Примерное время чтения: 10 минут
1664

Актриса Анна Артамонова: «Хочется, чтобы люди проснулись»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Аргументы для президентов. Зачем России нужна Африка, а Африке — Россия 02/08/2023
Анна Артамонова
Анна Артамонова / Ирина Амэ / АиФ

Спецпроект «АиФ» «Доброволец» пополнился новыми историями людей, которые добровольно помогают СВО и жителям освобождённых территорий. В нём содержатся и рассказы от первого лица в видеоформате, и текстовые зарисовки, и фотогалереи о каждом герое. 

Тех, кто не может оставаться равнодушным к судьбе Родины, сегодня очень много. Анна Артамонова — одна из них. Актриса театра Александра Калягина Et Cetera, театральный и кинорежиссёр, автор стихов и песен. И при этом она мама четверых детей.

«Когда ты снова приедешь?»

Один её прадед в Великую Отечественную погиб под Калугой. Другой дошёл до Берлина. Дед четыре раза попадал в плен, но бежал, а потом воевал в партизанском отряде в Донбассе. Его брат, освобождая концлагерь Озаричи, погиб, подорвавшись на мине...

— Когда всё началось, я уже не могла спокойно жить. У меня пропал сон. Муж говорил: «Тебе не надо так погружаться». Ну а как по-другому? И начала думать, чем я могу помочь. Стала стучаться к тем, кого знаю из военной среды, —сообщала, что хочу выступать, поддерживать ребят. А когда начинаешь стучаться во все двери, они открываются.

Фото: АиФ/ Ирина Амэ

Сейчас уже многие артисты ездят в госпитали, а творческие агитбригады выступают в Донбассе и перед мирными жителями, и перед бойцами. Подключились и театры, в том числе тот, где служит Анна. Но в прошлом году она была одной из первых.

— Первое ощущение там — шок. После посещения неделю отходила. У меня и так глаза немаленькие, но тогда они были вообще как полушки. Последний раз я была в больнице, когда родила четвёртого, Яшку. И тут у меня возникло такое странное чувство, что иду по роддому и везде лежат дети, только большие.

Тогда я одна с концертом приехала. Потом с сёстрами милосердия поехали — привезли спектакль «А зори здесь тихие...» Смотрю: в зале народу мало. Стала узнавать, почему. Оказалось, что большинство ребят — лежачие. Спросила, можно ли в палаты приходить. Разрешили. Так смысла больше, потому что там ты не только поёшь, но и успеваешь поговорить с ними. С некоторыми мы уже друзьями стали.

— Вы чувствуете, что им это нужно?

— Да, им надо выговориться и надо услышать слова поддержки. Часто возникают споры — они что-то пытаются переосмысливать, что-то переосмысливаю и я... А потом они пишут мне: «Аня, ты когда в следующий раз приедешь?»

Бывает и так, что тебе говорят: «Не надо никаких концертов — сегодня ты будешь чай у нас в палате пить». Они даже пытаются чем-то отблагодарить — детям передать то мёд, то шоколадки, то фрукты.

Фото: АиФ/ Ирина Амэ

Детей не бросают, а защищают

В июле прошлого года Анна в первый раз отправилась «за ленточку» — в город Волчанск Харьковской области сразу после его освобождения. К сожалению, потом его пришлось оставить, но она верит, что сможет снова выступить перед его жителями.

— Немного было страшно — за своих детей, ведь они ещё не такие взрослые. Мы же видим, что и до Курска долетает, и до Белгорода. А уж рядом с линией фронта может произойти что угодно. Но поддержал мой духовный отец Трифон, недавно отслуживший моряком на флоте. Он меня благословил и сказал, что будет молитвы читать. И я поняла: ничего со мной не случится. А когда второй раз поехала, такого страха уже не было. 

Недавно в Херсонской области попали под артобстрел. Вот прямо только-только наши ноги ступили на землю, как посыпались снаряды. Градом. Мы нырнули в землянку. И я расчехлила гитару, стала петь. И начала с «Бьётся в тесной печурке огонь»... Мальчишки сначала по рации переговаривались, отвлекаясь от моих песен, а потом как-то включились, и уже все эти взрывы ушли на второй план. Просили песни о любви. Сидели, тихонечко слушали, делились наболевшим. Ребята удивились, что я не испугалась, похвалили...

А когда на той стороне снаряды закончились и мы вышли, лес весь горел — они стали тушить его. Потом уже я увидела, сколько среди них талантливых ребят! Один паренёк из Казани оперным голосом на итальянском прекрасно поёт арии — 7 лет вокалом занимался. Врач на гитаре играет виртуозно. Вообще, гитара пошла по рукам — многие умеют играть. Нужно, чтобы выступлений «за ленточкой» было больше, чтобы ребята там знали: люди за них переживают, поддерживают.

Фото: АиФ/ Ирина Амэ

— Вы и прилётам англо-французских ракет были свидетельницей...

— Да, мы приехали в Херсонскую область как раз 6 июня, когда произошёл теракт на Каховской ГЭС. Нас разместили с эвакуированными из зоны затопления людьми на Арабатской стрелке. А 10-го в 5 утра прилетело — взрывы были видны из окон. Они из «Шедоу» нас потчевали. Когда я стала спрашивать, куда можно спрятаться, где укрытия, мне сказали, что кроме моря и песка здесь ничего нет. И те, кто присылает эти ракеты, прекрасно знают, что тут мирные жители и что деться им некуда. 

Сейчас Анна вместе с режиссёром-документалистом, автором фильма «Отважные» Олесей Шигиной и скрипачкой Марией Андреевой снимает фильм в зоне СВО. Даже не смогла посетить премьеру собственного фильма «Ушастик», ставшего одной из 5 лучших работ студентов Академии Никиты Михалкова за все годы её существования. Овации зала услышала в аудиофайле, присланном коллегами.

— В столице, конечно, другая жизнь — не та, которой страна живёт. Как-то мы с Олесей зашли в кафе обсудить важные вопросы. Олеся в очередной раз вернулась с Донбасса. И, очутившись среди праздных людей, не смогла скрыть слёз. Отвернулась к окну и говорит: «Ну, как это? Как будто ничего не происходит»... Хочется, чтобы люди проснулись.

Фото: АиФ/ Ирина Амэ

— Своим фильмом «Фагот» вы пытаетесь разбудить. Там эмоциональный накал очень сильный. И может быть, это в какой-то степени от того, что помимо профессиональных актёров роли исполняют раненые бойцы, сёстры милосердия, ваши дочь и сын? То есть люди, погружённые в тему и проникшиеся сюжетом.

— Это мой дипломный короткий метр как выпускницы Академии Никиты Михалкова. Фильм основан на реальной истории девочки. Она разыскивала своего отца, который ушёл сражаться за Донбасс ополченцем и пропал без вести. Показ был в Доме кино, собрался полный зал. У нас в конце фильма длинные титры, и пока они шли, зрители хлопали, не останавливаясь, многие ревели. А когда титры закончились — вообще шквал аплодисментов. Это было очень радостно, потому что я хотела снять искреннее кино. 

— Что вам дают встречи с ребятами в госпиталях и «за ленточкой»?

— Возможность понять многое в этой жизни. Разобраться во многом. И, наверное, сил прибавляют. Раньше живёшь как-то — всё для себя, для себя... Нет, конечно, для детей, но они тоже часть меня.

Фото: АиФ/ Ирина Амэ

А здесь ребята за всю нашу землю, за весь народ сражаются. При этом у многих детки дома.

Анна знает, что многие добровольцы-воины — многодетные отцы. У кого-то трое детей дома, у кого-то четверо, как и у неё. А в одной из последних поездок познакомилась с парнем, у которого их семеро!

— Они детей не бросают, отправляясь на СВО. Наоборот, имея детей, они особенно остро понимают, что должны их защитить. Я знаю, что там лучшие из лучших, и горжусь ими. Преклоняюсь перед их матерями, отцами, жёнами, потому что это безумно тяжело — отправить туда своего сына или мужа и ждать вестей.

Хочется, чтобы у всех у них всё было хорошо. И всё время кажется, что ты мало делаешь для того, чтобы именно так и было.

* * *

Спецпроект «Доброволец» создан при поддержке Института развития интернета

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах