2438

Издатель Борис Куприянов: «Людей надо снова учить читать»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. Чтобы село накормило Россию, нужно, чтобы Россия накормила село 09/12/2015
Борис Куприянов.
Борис Куприянов. / Валерий Христофоров / АиФ

Москвичи читают всё больше литературы о политике и экономике*. Какая жизнь, такие и книги? 

Не только складывать буквы

Алексей Чеботарёв, «АиФ»: Борис Александрович, верно ли, что самая читающая страна разучилась читать?

Борис Куприянов: Видимо, да. Настолько, что сейчас уже можно представить страну без книг. В школе у нас сегодня большие проблемы с преподаванием литературы - я это вижу по своим детям. Главные претензии не к учителям, а к программам и ЕГЭ, который сильно покорёжил этот школьный предмет. Дети стали учиться по-другому и хуже. Поэтому людей надо снова учить читать. Не складывать буквы в слова, а понимать и анализировать текст. Я общаюсь со студентами и постоянно натыкаюсь на отсутствие у них этого навыка. Нужно объяснять, зачем читать. Государство должно заниматься поддержкой книги, библиотек, издательств и книжной торговли. Ведь книги необходимы для здоровья общества.

- Почему книги у нас так дорого стоят? 

- Книги у нас действительно дорогие - они стоят столько же, сколько в Америке, при очень разном уровне жизни. Но цена растёт не из-за издателей - в книгоиздании большинство расходов постоянны: перевод книги, редактура, работа художника, корректора стоят одинаково при тираже 500 или 1 млн экземпляров. Просто чем меньше торговых точек, где книгу можно купить, тем меньше книг издаётся и тем они дороже. Цену можно снизить увеличением продаж и тиражей, отменой НДС на книжную продукцию. 

Книги
Хотя Россию уже не называют самой читающей страной, интерес к книге у нас сохраняется на высоком уровне. Фото: АиФ/ Валерий Христофоров

- Люди стали больше читать элект­ронные книги. Бумажная версия постепенно умирает? 

- Не умирает. Нигде в мире электронные книги не занимают больше 30% рынка - такая доля установилась в течение трёх последних лет и не растёт. Есть книги, которые должны быть электронными. Это энциклопедии, книги по естественно-научным дисциплинам, которые требуют большого количества ссылок, и чтиво - зачем рубить деревья ради одноразовых изданий? У всех страшилок о конце эры печатных книг - один смысл. Их распространяют те государственные инстанции, которые не заинтересованы в том, чтобы сделать книгу дешёвой и массовой. 

- А что интересного происходит сегодня в книжном мире?

- В России возникла новая научно-популярная литература. В детской литературе произошла замечательная эволюция - от чудовищных и безобразных изданий 90-х к нынешним красочным и качественным как новым, так и переизданиям советских. Но во многом те замечательные детские книжки, которые издавались в СССР с 30-х годов, неактуальны. Просто потому, что тогда у общества были другие задачи: все готовились к войне, при этом инвалидов в Советском Союзе как бы не было, а люди жили вечно. Сергей Михалков сегодня не так популярен у современных детей. В детской литературе появляется какая-то новая актуальность, чего нет в литературе взрослой.

- Почему?

- Потому что наши писатели вне мирового культурного контекста, чего никогда не было. Они решают местные проблемы, хотя не должны на них замыкаться. Друг друга не читают, не то что зарубежных коллег! Не знают иностранных языков! Другая проблема - монополизация рынка, когда все печатаются в одном издательстве и издатели решают, кого продвигать, а кого не продвигать, кому заплатить миллион, а кому сто тысяч. Когда работа поставлена на поток, качество издаваемой литературы падает.

Разорвана культурная ткань

- Есть рецепт, который прописывают всем, - «рынок всё расставит по местам»...

- Книги - всё-таки не простой товар, они объединяют страну. Вот смотрите: цены на авиабилеты из Москвы во Владивосток и обратно стоят порядка 50-60 тыс. рублей. А до Нью-Йорка я могу добраться за 20-30 тыс. И это потому, что рынок всё «расставил по своим местам». С точки зрения рынка это логично и правильно: зачем нам Дальний Восток? Страна и общество разорваны не только расстояниями. Разорвана культурная ткань России, её городов. Мы придумываем новые традиции, но они не утверждаются, потому что вымываются старые.

Общество разделено на разные «сорта» людей. Это возмутительно, невозможно. Нам нужна интеграция, например, детей иммигрантов. Если не открыть для них возможности социальной адаптации, через каких-нибудь десять-пятнадцать лет мы получим враждебную этно­социальную общность внутри страны. Нужно дать этим детям возможность не остаться, как их отцы и матери, строителями, продавцами и дворниками. Но пока все другие пути для них закрыты. Я люблю нашу страну, хочу, чтобы в России были равные возможности для всех, кто здесь рождается. Верю, что у России большое будущее, причём связанное не только с нефтью и газом. Что-то уже сегодня меняется к лучшему: в Нижнем Новгороде, например, открылся замечательный культурный центр, во Владивостоке происходит серьёзная реформа библиотек.

* Результаты исследования ­Ассоциации книгораспространителей независимых государств и «Московского дома книги».

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество