aif.ru counter
07.09.2011 00:05
248

Федор Бондарчук: «Для интеллигенции разговор с властью стал символом пошлятины»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. Еда дешевеет! В чём подвох? 07/09/2011

Увы, но нечасто у нас снимают фильмы, про которые можно сказать: просто нормальное кино для нормальных людей. Новый фильм Авдотьи Смирновой «Два дня» с Фёдором Бондарчуком и Ксенией Раппопорт в главных ролях как раз можно отнести к этой редкой категории. И смешно, и грустно, и про любовь, и про извечные русские вопросы… Герой Бондарчука - высокопоставленный чиновник, героиня Раппопорт - увлечённая своим делом работница музея-усадьбы, который тот самый чиновник хочет превратить в коммерческий объект.

                                                               
Досье
Фёдор Бондарчук родился в 1967 г. Окончил режиссёрский факультет ВГИКа. Снял фильмы «9 рота», «Обитаемый остров». Снялся в картинах «Статский советник», «Гибель империи», «Жара», «Адмиралъ» и др. Женат. Есть сын и дочь.

«В отсутствие героя нашего времени, надеюсь, мой персонаж вполне может сойти на роль АНТИ­ГЕРОЯ. Я страшно обрадовался, когда после показа фильма в Одессе один из зрителей сказал мне: «Спасибо вам за такого отвратительного типа!» Я говорю: «Правда ведь он отвратительный?!» «Просто ужасно!» - отвечает. Но это больше мужской взгляд, с которым женщины категорически не согласны, так как вглядываются не в суть персонажа, а любуются моей лысиной»,  - смеясь, признаётся Бондарчук.

Крик души 

«АиФ»: - Фёдор Сергеевич, за любовными перипетиями в картине поднимается извечный русский вопрос, возможен ли конструктивный диалог между чиновничеством и интеллигенцией. А нужен ли этот диалог вообще?

Ф.Б.: - Именно в России он и нужен, поскольку у нас велико участие государства в жизни культуры. А иначе никак - культура не выживет. Ну кто будет помогать, если не власть? Меценаты? Да, институт меценатства у нас вырисовывается, но парадокс в том, что быть меценатом в России - опасное, неблагодарное дело. Благотворительные фонды, акции регулярно подвергаются острой критике.

«АиФ»: - Со стороны кого? С чего вы это взяли?

Ф.Б.: - Ну я же не просто так это говорю. Посмотрите, к примеру, что пишут в Интернете по поводу любого крупного благотворительного события. В основном комментарии такие: «Наворовались, теперь откупаются жалкими подачками». Но есть у нас и честные бизнесмены, и даже чиновники. Я их знаю! Да, таких единицы, но они есть. Весь вопрос в том - и этот вопрос требует отдельного исследования, - что в нашей стране успешных, будь ты трижды честен, не любят. Я не понимаю отчего, но бить своих в России стало чуть ли не правилом хорошего тона. Ну почему?! Огромный, талантливый, умный народ... Почему же мы так своих-то вечно кошмарим?!

«АиФ»: - Мы недоговорили про необходимость диалога власти и интеллигенции…

Ф.Б.: - Диалог нужен, но, опять же, все попытки вести его достойно и конструктивно обречены. Для интеллигенции разговор с властью, даже если ты просто сидишь с ней за одним столом, является символом пошлятины. Если ты находишься в диалоге с власть имущими, значит, ты недостоин носить гордое звание русского интеллигента. И эта позиция поддерживается обществом. На любого деятеля культуры, который выйдет с официальной или неофициальной встречи с властью, тут же выльется поток осуждения, вынуждающий его оправдываться. Для страны, в которой нет выстроенных рыночных отношений, подобная ситуация тупиковая.

Кроме прочего, чем ближе к выборам, тем больше накаляется общество. Сейчас любой эмоциональный комментарий кажется в разы острее и жарче, чем, скажем, год назад. С одной стороны, это закономерно, с другой - я давно не припомню такой критики власти, как сегодня. И в этой ситуации, как ни банально, необходим спор, дискуссия между властью и интеллигенцией. Но спора не предполагается, поскольку нет диалога.

«АиФ»: - А вы себя к интеллигенции относите?

Ф.Б.: - Конечно. (Держит паузу.) А что такое вообще «интеллигент»? Давайте посмотрим, что на этот счёт пишут в «Википедии» (свободная интернет-энциклопедия. - Ред.). (Продолжает отвечать, пытаясь параллельно выйти через мобильный телефон на сайт энциклопедии.) Насколько я понимаю, интеллигент - это человек, в первую очередь принадлежащий к культурному пространству. Другое дело, что русской интеллигенции всегда была свойственна некая либеральная революционность. Мне это совсем не чуждо, но мой революционный настрой, моё несогласие связано в первую очередь с нынешним устройством отрасли, которой я занимаюсь, - кино. Мой герой в фильме говорит: «Эту страну нужно взорвать!» В этих словах не призыв, не провокация, а крик души. И этот крик души знаком и понятен каждому, кто пытается хоть что-то сделать и изменить в России в лучшую сторону.

Нашёл! (Читает с экрана мобильного телефона.) «Интеллигент - человек, выбравший путь порядочности». Если так, то я со всей ответственностью могу сказать, что я суперинтеллигент. Если кто-то хочет это оспорить, я всегда готов принять бой.

«Гномы» при дворе 

«АиФ»: - А у вас нет ощущения, что за последние век-полтора сами понятия «интеллигент» и «чиновник» несколько поменяли свои значения и, главное, изменилась роль их представителей в обществе?

Ф.Б.: - Абсолютно! Происходит полная девальвация и тех и других. Люди, действительно имеющие отношение к культуре, оказались где-то на периферии общества. А в центре всего и вся у нас шоу-бизнес. Это так бросается в глаза, что не замечать уже просто нельзя. И самое печальное, что это политика государства. Посмотрите, например, во что сегодня превратилось звание «народный артист». В советские годы этот титул был чем-то недостижимым. Масштаб личностей, которые его удостаивались, в разы отличался от масштаба сегодняшних «гномов». Это были настоящие глыбы! И что мы имеем сегодня? Когда раздаются звания «народных», я всякий раз вспоминаю фразу из известного анекдота: «Так мы скоро и до мышей дотрахаемся». Произошла чудовищная подмена. Исторически всё было совсем иначе: люди с большими возможностями, властью в России всегда собирали вокруг себя настоящих писателей, поэтов - в общем, художников с большой буквы. Сегодня же рядом с ними какие-то гомункулы. И это, в свою очередь, отражает их внутреннюю культуру, а точнее, её измельчание.

Деформируются какие-то общечеловеческие ценности, стремления. Выясняется вдруг, что самая популярная профессия среди молодёжи - профессия чиновника! Скажите, это интересная специальность? Нет. Большая зарплата? Тоже нет. Значит, этот путь выбирают потому, что он ведёт к быстрому обогащению - коррупции. С одной стороны, махинации, взятки, воровство появились в России не вчера и даже не позавчера. Достаточно вспомнить времена гоголевской сатиры. С другой стороны, масштабы чиновничьего беспредела в те времена кажутся смехотворными по сравнению с масштабами нынешними!

«АиФ»: - У вас взятку хоть раз вымогали, на откаты намекали?

Ф.Б.: - Намекали - не то слово! Вот уже три с половиной года мы с продюсерами Сергеем Сельяновым и Эдуардом Пичугиным пытаемся собственными силами запустить масштабнейший проект - открыть в 250 малых городах сеть многозальных кинотеатров. Почти в половине из них у нас практически открыто требовали откаты. Причём даже там, где кинотеатров нет вообще! Все почему-то уверены, что мы - и лично я - получили на этот проект государственные деньги, а значит, их надо дербанить! Ну неправда это! Всё делается на кредитные средства, которые нам надо возвращать!

«АиФ»: - А членство в «Единой России» вам зачем, если политическую карьеру не строите, а в осуществлении ваших проектов, судя по всему, вам это не очень помогает?

Ф.Б.: - Я не политик и заниматься политикой не собираюсь. Но ведь необязательно использовать «ЕР» как стартовую площадку для политической карьеры. Она может являться инструментом для созидания. Это не мои слова - это слова Путина. Так вот, я использую членство исключительно как инструмент для созидания. Если бы я не был членом «ЕР», наш проект давно бы уже пришлось похоронить, а пока всё-таки есть надежда, что что-то сдвинется с места.

Смотрите также:

Оставить комментарий (15)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество