aif.ru counter
1468

Арман Давлетяров: «Пугачёва тогда спасла и меня, и нашу премию»

Арман Давлетяров.
Арман Давлетяров. © / Фото: пресс-служба телеканала Муз ТВ

Генеральный директор музыкального канала МУЗ-ТВ Арман Давлетяров, отмечающий 50-летие 13 августа, рассказал АиФ.ru о том, зачем записал музыкальный альбом, почему западные звезды перестали ездить в Россию, как Алла Пугачева подставила ему свое плечо, на что обиделась Лера Кудрявцева и сколько стоит сегодня самый дорогой российский клип. 

Владимир Полупанов, АиФ.ru: Арман, можешь рассказать про самый сложный период в истории канала МУЗ-ТВ?

Арман Давлетяров: Одна из самых непростых ситуаций возникла после того, как в 2012 году на частоте «МУЗ-ТВ» стал вещать канал «Ю», а мы «переехали» на другую частоту. Мало кто знал, как на неё настроиться. В Москве нас не было видно, в Питере тоже. В этот период мы стали готовить традиционную церемонию вручения Премии, которая была намечена на июнь 2013 года. Артисты меня спрашивали: «А где смотреть церемонию?» Филипп Киркоров шутил: «Вот Арман — глава канала-невидимки». 

Что делает Сергей Кожевников (тогда акционер Русской Медиа Группы — нашего конкурента)? Переносит Премию своего канала RU.TV с осени, когда она традиционно проходила, на конец мая (за неделю до нашей Премии), понимая, что нас можно убрать с рынка. Более того, обзванивает артистов и говорит им, что, если они пойдут на Премию МУЗ-ТВ, их не будет на «Русском радио». За 5 дней до Премии мне говорят: больше 10 артистов отказались от участия в нашей церемонии. Среди них: Валерий Меладзе, Григорий Лепс, Филипп Киркоров, Николай Басков, Вера Брежнева, Елка и т. д. Все эти люди были заявлены у нас на афишах. Звоню артистам, чтобы выяснить, что происходит — никто не говорит правду, у всех «уважительные причины». Мы встречаемся с Колей Басковым, я его спрашиваю: «Коля, можешь объяснить, что происходит?» 

Фото: пресс-служба телеканала МУЗ-ТВ

И он рассказывает, что всех артистов обзвонил Кожевников и сказал, что, если они пойдут на МУЗ-ТВ, пусть забудут про ротации на «Русском радио». «Пойми меня правильно, в следующем году у меня большой концерт в Кремле, — говорит мне Басков. — Ты можешь с рекламы меня не снимать. Я не буду нигде говорить, что не приду. Но не приду, потому что не хочу ссориться с Кожевниковым». Я в шоке, понимая, что это конец. 

Звоню Алле Борисовне Пугачёвой и приглашаю её на Премию. Она мне отвечает: «Зачем я тебе нужна? 4,5 часа я точно не высижу. Уйду через пару часов, потом СМИ напишут, что Пугачевой не понравилась Премия. Тебе это надо?» Она коротко со мной поговорила, я не успел даже ничего сказать про свое аховое положение. Ну, думаю, ладно. Вдруг она звонит в полпервого ночи и спрашивает: «Арман, это правда, что тебя артисты бойкотируют?» «Да, Алла Борисовна, правда», — отвечаю я. Она мне: «Дай бог, не помру, приеду». И приехала вместе с Александром Буйновым — в черном облегающем костюме, шляпе, в хорошем настроении. Садимся с ней на первый ряд. Пугачева попросила, чтобы её как можно чаще брали крупным планом. Она танцевала, аплодировала, выходила на сцену вручала, сама получила награду. 4,5 часа мы сидели вместе и отработали мероприятие на ура. После в гримерке она затянулась сигаретой и сказала: «Вот видишь, отряд не заметил потери бойцов». Пугачева очень поддержала меня в трудную минуту и спасла церемонию. Это говорит о её человеческих качествах. Она всегда за справедливость. 

Из вышеперечисленных артистов так никто и не приехал. И ни один журналист не спросил меня: почему? Но были люди, которые не повелись на ультиматумы Кожевникова: Иосиф Пригожин с Валерией, Яна Рудковская с Биланом, Сергей Лазарев... 

— Когда возник конфликт между новым владельцем РМГ Владимиром Киселевым и бывшим акционером Сергеем Кожевниковым (которого поддержал ряд артистов во главе с Игорем Крутым), ты к какой-то группе примкнул? 

— Ни я лично, ни канал МУЗ-ТВ ни в каких коалициях не участвуем и не занимаем ничью сторону. У меня позиция такая: мы зонтик от всего негатива, который нас окружает. Хорошо знаю, чем эти скандалы заканчиваются. Обычно через несколько месяцев все участники конфликта мирятся. И можно остаться крайним. Валерия и Пригожин поддержали Сергея Кожевникова, но тот от них отвернулся. Плюс ко всему, несколько лет Валерию не ставили в эфир «Русского радио» уже при Владимире Киселеве. Поэтому я никогда не участвую в этих войнах. Не вижу смысла.

Фото: пресс-служба телеканала МУЗ-ТВ

— В этом году Премию МУЗ-ТВ решили не проводить? 

— Мы долго думали, что делать. Так как значительную часть денег на неё успели потратить: например, уже заказана часть декораций. Были предложения провести церемонию онлайн. Праздник во время пандемии без зрителей? Я посчитал, что это похоже на пир во время чумы. Люди заперты в домах, а мы собрали звезд, которые выступают в пустом зале. Сомнительный праздник. Мы видели, как в этом году прошло «Евровидение» без зрителей. Это было красивое шоу, но мне лично смотреть его было неинтересно. Меня хватило на 15 минут. 

Наша Премия — самое масштабное музыкальное мероприятие в нашей стране. Не зря нас называют Russian Grammy. Для нас важно наличие зрителей, праздничной атмосферы, хорошего настроения. Поэтому мы приняли решение перенести Премию на следующий год и вручать её по итогам двух лет — 2019-2020 гг. К тому же в этом году было выпущено не так много музыкального материала. Можно на пальцах руки пересчитать клипы, снятые за время карантина: Валерия и Максим Фадеев («До предела»), группа «А-студио» («Остров»), Владимир Пресняков («Достучаться до небес»), еще есть ряд работ, которые появились. Но их очень мало. В году почти не было больших концертов, масштабных шоу, любых других премьер. Когда мы думали о переносе, мы этот фактор тоже учитывали. 

— Как канал и ты лично пережили карантин? 

— Работать на удаленке было невероятно сложно. Мы не просто снимали новые программы, новости, у нас проходил большой марафон «Звезды против короны», в которой участвовали более 100 звёзд со всего мира. Таким образом они поддерживали зрителей (своих поклонников), которые оказались запертыми в домах. Мы сделали серию онлайн-концертов. Это тоже большая работа. Артисты нас активно поддерживали. Кто-то приезжал на эфиры, кто-то пускал к себе домой нашу съемочную группу. Все откликнулись и участвовали в акциях, марафонах, рассказывали о том, как можно в период карантина использовать время. Карантин сплотил весь наш коллектив, мы даже стали ближе друг к другу. 

Но мне сложно было возвращаться в нормальный рабочий ритм, выходить из удаленной работы в офис. Для меня как отца большого семейства эти месяцы были одними из самых счастливых. Мне не надо было рано утром выезжать из дома, часами стоять в пробках, возвращаться домой за полночь. Да, приходилось целыми днями в рабочее время сидеть за рабочим столом. Но дома. Можно было работать в шортах, майке и тапочках. Я открыл много нового в своих детях (у меня их пятеро). В обычное время в лучшем случае 2 раз в год мы выезжаем вместе на отдых. В будни они учатся, у меня работа. В выходные тоже не так много времени на общение, у них секции, у меня разные мероприятия. Ну, сходим в баню, поиграем в футбол. Поэтому мы все получили большое удовольствие от общения во время карантина. Этот период мы будем вспоминать как самый лучший в нашей жизни. Потому что мы всё время были вместе. Сейчас даже немного жаль, что всё это закончилось. 

Фото: пресс-служба телеканала МУЗ-ТВ

— За последнее время, на твой взгляд, появились молодые артисты, свидетельствующие о том, что шоу-бизнес выходит из кризиса? 

— Сходу я не назову много имён. Интересные проекты делает компания Тимати «Блэк Стар». Клава Кока, в частности. Кстати, почти вся обойма артистов «Блэк стар» прошла через Муз ТВ. Егор Крид, Мот, Натан, Джиган начинали свою деятельность как музыканты и параллельно работали у нас ведущими. Один из последних концертов, который меня впечатлил, — выступление Монеточки в «Крокусе» (еще до пандемии). Я, правда, отсидел не всё ее выступление, а только первые 15-20 минут. Но то, что я увидел, мне понравилось. 

Сейчас появляется такое количество артистов, что даже работая на музыкальном телевидении, не всегда успеваю за всем следить. Интернет, с одной стороны, — это большой плюс. Ты записал песню, снял на нее клип, разместил на Youtube, и твою песню может услышать весь мир. Но с другой стороны, чтобы найти качественный материал в интернете, нужно приложить много усилий. Там столько музыкального мусора — тексты без всякого смысла, ни о чём, положенные на примитивную музыку (два прихлопа, три притопа). Несмотря на то что телесмотрение в целом падает, доля канала МУЗ-ТВ растет, и время смотрения тоже. 

Люди, наевшись большим количеством плохого музыкального материала, приходят к нам как к профессионалам. Они понимают, что могут найти в интернете всё, что угодно. Но нужно запариваться, прилагать усилия. А включив наш канал, они получают выборку лучшего. Тут вам европейская подборка, российские чарты, лучшие хиты США и Австралии. От ретро-музыки («Битлз», АББА) до сегодняшних топ-артистов (Григорий Лепс, Егор Крид, А-студио, HammAli & Navai). 

Аудитория у нас «подросла». Если раньше возраст наших зрителей был 11-34 (ядро 18 лет). То сегодня 18-44 (ядро 25 плюс). 

Фото: пресс-служба телеканала МУЗ-ТВ

— С чем это связано? 

— С тем, что молодёжь сегодня, в принципе, не смотрит эфирное телевидение. Я сужу это даже по своим детям. Они вообще не включают телевизор дома. Если им что-то нужно, они находят в интернете. Мои дети не знают большую часть наших артистов. У них своих герои, в том числе и музыкальные. 

— Основной контент канала — это все-таки музыкальные клипы. Можешь выделить основные тенденции в современном клипмейкерстве?

— Если раньше артисты старались вкладывать большие деньги в съемку клипа, снимали у одних и тех же режиссеров, хотели, чтобы было дорого/богато, то сейчас уже не парятся. Упор делается на креативе, на оригинальных идеях. Клип на песню «Мама Люба, давай» группы «Серебро» был просто снят на смартфон. Хотя есть артисты, которые по-прежнему серьезно вкладываются. Филипп Киркоров не может себе позволить снимать на телефон. У него одни костюмы стоят столько, сколько клипы начинающих артистов. 

Фото: пресс-служба телеканала МУЗ-ТВ

— Сколько сегодня в среднем артисты тратят на клипы? 

— Средняя цена дорогого клипа сегодня — это 100 тысяч долларов. Ролик на песню «Любовь уставших лебедей» Димаша Кудайбергенова с Игорем Крутым позиционировали как самый дорогой в истории российского шоу-бизнеса. В него вложено, думаю, 300-500 тысяч долларов. Это уровень уже мировых звезд. У них клипы стоят по 1 млн долларов и выше. 

— В 2015 году Киркоров заявил, что у него так много «тарелок Муз ТВ» (я насчитал больше 10), и они ему больше не нужны. Мол, пора дать дорогу молодым. И попросил его не номинировать. Позже это сделал и Григорий Лепс. Прислушиваетесь к таким просьбам артистов? 

— Киркоров сначала сказал, что не хочет ничего. Но после того, как у Филиппа появились хиты («Цвет настроения синий», «Ибица» и др.), он передумал. «Я работаю, делаю востребованный материал, почему я не должен номинироваться на Премии?» — сказал он мне. И он с большим удовольствием получает награды. 

— Премию время от времени сотрясают скандальчики. Можешь вспомнить самые громкие? Недавно Сергей Лазарев что-то не поделил со Светланой Лободой... Что это было? 

— Об этом много писали. Конфликт возник на репетиции. Насколько я понял, Сергей долго ждал своего выхода, у него что-то не клеилось, а потом он увидел, что у него лишь один номер, а у Лободы микс из трех песен. Ее выступление длилось 10 минут, у Лазарева — 3. Но Лобода закрывала Премию, такова была задумка режиссера. В общем, Сергей расстроился, вспылил — на эмоциях что-то наговорил Лободе. Но всё быстро улеглось. Я вообще на все эти конфликты смотрю, не придавая им особого значения. Артисты, как дети в песочнице, ссорятся, потом мирятся. Кто-то не получил тарелку, начинает в сердцах что-то говорить. Не поставили артиста работать на сцену (церемония идет 4 часа), не попал он в номинацию — опять скандал. Или попал, но не получил. В номинации 5 человек. Получает один. Остальные 4 номинанта, естественно, напрягаются. Все конфликты из-за этого происходят. То нас обвиняют, что мы продажные, нечистоплотные, говорят, что у нас есть свой набор артистов, которых мы все время продвигаем. Но проходит время, и все бузотёры приходят и извиняются. 

Фото: пресс-служба телеканала МУЗ-ТВ

Как-то Тимати обиделся, что не его артист, а Джиган получил награду. На следующий день я открыл глаза и услышал, как он меня полощет в публичном пространстве. Я ответил, он мне снова. Но прошло время, и Тимати с Джиганом стали дружить и даже записывать дуэты. 

— А с Лерой Кудрявцевой на какой почве возник конфликт? 

— Режиссёр церемонии Олег Боднарчук предложил: «Арман, давайте начнем что-то менять. При всем уважении к Лере, давайте в качестве ведущей возьмем Ольгу Бузову. Она все-таки свежее лицо, востребована нашей аудиторией». Я был не против. Но Лера обиделась, что я не поставил её в известность. А я не считал нужным предупреждать. Почему я должен был это делать? 

— Максим Галкин и Ксения Собчак — это постоянные ведущие премии? 

— Да, остальных мы ротируем, а Ксения и Максим — постоянные. Считаю, что это лучшие ведущие, которые могут работать в прямом эфире. Им приходится много импровизировать. Ведь неизвестно, что может сказать артист или человек, вручающий награду. Все время происходят какие-то накладки. Человек должен быстро ориентироваться. Лучше, чем Собчак и Галкин, ведущих я не встречал. Появление Максима придало нашей премии интеллигентность. Его шутки не ниже пояса, как это часто бывает у других ведущих, которые могут грубо пройтись по звездам. Галкин делает это виртуозно, не унижая человека, не оскорбляя. Но всем при этом смешно. 

Фото: пресс-служба телеканала МУЗ-ТВ

— Были времена, когда артисты платили за то, чтобы их клипы поставили в эфир МУЗ-ТВ. Было? 

— Лет 10 назад, когда я только пришел на канал и работал менеджером, конечно, было. Тогда всё продавалось. И не только на МУЗ-ТВ. 

— Сколько стоил эфир? 

— Я к этому прямого отношения не имел. Но, если не ошибаюсь, тогда один эфир стоил 300-500 долларов. 

— Почему вы отказались от практики приглашения западных звезд? 

— Потому что они перестали к нам ездить. 

— В какой момент это произошло? 

— После того, как Крым вернулся в состав России в 2014 году. В крупных мировых западных концертных агентствах (таких, как William Morris Agency) мне говорили так: появление западной звезды на русской премии «Грэмми» — это поддержка позиции вашего государства«. Я им: «У нас коммерческий канал». А мне отвечают: «Неважно». В общем, они перестали к нам ездить. Но мы по этому поводу сильно не переживаем. У нас «Олимпийский» хорошо продавался и без западных звезд. Так что нам они стали просто не нужны. 

— То есть в общении с артистами есть свои издержки? 

— Как и с любыми другими людьми, конечно, есть. Но тут от тебя самого многое зависит — как ты выстраиваешь отношения. Я уже всё это давно прошёл и на какие-то вещи не обращаю внимания. Не трачу своё время на ненужные разговоры, выяснения отношений, интриги. Я этого так наелся. Я сделал всё, что мог сделать — музыкальный канал у нас лучший в стране, Премия тоже вне конкуренции. 

Арман Давлетяров.
Арман Давлетяров. Фото: пресс-служба телеканала МУЗ-ТВ

— Неужели собрался уходить? 

— Я не собираюсь работать на МУЗ-ТВ до тех пор, пока меня не вынесут ногами вперед. Конечно, я рано или поздно уйду. Вопрос — когда. В этом году или в следующем — еще не решил. Но то, что это произойдет — факт. И я это не скрываю. 

— Куда уйдешь? 

— Точно не телевидение и не шоу-бизнес. 

— Неужели политика? 

— Только не политика. Я же баллотировался в депутаты Госдумы, когда мне было чуть больше 30 лет. Считал, что могу быть полезен своему родному региону, где я родился — Оренбургской области. У меня тогда столько было планов, которые я хотел реализовать. Предвыборная кампания — это колоссальный опыт. По 10 встреч в день с людьми (от доярок до учителей и руководителей администраций). Но я вовремя понял, что политика — это не моё. Меня больше интересует бизнес, где я вижу перспективу. А в шоу-бизнесе какая у меня перспектива? Записать альбом и поехать на гастроли? Кстати, музыкальный альбом я все-таки записал к 50-летию (смеется). Но ездить на гастроли я не собираюсь. 

Фото: пресс-служба телеканала МУЗ-ТВ

— Зачем тогда записал альбом?

— Я люблю петь в караоке, делаю это с удовольствием, но непрофессионально. Несколько лет назад первую песню мне подарил Байгали Серкебаев («А-студио»). Он мне просто сказал: «Ты сколько лет в шоу-бизнесе работаешь, давай я тебе песню напишу. Пусть у тебя будет в архиве». Вторую песню мне написал Максим Фадеев, затем Константин Меладзе. Ценность моего альбома заключается не в том, что я пою, певец я еще тот, а в том, что его авторами являются самые востребованные композиторы нашей страны. В результате набралось 12 песен, которые являются в основном посвящениями — жене, детям, маме, друзьям. Я не уверен, что буду выпускать альбом для широкой публики. Это я сделал для себя, близких людей. Материальные блага — дома, деньги, машины — сегодня есть, а завтра нет. А чтобы обо мне осталась память детям, друзьям, я и записал этот альбом. К тому же написал уже вторую книгу. Первая называется «История московского Чингизхана», вторая — «О смыслах между строк». Через призму своей жизни я рассказываю историю взаимоотношений с артистами, как я переживал те или иные события, к каким выводам в итоге пришел. Дети подрастут — послушают, почитают.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы