Примерное время чтения: 8 минут
3170

«Меньшова просто подставили!» Харатьян рассказал о ролях, героях и фобиях

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. Сверяясь с временем Чайковского 08/11/2023 Сюжет Легендарные актеры и режиссеры кино
Дмитрий Харатьян.
Дмитрий Харатьян. РИА Новости

В середине ноября на экраны выйдет вторая часть исторической саги Светланы Дружининой «Гардемарины 1878. Война», где нестареющий Алексей Корсак вместе с молодым поколением гардемаринов спасает Родину и восстанавливает справедливость.

Для артиста Дмитрия Харатьяна, сыгравшего Алешу Корсака во всех фильмах про гардемаринов, понятие «справедливость» — одно из основных. И программа «Наши», которую он ведет на «России 1», — она тоже про это же, про справедливость. И про людей, настоящих героев, которые помогают этой справедливости добиться. И своим старшим товарищам, знаменитым режиссёрам, с которыми он работал — Светлане Дружининой, Владимиру Меньшову — он благодарен за то, что вырос тем, кем вырос.

«Благодарен ему по гроб жизни»

Елена Садкова, aif.ru: Дмитрий, ваша первая роль была в фильме Владимира Меньшова «Розыгрыш». Все говорят о нем, как об очень принципиальном и строгом человеке. Вы в 16 лет испытали на себе его характер?

Дмитрий Харатьян: Нет. Эта принципиальность, строгость, правильность и точность понимания того, чего он хочет и к чему он стремится, мне помогали. Мне нужен режиссер, который ведет за собой. Если Меньшов не мог объяснить, то показывал, и это тоже один из действенных способов. Поэтому мне было с ним очень комфортно. Он строгий, ответственный и требовательный. И Дружинина точно такая же, кстати. Владимир Валентинович — мой учитель, мой создатель, человек, который подарил мне судьбу. Я буду благодарен ему по гроб жизни. Это один из главных людей в моей жизни. Есть родители, есть Меньшов как мой отец в кино и есть Дружинина как моя мама в профессии. Я же пришел на Мосфильм в 1975 году, мне было 15 лет. Мне нравилась строгость и принципиальность Меньшова. Он был тогда еще молодой, это был его первый фильм, а мы, актеры, все в основном были подростками. Он доверительно с нами общался, с уважением, по-отцовски.

— В 2007 году на премии MTV Владимир Валентинович тоже проявил принципиальность и отказался вручать приз фильму «Сволочи».

— Да, выбросил конверт и сказал, что не согласен с мнением жюри и что, по его мнению, подло давать награду такому фильму. Его, можно сказать, подставили, и он высказал свое мнение. В прошлом году, когда мы все собирались на открытии памятника Владимиру Меньшову на Новодевичьем кладбище, его супруга Вера Алентова рассказывала: «Он за кулисами меня предупредил, что если будет этот фильм, то он не станет вручать награду». Я пыталась его переубедить: «Ну, Володя, это же просто премия». Он все равно: «Не буду этого делать». Вышел, открывает конверт, а там «Сволочи»…

Вообще, с этими «Сволочами» жутчайшая история. Автор сценария Владимир Кунин сказал режиссеру Александру Атанесяну, что это история реальная, что он сам фронтовик и знает о таких случаях, когда детей-беспризорников и сирот засылали в тыл к врагу, и они ценой собственной жизни уничтожали там какие-то объекты. А на самом деле такого не было. И Атанесян упрекнул Кунина: «Владимир, вы же говорили, что лично были свидетелем таких историй. Вы же меня подставили». А он ему в ответ: «Ну я же писатель. Я придумал. Вымысел — не есть обман. Здорово же получилось».

А получилось, что наше правительство во время войны не гнушалось детей посылать на смерть. Такого не было и быть не могло. Лишь бы опорочить… в том числе и победу. День Победы — это наш главный праздник, этот день нельзя отнимать у народа и таким образом стирать историческую память.

— Как считаете, какие фильмы сейчас надо снимать обязательно?

— Сейчас, слава Богу, политика государства развернулась к детскому и семейному кино, много фильмов снимается. Я уже шесть лет являюсь президентом фестиваля детского и семейного кино «Солнечный остров» в Евпатории, так что для меня эта тема важная и актуальная. И сейчас стали представлять гораздо больше фильмов для отбора на фестиваль. Раньше ковыряли, искали, брали все, что было, а сейчас можем выбирать.

— В школы сейчас вернули поднятие флага, звучание гимна. Как к этому относитесь?

— Это прекрасно! Я вообще считаю, что все символы государственности очень важны — как это было у нас в моем пионерском детстве и в моей комсомольской юности. И прививать все это надо с молодых ногтей. В такие сложные времена и проявляется: ты Родину любишь или ты любишь комфорт, тряпки и деньги? Надо вернуться к базовым ценностям и определить для себя, что важнее: духовное или материальное. 


 

Звездной болезни» смог избежать

— Но вернемся к кино. После первых «Гардемаринов» славы стало еще больше. Посетила ли вас «звездная болезнь»?

— Точно нет, потому что я уже был закален «Розыгрышем». На меня все это обрушилось в 17 лет, и даже тогда я не успел заболеть. Прекрасно понимал, что в жизни я не Игорь Грушко, не тот герой с экрана. Даже песни, которые он там исполнял, пою на самом деле не я — за меня поет профессиональный исполнитель.

Сначала было очень приятно, что меня все узнают, но потом быстро понял, что от меня ждут чего-то совершенно другого. Меня идентифицируют с моим героем, а я другой. Я мыльный пузырь — сыграл роль, а сам таким не являюсь. У меня возник внутренний диссонанс, конфликт с самим собой. Я спрятался и стал социофобом. До сих пор, честно говоря, мне очень сложно общаться с незнакомыми людьми и выходить в народ. Но знаю артистов, которые себя очень уверенно чувствуют в таких ситуациях и даже купаются в этом. Их окрыляет слава, популярность, узнаваемость. А у меня все ровно наоборот, потому что в такой ситуации не знаешь, чего ждать. Я много раз нарывался, люди же непредсказуемы в своих проявлениях. При этом людей люблю, ради них живу и работаю. Но дистанция все равно должна быть. И она, кстати, обоюдно необходима. Артисту — чтобы как-то сберечь себя, чтобы не было выгорания и опустошения. А зрителю — чтобы он не разочаровался. Ведь при приближении выясняется, что мы — обычные люди, со своими особенностями.

— За время длительного перерыва «Гардемаринов» вы со Светланой Дружининой общались?

— Конечно! Мы уже практически родственники. После «Гардемаринов» я продолжал сниматься у нее в десятилетней эпопее — «Тайны дворцовых переворотов», играл Ивана Долгорукого. И вот в это время, в 1998 году у меня родился сын, которого мы сначала назвали Митей. Должен был получиться Дим Димыч. А через месяц пришла телеграмма от Светланы Сергеевны, где было написано: «Вся группа "Тайн дворцовых" там и тут рекомендует Харатьянам — пусть сына Ваней нарекут». В честь моего героя Ивана Долгорукого. И мы назвали сына Иваном. Так что видите, у нас даже имя сына связано с картиной Дружининой.

— Как-то вы рассказывали, что ваша фамилия означает — «человек, дающий советы».

— Да. Только уточнение – человек, дающий правильные советы, советчик.

— Посоветуйте, пожалуйста, как в это тяжелое время все вынести и сохраниться душевно и психологически.

— У меня один совет: все помогут перенести вера, надежда и любовь. В этих трех словах заключен код, ключ к пониманию всего и вся. Надо верить, надеяться и любить… Любить Родину свою. Верить в будущее процветание своей страны и надеяться на скорую победу. Надеяться на лучшее. Вот и все. И не вешать нос, как поют гардемарины. А главное, что «судьба и Родина едины». Так мне повезло, что именно я исполнил эту песню!  И лучше не скажешь. Очень емко, точно и доходчиво.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах