Примерное время чтения: 13 минут
2571

«Все завертелось!» Светлана Захарова — о дочке и отмене гастролей в Сеуле

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. Женское начало 22/05/2024
Светлана Захарова стала прима-балериной Большого театра ещё в 2003 году.
Светлана Захарова стала прима-балериной Большого театра ещё в 2003 году. РИА Новости

«В последнее время по разным причинам я больше времени провожу в Москве. Зарубежных гастролей практически нет. И я открываю для себя Россию», — призналась прима-балерина Большого театра Светлана Захарова, с которой журналист aif.ru пообщалась после премьеры спектакля «Ромео и Джульетта».

«Пол вожу с собой»

Татьяна Уланова, aif.ru: Светлана, Большой театр восстановил легендарный балет 1940 года Леонида Лавровского. Значит ли это, что зритель увидел постановку 80-летней давности?

Светлана Захарова: Этот спектакль не однажды уходил со сцены Большого театра и возвращался... Когда я служила в Мариинском театре, «Ромео и Джульетту» приезжала ставить легендарная Галина Сергеевна Уланова, первая исполнительница партии Джульетты. В Большом театре работал внушительный состав репетиторов, которые в свое время исполняли разные партии в этом спектакле, во главе с выдающимся танцовщиком Михаилом Леонидовичем Лавровским. Впервые роль Джульетты мне посчастливилось исполнить на сцене Мариинского театра. И вот спустя долгое время я вновь вышла в легендарном спектакле — на любимой сцене Большого театра. Не могу сказать, что это была для меня премьера, но многие моменты, нюансы, я, конечно, сейчас чувствую и понимаю иначе, нежели в то время. Поэтому очень тщательно и трепетно отнеслась к возобновлению спектакля и к возвращению одной из моих любимых ролей в свой репертуар.

— Спектакль получился роскошный. Но почему после апреля следующий показ только в июле?

— Спектакль действительно роскошный. Декорации и костюмы были воссозданы по первоначальным эскизам. И их масштабы впечатляют. Премьера прошла с огромным успехом, и руководством балета было принято правильное решение завершить сезон именно этой постановкой, хотя, насколько мне известно, в плане стояли другие спектакли.

— На ваши выступления в Москве — всегда «солд аут»...

— В последнее время я гораздо больше времени провожу в Москве. Гораздо чаще меня можно увидеть на сцене Большого театра, нежели раньше. Но, наверное, всё же этого недостаточно, поэтому всегда ажиотаж вокруг моих спектаклей. За прошлые два года гастрольный график и география поездок очень поменялись, я открываю для себя Россию, уже побывала во многих городах с выступлениями. И увидела две грани этих путешествий. Первая — в нашей стране потрясающие зрители, любители балета, ценители высокого искусства. Благодарные и невероятно отзывчивые люди. Второе — катастрофически не хватает хороших концертных залов с профессиональным оборудованием, с хорошим качественным покрытием пола на сцене и т.д. Чтобы провести спектакли на высоком уровне, с собой везем не только костюмы, но и порой техническое оборудование и даже балетный пол, аналогичный тому, что лежит во всех залах Большого театра. Это специальный пол, состоящий из щитов, которые собираются на месте. Он амортизирует, и его можно класть на любую неровную или жесткую поверхность, например, на бетон. Эта необходимая вещь, которая сохраняет здоровье артистов.

Не люблю сравнивать, но, к примеру, в маленькой Японии даже в самых малонаселенных городах обязательно стоит прекрасный концертный зал. В котором даже нет своей домашней труппы, но главное — там можно показать любой большой спектакль, симфонический или камерный концерт.

— Часто приходится отказывать российским организаторам?

— Нечасто. Стараюсь выходить из сложной ситуации. Приятно осознавать, что в некоторых городах России уже началось строительство больших концертных комплексов и театров. Возведен театр оперы и балета во Владивостоке, идет строительство в Севастополе, Кемерове, Калининграде, на федеральной территории Сириус. Но возведение театра, ввод в эксплуатацию — небыстрый процесс. А хочется уже сейчас выступать на новых красивых сценах России. Пока в моих планах — открыть в ближайшее время новый концертный зал в Пекине.

— Гастроли в Китае? Значит, не все так плохо?

— Я и не говорю, что все плохо. Работы много, иногда не хватает 24 часов в сутки, чтобы все успеть организовать, отрепетировать, планов и проектов много. Из-за пандемии были заморожены некоторые гастроли, сейчас все быстро восстанавливается. И вот на горизонте Шанхай и Пекин.

Да, в Пекине представлю проект «MODANSE» в современном, совершенно новом концертном зале. В Шанхае это будет знаменитый Гранд Театр, где раньше я уже танцевала. Там мы с мужем (скрипач Вадим Репин. — прим. ред.) представим нашу любимую совместную программу «Па-де-де на пальцах и для пальцев».

«Они наказали своих же зрителей»

— В апреле у вас отменились гастроли в Сеуле. Что испытали вы, женщина, родившаяся на Украине, узнав, что инициатором отмены выступило посольство этой страны?

— С одной стороны, было обидно и неприятно. С другой... Знаете, в тот момент я подумала: ну, а кого они наказали? Не меня — точно! Наказаны зрители, которые ждали меня, корейские организаторы, вложившие много сил, времени и средств на организацию этих гастролей, которые четыре года переносились, начиная с пандемии. И вот теперь, за месяц до моего приезда, когда уже было продано 80% билетов на все четыре концерта, люди всё же решили пойти на такой гадкий поступок. Организаторы гастролей с корейской стороны делали все возможное, чтобы спасти ситуацию. Но министерство культуры Кореи приняло решение об отмене, и люди начали сдавать билеты.

— С вами впервые такая некрасивая ситуация?

— Нет. Сразу после начала СВО театр Ла Скала отменил все мои выступления. От дирекции театра я получила письмо: «В связи с ситуацией в мире мы считаем, что сейчас вам лучше не приезжать». Кратко, корректно.

— Притом, что вы этуаль Ла Скала.

— Уже нет. Но продолжаю любить этот дорогой моему сердцу великий театр. Я там очень много танцевала, проводила много месяцев, разучивая новые постановки. Я там была счастлива. Ла Скала для меня — как родной человек, которого ты любишь и простишь всё. Дадут возможность снова там выступать — приеду с огромным трепетом. Да и в Корею поеду, конечно, как только будет возможность. Я зла не держу. И там, и там — мои любящие зрители.

— В интервью aif.ru Вадим признался, что очень трепетно относится к «Па-де-де на пальцах и для пальцев», потому что вы вдвоем на сцене. А вам легко было приноровиться к совместному существованию в одном проекте, все-таки вы из разных профессий, хотя и нашли, как их объединить...

— Мне очень легко работать с мужем. Вадим — гениальный скрипач, невероятно внимательный и чуткий! Стоит ему услышать темп, который мне необходим для исполнения хореографии, один раз сыграть его, — и больше повторять не надо. Я даже в шутку советую ему дирижировать балеты. Настолько прекрасная музыкальная память! Он также запоминает танцевальные движения, следит за мной, даже когда сам играет, и точно знает, когда я закончу пируэт... Только профессионал-дирижер на такое способен. Я всегда наслаждаюсь его блестящим исполнением и вдохновляюсь.

«Пандемия научила жить здесь и сейчас»

— С вашей дочерью у вас могло быть трио на сцене. Не обидно, что Аня не пошла в балет?

— Обидно. Но она выбрала другой путь. Сейчас ей уже 13, она состоит в юниорской сборной России по художественной гимнастике... Анюту я отдала в спорт для развития физических данных. Также она ходила в художественную школу, рисовала, занималась в разных кружках, в том числе, гимнастикой. Начались соревнования, первые медали, сборы, она все больше втягивалась в спортивную жизнь. А когда пришел момент поступать в хореографическое училище, Аня сказала: «Я уже спортсменка». К счастью, балет она любит и смотрит все мои спектакли.

— Балет — нелегкое искусство. А профессиональный спорт — это совсем не про здоровье...

— Да, но детям нравится. В плане здоровья я подсказываю и помогаю дочке всем, чему научилась за годы карьеры в балете. Сама в детстве не знала и не понимала, как следить за телом, мышцами, как улучшить здоровье. Этому, к сожалению, в школе не учат, я пришла к пониманию уже взрослой. Спина устает, ноги устают. А когда накапливается усталость, могут возникнуть травмы. Поэтому массажи, физиопроцедуры, расслабляющие ванны — это все нужно делать регулярно.

— Но у всех балерин с возрастом неизбежно возникают проблемы с суставами?

— Нет, у всех по-разному. У кого-то они начинаются еще в школе, у кого-то в театре, у кого-то — после окончания карьеры. Все индивидуально. И предсказать невозможно.

— Помимо балета у вас много параллельных проектов: телепрограммы «Большой балет», «Большие и маленькие», благотворительный фестиваль «Светлана», фестиваль «Бенуа де ла данс».

— Да, все верно. И ещё большая нагрузка в образовательном центре «Сириус» — там я являюсь художественным руководителем хореографического направления. Много сил и времени отнимает международный фестиваль «Бенуа де ла Данс». Несколько лет назад я возглавила его и стала не только художественным руководителем, но и председателем жюри. Мне интересно делать что-то новое, пробовать себя в неожиданных проектах.

— Вы общались с легендами нашего балета. С Васильевым танцевали на открытии Олимпиады в Сочи. Плисецкая выбрала вас для своего юбилея, который, к сожалению, стал концертом в память о ней...

— Майя Михайловна — легенда, я ей очень благодарна за спектакль «Кармен-Сюита». Именно благодаря ей он родился на свет, и я сейчас могу исполнять роль Кармен. Правда, мы почти не репетировали вместе. Это был один или два дня перед моей премьерой, когда она пришла на репетицию. Сделала несколько интересных пожеланий и всё. Но тогда как раз приезжал Альберто Алонсо, хореограф спектакля «Кармен-сюита» (он его потом ставил на Кубе для Алисии Алонсо), и Майя Михайловна сказала: «Мне трудно тебе что-то подсказать — ты танцуешь другой спектакль». И это действительно так. Альберто Алонсо показал мне версию балета, которую танцевала гениальная Алиса Алонсо. Она очень отличается от московской.

— С Макаровой было более плотное общение?

— С Натальей Романовной я репетировала «Лебединое озеро», когда она его ставила в оперном театре Рио-де-Жанейро. Удивительная женщина! Работать с ней одно удовольствие, было очень интересно! Она меня очень полюбила и открыла интересные моменты в белом Лебеде. Было время, когда мы много общались, часто созванивались. Я была у нее дома в Лондоне.

— Каждый из мастеров чему-то научил вас в профессиональном плане. А в человеческом?

— Они все очень разные. Кто-то более открытый и жаждал помочь. Другие передавали знания более сдержанно. А человеческие уроки... Жизнь каждый день их преподносит. Копировать же кого-то — не в моих правилах.

— По-моему, Николай Цискаридзе сказал, что вы никогда никому не подражаете. И ни на кого не похожи.

— Стараюсь. Я всегда уважала коллег, которые что-то делают — великих и невеликих. Потому что труд балетного артиста тяжелый.

— Будущее не пугает вас?

— Не думаю о нем. Пандемия научила надолго не планировать. И просто жить — здесь и сейчас. Тот период очень тяжело дался мне, остановился весь творческий процесс. И вот наконец все опять завертелось, пришли новые идеи. Пока — стадия формирования, но надеюсь, все получится.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах