12017

«А ты, Миша, контрик!». Почему роман Шолохова до сих пор будоражит умы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. Сколько денег дадут на ребёнка 20/05/2020
Советский писатель Михаил Александрович Шолохов на берегу Дона. 1965 год.
Советский писатель Михаил Александрович Шолохов на берегу Дона. 1965 год. / Яков Рюмкин / РИА Новости

Вмешался «хозяин»

24 мая – 115 лет со дня рождения Михаила Шолохова. Его главная книга – «Тихий Дон» – до сих пор будоражит умы исследователей, часть из которых по-прежнему уверены, что роман написан не Шолоховым. Один из биографов писателя подсчитал, что на сегодняшний день насчитывается 48 претендентов на авторство «Тихого Дона».

– Отчётливо помню своё первое впечатление от «Тихого Дона», – вспоминает Мария Михайловна Шолохова. – Я ещё в школе училась, когда прочла роман. Мы с подружками и моей двоюродной сестрой Аней собирались дома, почему-то закрывали ставни, чтобы был полумрак, и начинали читать смерть Натальи. Все по очереди читали: одна заплачет, другой книгу передаст – и так по кругу. Очень нас трогал этот момент. У папы тоже, когда он перечитывал «Тихий Дон», на глаза слёзы наворачивались. Хотя к роману он относился неоднозначно. Однажды сказал: «Если бы сейчас я писал «Тихий Дон», я бы по-другому его написал». Но что он имел в виду, не пояснил.

Все нападки на его творчество он старался воспринимать философски. Хотя лишить его автор­ства пытались не раз. Многим не нравилось, что Шолохов описывал белогвардейцев так, что они воспринимались чуть ли не положительными героями. Кто-то из друзей ему даже сказал: «А ты, Миша, контрик!» Пошли разговоры, что это какой-то белый офицер книгу написал. Начали травить человека, пока не вмешался, как его называли, Хозяин. Создали комиссию, её возглавила Мария Ильинична Ульянова. Комиссия провела исследование и постановила: «Тихий Дон» написан Шолоховым». Но разговоры всё равно продолжали ходить, бередили нервы отцу. 

Много слухов распускали и литераторы. Это ведь такой мир… Фадеев тоже в стороне не остался. Как-то мама папу спросила: «Как ты можешь с ним разговаривать, пожимать руку?» А папа ответил: «Он имеет право на своё мнение. Почему я должен обижаться?» Кто-то из них требовал сделать Григория Мелехова в конце романа большевиком. Конечно, Шолохов на это не пошёл. Вообще в мире литераторов у отца друзей особо не было.

Папа общался с Ильёй Шкапой, секретарём Горького. И однажды очень его выручил. Шкапа мне рассказывал, как его собирались арестовать, он сбежал, пришёл на Староконюшенный к Шолохову. Звонит в квартиру – никого нет. Он был в жуткой панике... Вышел на улицу, повернул в сторону Арбата. Вдруг видит – в распахнутой шинели идёт Михаил, а под мышками держит два арбуза. Папа увидел Шкапу, арбузы у него на землю попадали. Они обнялись... Папа пошёл за него ходатайствовать. За кого он только не ходатайст­вовал – и за Платонова, и за сына Гумилёва и Ахматовой, и за ­Ольгу Берггольц.

Вторую волну сомнений в автор­стве Шолохова поднял Александр Солженицын. Он утверждал, что ему удалось встретиться со старым казаком, который и рассказал ему о настоящем авторе. Но неопровержимых ­доказательств предоставлено так и не было.

– С Солженицыным папа встречался. В Музее Шолохова хранятся и письмо, и книжка, которую Солженицын подарил отцу с трогательной надписью: мол, искренне благоговеет перед его талантом, что как-то видел его на встрече у Хрущёва, но по­стеснялся подойти. А потом он начал обвинять его в плагиате. Отца спросили: «Может, ты ответить ему хочешь?» А папа головой покачал: «Что с него взять? Он же отсидел! Оттуда нормальными не выходят».

Михаил Шолохов за чтением отрывка из романа «Тихий Дон» в рабочем клубе завода «Красный богатырь». 1929 год.
Михаил Шолохов за чтением отрывка из романа «Тихий Дон» в рабочем клубе завода «Красный богатырь». 1929 год. Фото: РИА Новости/ Евгений Леонов

Премия и куры

Солженицын и другие антагонисты упрекали Шолохова в том, что он всегда был обласкан вышестоящими. На самом деле писатель не стеснялся критиковать ни одного из вождей.

Сталин был образованный человек, очень любил литературу, следил за новинками, знал всех писателей. Да, Шолохова он выделил. У них были частые беседы, встречи. Но папа перед ним не благоговел. Многие почему-то решили, что «Поднятая целина» – это расшаркивание перед строем, перед линией партии. Просто внимательно эту книгу никто не читал. Отец в ней словами героев высказывал своё отношение к раскулачиванию, к обнищанию деревни. Он же и в письмах Сталину об этом писал. Не боялся отец его. Он вообще ничего не боялся. Воевал на фронте у маршала Конева, так Конев ему характеристику дал: «Безрассудно храбрый». 

После войны отец почувствовал холодок со стороны Сталина. Раньше тот отца постоянно приглашал к себе, а тут приглашения поступать перестали. Но всё равно Сталин отца не тронул. Однажды какой-то солдат случайно нашёл послание Сталина к Шолохову. Письмо это он переслал не отцу, а в Кремль. Там его передали самому вождю. Вскоре отец получил копию с росчерком синим карандашом: «Не умеете хранить оригинал – получите копию».

Сталин в своё время отцу и другим писателям выделил средства, чтобы они себе писательский городок отстроили. Как отец потом говорил: «Выделили пуговицу к пальто». Он начал строить. Один его гонорар арестовали в счёт оплаты, потом второй. Только лет за 5 до смерти папа расплатился с хозотделом ЦК за этот дом. А потом мы, наследники, этот дом отдали государству. Тогда уже у власти был Горбачёв. Папа хотел, чтобы там была библиотека. Мы исполнили его волю.

А вот Хрущёву папа сначала поверил. После смерти Сталина, когда народу дали немного воздуха, все ждали перемен в лучшую сторону. Хрущёв даже приезжал к отцу в Вёшенскую. Наверное, отца сначала подкупила простота, с которой Хрущёв общался с ним и другими людьми: он шутил, рассказывал анекдоты. А потом папе стало понятно, что эта простота и активная деятельность – всего лишь видимость.

С Брежневым папа вместе воевал. Во время войны где-то в Шахтах они встретились, даже на одном канцелярском столе вместе пришлось спать. Они оба были полковниками. После войны встречались, перезванивались иногда. Папа спрашивал: «Ну что, дорогой полковник, как дела?» Последние деяния Брежнева его коробили. Но он не говорил об этом вслух, не хотел нас, детей, ни на что настраивать. Для нас он был всем – ­отцом, авторитетом, Богом.

Семья Шолоховых (слева направо): Мария Петровна с сыном Мишей, Александр, Свет- лана, Михаил Шолохов с Машей, апрель 1941 г.
Семья Шолоховых (слева направо): Мария Петровна с сыном Мишей, Александр, Свет- лана, Михаил Шолохов с Машей, апрель 1941 г. Фото: Public Domain

Семья для Михаила Шолохова была самой важной частью жизни. Он старался проводить с женой и детьми всё свободное время. Даже в заграничные поезд­ки их с собой брал. 

– Папа любил путешествовать. Бывал в Дании, Норвегии, Финляндии, во Франции, в Японии. Но не сравнивал нашу жизнь и западную. Зависти у него не было никогда. Ему нравилось смотреть, как живут люди в других странах, он там очень интересовался хозяйст­вом. В Швеции купил молоток, топор. Этот молоток у меня до сих пор хранится. Ещё привёз из Швеции куриные яйца. Был он там у кого-то в хозяйстве, понравились ему пёстрые куры. Он и попросил дать ему яиц. А дома из них вывел кур. Потом по станице всем яйца раздал. И у нас вокруг хутора стали ходить шведские оранжево-красные куры.

В 1998 г. в СМИ появилась сенсационная новость: «Рукопись «Тихого Дона», утерянная во время войны, найдена». Оказалось, что раритет собирались продать на Запад близкие люди Михаила Шолохова.

– Рукопись нашёл писатель Лев Колодный, – продолжает Мария Шолохова. – Отец тогда был уже почти при смерти. По­этому с Колодным общался через третьи руки. Колодный звонил мне, я звонила маме, мама задавала вопросы отцу. По сведениям от папы, Колодный и вышел на рукопись. Но нам ничего не сказал. Я до сих пор на него за это в обиде. Ведь отец был ещё жив и мог бы узнать, что рукопись найдена. Умирал бы с лёгкой душой…

История была такая. Папа ушёл на фронт, а рукопись «Тихого Дона» отдал своим друзьям, Кудашёвым, на хранение. Василий Кудашёв, его лучший друг, погиб на войне. Рукопись осталась у жены, Матильды Емельяновны, нашей тёти Моти, как мы её звали. Эта тётя Мотя приезжала к нам в гости и как ни в чём не бывало общалась, улыбалась. А про рукопись – ни слова. Они уже тогда хотели на ней руки погреть. Мы у них интересовались: «Не осталось ли каких-то документов от нашего папы?» – «Нет-нет, мы ничего не знаем». Оказалось, что рукопись хранилась в квартире у Матильды. После её смерти квартира вместе с содержимым перешла к родст­веннице Кудашёвых. Там была очень запутанная история, ­рукопись хотели продать за границу за 500 тыс. долл. В итоге она была выкуплена за 50 тыс. долл. у наследницы Кудашёвых и передана в Институт мировой литературы. У института, конечно, таких денег не было. Это Владимир Путин распорядился, чтобы выделили средства на выкуп. Так эти страницы «Тихого Дона», написанные папиной рукой, остались в России.

Оставить комментарий (6)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество