932

Известный Неизвестный. В Москве прошёл вечер памяти скульптора

Эрнст Неизвестный в мастерской.
Эрнст Неизвестный в мастерской. / Юрий Иванов / РИА Новости

Ушёл человек-эпоха, герой Великой Отечественной войны, гениальный художник, завоевавший признание во всём мире.

О себе Неизвестный всегда говорил: «Я русский скульптор, живущий в Америке. Всё моё творчество связано с Россией».

Вечер памяти был организован Российским еврейским конгрессом (РЕК) и режиссёром-документалистом Еленой Якович, снявшей в соавторстве с Алексеем Шишовым две картины о Художнике.

На вечер памяти в ЦДЛ пришли знаменитый поэт и близкий друг Эрнста Неизвестного Евгений Евтушенко, телевизионный деятель Ирена Лесневская,телеведущий Владислав Флярковский, народный артист РФ Евгений Герасимов, экс-глава Госархива РФ Сергей Мироненко и многие другие.

В начале вечера ведущая Елена Якович зачитала письмо мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана. В этом городе, где Эрнст Неизвестный родился и из которого ушёл на фронт, будут названы улица и художественная школа его именем.

«Такие талантливые люди, как Эрнст Неизвестный, состоялись не благодаря, а вопреки, — сказал Евгений Евтушенко. — Они победили в борьбе с тоталитарным государством. С моей точки зрения, не политика должна диктовать культуре, какой она должна быть, а культура, наработанная веками и накопившаяся в каждом народе, должна диктовать политике. Меня потрясло, каким равнодушным стал народ к тем людям, которыми мы можем только гордиться и завидовать себе, что были их современниками».

«Я имел честь быть знакомым с Мастером, — рассказал президент РЕК Юрий Каннер. — С Эрнстом Неизвестным я познакомился, уже будучи президентом Российского еврейского конгресса. Он подчёркивал своё еврейское происхождение. Конечно, он является гражданином мира, его работы находятся повсюду. Неизвестный — человек нескольких эпох: эпохи мировой войны, эпохи оттепели, эпохи диссидентов и эмиграции, эпохи перестройки и гласности. Каким он мне запомнился? Неизвестный был очень симпатичный человек в общении. У него был очень радушный дом, Эрнст был гостеприимный хозяин. При этом, если его где-то заденешь, становился колючим, жёстким… Если что-то было не по нему, он сразу превращался в активного спорщика. И я очень не завидую его недоброжелателям».

«Он был очень открытый человек, — продолжил Каннер, — у него была огромная жажда жизни. Неизвестного заботило, что происходит в мире, в России. Он часто вспоминал места, где стоят его работы. Это его родные места, где осталась часть его души. Он был очень живым, интересным. И по-хорошему агрессивным, неравнодушным. И весь мир, и Россия потеряли великого человека».

Сам Эрнст Неизвестный говорил: «Моё стремление к библейским и мистическим образам, к героическому искусству, символике связано, конечно, с моими еврейскими корнями».

«История такова, — рассказывает режиссёр Елена Якович, — мы с моим соавтором Алексеем Шишовым делали фильм о Довлатове и пришли взять короткое интервью у Эрнста Неизвестного к нему в мастерскую. Вернулись через год, записали многочасовые беседы, подружились с ним. И потом сделали фильм для ТВ «Моя свобода — одиночество». Увы, эта картина стала последней в жизни Лёши Шишова. Потом я ещё досняла материал и сделала фильм «Бронзовый век Эрнста Неизвестного». Это его двухсерийный монолог.

Эрнст Неизвестный — второй гений, с которым меня свела судьба. Второй не по значимости, а по хронологии. Неизвестный и Бродский неслучайно дружили. Они оба были Number 1. Номер один в своей профессии. Они были, конечно, очень разные, вопреки производимому впечатлению. Бродский — чрезвычайно интеллигентный, западный человек — на самом деле прошёл школу ленинградских дворов. А Эрнст, который рос во вполне себе бандитском городе Екатеринбурге, тем не менее происходил из суперинтеллигентной среды. И, как он сам сказал, «я оттуда вырывался в бандиты». А Бродский прорывался к интеллигентности. Эрнст прошёл войну в штрафбате. Это наложило большой отпечаток на него.

В его жизни было три главных города — это Екатеринбург, Москва, в которой прошёл весь рассвет его творчества, и Нью-Йорк. Конечно, он в Америке много чего делал. Но Неизвестный уехал туда, когда ему было 50 лет. Поэтому и сам он, и его жена Аня всегда подчёркивали, что Неизвестный — русский скульптор».

«Давайте радоваться вместе, что этот человек прожил так долго, — сказала на вечере памяти Ирена Лесневская, которая была знакома со скульптором ещё с 60-х годов. — У меня есть статуэтка ТЭФИ, сделанная руками Неизвестного. Если смотреть на его Орфея, то видно, что это сам Эрнст — разрывающий себе сердце и прикрывший глаза рукой. Он не мог не болеть, не сочувствовать тому, что происходит».

Напомним о самых знаменитых монументах гениального скульптора: «Маска скорби» в Магадане, открытая в память о жертвах политических репрессий; «Цветок лотоса» высотой 75 метров, установленный в Египте у Асуанской плотины; надгробный памятник Никите Хрущёву на Новодевичьем кладбище; «Древо жизни» на мосту Багратион в Москве — над этой работой Эрнст Неизвестный трудился около 40 лет.

Сам Эрнст Неизвестный говорил, что его скульптуры беременны им: «Маленький Эрик сидит внутри каждой моей работы». Он действительно в каждую свою работу вкладывал душу, прочувствовать которую могут все те, кто видит его творения.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество