработал: Звенигород, Рязань, Мытищи. На одном из концертов не работал буфет. «Сейчас будет антракт, — говорю я залу после первого отделения, — а после похода в буфет вы вернетесь в зал в еще более приподнятом настроении». Слышу из зала выкрик: «Сергей, буфет закрыт». Пока мне аплодировали, я шмыг за кулисы и своим говорю: «Купите 30 бутылок шампанского и 500 стаканов». Зал небольшой, на 500 мест. И мы людей в антракте напоили шампанским. Они были в таком восторге. 

— Ещё бы! 500 мест в зале, да ещё и шампанское за ваш счет. И что вы там заработали?

— Хорошо заработал. Потому что на меня билеты дорогие. Люди остались довольными. Всегда говорю со сцены: «Благодарен вам за то, что вы даете мне жить на сцене». Если бы не было зрителей, не было бы меня. Каким бы ни был талантливым артист, без зрителя он ничто.

01.01.1994
Певец Сергей Пенкин. 01.01.1994 Фото: РИА Новости/ Владимир Вяткин

— Видел, Колю Баскова на концертах состоятельные поклонницы айфонами задаривают, а вас поклонники балуют дорогими подарками?

— Конечно. Вот этот бриллиантовый перстень (показывает на руке — Ред.) мне подарили.

— Дорогой?

— Не знаю точно, сколько сейчас стоит. Около миллиона, наверно. А ещё нам пятерым (Баскову, Урганту, Киркорову, мне и Меладзе) Тельман Исмаилов подарил по автомобилю «Порш Кайен». 

— Напомните, за что?

— Я начал петь «Бесаме мучо», Ваня Ургант сел за барабаны, Меладзе взял бубен, а Басков с Киркоровым у меня были на бэк-вокале.

— За одну песню «Порш Кайен»?! Тельман умел удивлять!

— Да, он любил делать подарки. Я спел песню и уехал, и мне директор звонит и говорит: «Быстрее обратно». Что случилось? «Порш Кайен».

— Я слышал, вы рекордсмен по количеству поступлений в Гнесинку, 11 раз вы подавали документы. Почему вас так долго не принимали?

— Под разными предлогами. То мутация голоса, то ещё что-то. Думаю, просто нужен был блат.

— Не могу поверить, что хорошо поющему человеку нужен блат, чтобы поступить в училище им. Гнесиных.

— Чего мы удивляемся, если у нас звание народного артиста дают даже тем, кто ни разу не собрал полный зал. У нас в стране творческие люди часто были не в почёте. Шаляпин, Нуреев, Барышников вынуждены были эмигрировать. Вспомните, как из всех программ вырезали Ободзинского. А меня 10 раз не принимали в Гнесинку. Но в итоге я туда поступил и закончил.

— Чему-то научились? Занятия не прогуливали?

— Я отучился 5 лет на вечернем отделении, но учились мы почему-то по утрам. Когда пришёл к Наталье Андриановой, она мне сказала: «Чему тебя учить? Ты и так всё умеешь». Она блистательный педагог, я ей очень благодарен. Многому у нее научился. Гнесинка всегда останется Гнесинкой.

— В программе «Секрет на миллион» мой коллега Сергей Соседов высказал мнение, что у вас мало своих хитов. Справедливо ли замечание?

— Не согласен. Соседов многие песни просто не знает. Если бы у меня не было популярных песен, их бы не пели в караоке. В прошлом году мы отмечали мой юбилей в «Крокусе». Мой директор Вадим (Колчков — Ред.) говорил мне за несколько месяцев: «Пандемия бушует, давай перенесем концерт с февраля на осень?» — «Нет, — сказал я. — Пусть будет два человека, но я хочу отпраздновать свой юбилей». Был полный зал.

— И это в период жестких ограничений?

— Да! НТВ показал этот концерт. Можете убедиться, он есть в Сети. Мне Валера Меладзе сказал, что такой зал собрать мечтает любой артист.

— Каждый год в честь своего дня рождения (10 февраля) вы устраиваете концерты. В этом году выступите 11 и 12 февраля в Доме музыки. Чем будете удивлять?

— Нескучной и негромкой программой «Classic 2» под аккомпанемент Академического большого концертного оркестра им. Силантьева. Будет масса испанских песен, «О соле мио», «Мелодия», «Санта Лючия», Ария Мистера Х, Feelings и т. д.

— Почему все сегодня активно перепевают старое? Мало современного достойного?

— Люди рано или поздно возвращаются к классике, неважно, что — рок или поп-музыка. Билли Холидей, Элтон Джон, Rolling Stones, Майкл Джексон, Джордж Майкл, Шадэ, Барбра Стрейзанд — это эстрадная классика. Классика — это музыка, к которой хочется возвращаться вновь и вновь.

— Что-нибудь нравится из современного?

— Я слушаю западную музыку, нашу современную не понимаю.

— То есть Моргенштерн — не ваш артист?

— Нет. Все рэперы что-то бубнят себе под нос, понять это невозможно. Русский рэп — это всё равно, если афроамериканцы начнут петь русские народные песни. Чтобы исполнять рэп, надо родиться в Америке и быть чёрнокожим.

— Но у вас же была коллаборация с рэп-артистами, если я ничего не путаю?

— Лет 5 назад я спел с черными французскими рэперами в ГЦКЗ «Россия». Мне это было интересно, потому что рэп читали носители культуры. Мне нравится кроссовер, когда красивая мелодия, типа Feelings, и сверху рэп — это красиво. А когда один рэп — неинтересно. Современная музыка вся одноразовая.

— А у вас «многоразовая», но по радио вас не крутят. Почему до сих пор отношения не складываются?

— А вы у них спросите. Мне уже настолько всё равно, что моих песен нет на радио. Если зритель есть в зале, значит, всё в порядке. Многие артисты удивляются, как я живу без клипов и ТикТока. А зачем они мне? У меня всё равно полные залы.

— А то, что у вас до сих пор нет званий, обижает?

— Конечно. Я же здесь живу и пою.

— Но ведь ваш директор подавал документы. Лещенко, Долина и Кобзон были в числе тех, кто рекомендовал присвоить вам звание. Почему дело не сдвинулось с мертвой точки?

— Понятия не имею. С другой стороны, мне греет душу то, что и Лолита, и Максим Галкин, и Земфира без званий. У меня хорошая компания.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах