Примерное время чтения: 7 минут
7528

Александр Лазарев: «У мамы весь дом в розочках»

Сюжет Легендарные актеры и режиссеры кино
Артистка театра и кино Светлана Немоляева с сыном, актером Александром Лазаревым.
Артистка театра и кино Светлана Немоляева с сыном, актером Александром Лазаревым. РИА Новости

Первой премьерой театра «Ленком Марка Захарова» в 2023 году стал «Бег» по пьесе Михаила Булгакова. Режиссером спектакля выступил ведущий артист театра Александр Лазарев. Это уже второй его режиссерский опыт — до этого в 2021 году Лазарев восстановил легендарный спектакль Марка Захарова «Поминальная молитва». Как говорят создатели «Бега», они «современными театральными средствами расскажут о тех, кто бежал от трагических событий времени на чужбину, в пустоту одиночества. О том, что судьба каждого человека неразрывно связана с судьбой своего народа, своей Родины и что без них жизнь становится бесплодной и бессмысленной».

В интервью aif.ru народный артист РФ Александр Лазарев рассказал о том, почему его выбор пал на Булгакова и почему его детское воображение поразил ковбой.

Ольга Шаблинская, aif.ru: — Александр, почему для постановки выбран именно Булгаков и почему именно пьеса «Бег», действие которой разворачивается во время Гражданской войны, когда остатки белой армии отчаянно сопротивлялись красным на Крымском перешейке?

Александр Лазарев: — «Бег» — это был мой любимый спектакль с участием моих родителей Светланы Немоляевой и Александра Лазарева. Если только это были не гастроли, я все время сидел за кулисами, не пропускал ни один спектакль. Мама в этой постановке Гончарова играла Серафиму Владимировну Корзухину. Отец исполнял генерал-лейтенанта Хлудова. (Прототипом Хлудова был генерал-лейтенант Императорской армии Яков Слащев, активный участник Белого движения на юге России — прим. ред.)

Именно благодаря «Бегу» я осознал: хочу быть артистом, хочу быть в этой атмосфере, в которой существуют мои мама и папа. Они этим спектаклем буквально жили.

Сцена из спектакля «Бег» режиссера Александра Лазарева в Московском государственном театре «Ленком Марка Захарова».
Сцена из спектакля «Бег» режиссера Александра Лазарева в Московском государственном театре «Ленком Марка Захарова». Фото: РИА Новости/ Владимир Федоренко

«Аверин сразу заявил: „Я согласен!“»

— Знаю, что работа над премьерой была непростой — вы репетировали без всяких гарантий со стороны руководства, что постановка вообще увидит свет.

— Мы действительно находились в стадии чистого эксперимента. Директор театра Марк Борисович Варшавер сказал: «Сначала сделай что-нибудь, покажи часть спектакля, и тогда мы примем решение. Дай список артистов, которые готовы с тобой работать бесплатно, в свободное от основной работы время». Никакой обиды на эти слова у меня нет.

А вот чем я тронут, так это тем, какое количество ребят согласилось работать совершенно бескорыстно. Они ходили на репетиции, они учили текст — Андрей Леонов, Иван Агапов, Максим Аверин, хоть он не артист нашего театра.

Художницы работали, композитор писал музыку — все делалось по-настоящему, хотя они совершенно не обязаны были этого делать. К счастью, руководство театра все одобрило, и мы запустили спектакль в производство.

— В новой постановке генерала Чарноту исполняет заслуженный артист РФ Максим Аверин. Он же актер Театра Сатиры, плюс у него много работы кино. Как вам удалось его заманить?

— Я позвонил Максиму: «Это Саша Лазарев». «Да, я согласен», — слышу в ответ. «Так я еще не сказал, что за предложение». — «Все равно да! Я хочу работать с вами». Смешно прозвучало, конечно, но очень точно говорит о его характере.

Я сказал: «Макс, дай мне свое свободное время, свободные дни». — «У меня нет свободных дней. Есть часы. И все свободные часы, которые у меня есть, я дам тебе». С такими людьми работать — счастье. Потому что они горят работой.

«Ковбоя помню, как сейчас»

— Вы сказали о творческой атмосфере, в которой жили ваши родители — народные артисты РСФСР Александр Лазарев и Светлана Немоляева. Но зрителю всегда интересно заглянуть «за кулисы». Каким был дом вашего детства?

— В квартире, где я родился, все было обклеено розочками — это любимый мамин стиль. И до сих пор у мамы на даче все обклеено розочками, она без этого не может. Еще помню, в нашей квартире был туалет очень смешной, обклеен весь — потолок, стены и пол — разноцветными иностранными картинками с консервных банок. Откуда все это бралось в те времена, не знаю. Одну этикетку помню отчетливо до сих пор, она внизу висела, и мне очень сильно нравилась: на ней сидел ковбой на лошади, в джинсах с очень высоко подвернутыми штанинами, в шляпе. По-моему, это была наклейка с банки из-под фасоли, точно не скажу. Но вот того ковбоя запомнил в мельчайших деталях.

— Что еще осталось в ярких детских воспоминаниях?

— Когда я выходил гулять, меня заматывали в ужасную девчачью шубу, в шапки, закутывали так, что я пошевелиться не мог. Я выходил таким медведем во двор, весь закутанный в тысячу кофточек и шуб, стоял один и думал: с кем же мне поиграть, где же ребята? Мы жили в новом доме, вокруг был пустырь.

— Вы мне рассказывали в одном из интервью, что для отца было проблемой повесить картину. А у вас какие отношения с гвоздем пресловутым?

— Дрель, сверло, дюбель — все это у меня есть. Хотя казусы тоже случались. Однажды вешал зеркало в ванной и умудрился дрелью попасть в трубу с горячей водой, которая проходила в стене. Труба 5 мм сечением, я выбрал именно то место, где она шла. Я продырявил эту трубу, в меня полетел грязный ржавый кипяток, струя добила из ванной в другую комнату... В общем, я испоганил ванную, детскую комнату, тряпками зажимал трубу, пока перекрывали воду. Слава Богу, жена отнеслась ко всему этому с пониманием.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах