1210

Кино против фашистов. Как показали хронику войны на процессе в Нюрнберге

Главный зал Дворца юстиции во время Нюрнбергского процесса.
Главный зал Дворца юстиции во время Нюрнбергского процесса. © / Commons.wikimedia.org

20 ноября 1945 года в Нюрнберге начался процесс по делу нацистских преступников, которых обвиняли в преступлениях против человечества. Этот международный трибунал был создан союзниками по антигитлеровской коалиции, чтобы доказать вину подсудимых — высших чинов Германии — в преступлениях против мира и против человечности, в нарушении законов войны.

Одними из доказательств вины в ходе процесса стали два документальных фильма: один предоставила американская сторона, другой — советская. Этим фильмам посвящен один из эпизодов веб-сериала «Как снимали войну», совместного проекта Гильдии неигрового кино и портала «Кино-Театр.Ру». Серии посвящены знаковым моментам работы фронтовых кинооператоров, среди героев «Как снимали войну» — Владислав Микоша, Николай Лыткин, Мария Сухова. Есть и серии, посвященные кинотехнике тех лет или «Оскару», полученному за документальный фильм про оборону Москвы.

АиФ.ru поговорил с создателем серии про Нюрнбергский процесс, одним из режиссеров проекта Георгием Молодцовым о фильме «Как снимали войну», о том, как изменили документальное кино показанные на трибунале фильмы, и о том, кто делал эти картины.

Игорь Карев, АиФ.ru: Расскажите немного об этом проекте. К чему он приурочен, почему решили взяться за эту тему?

Георгий Молодцов: Проект начался примерно в феврале 2020 года. К 75-летию Победы мы решили осветить Великую Отечественную войну с той стороны, которая понятна документалистам-профессионалам. Это кинохроника и работа людей, создавших тот визуальный образ, который сейчас используется в каждом материале, фильме или новостном сюжете, посвященном войне.

Цена снятых кадров была очень высока, ведь фронтовые кинооператоры шли на фронт не как кинематографисты, но и как солдаты. Но благодаря им был создан весь тот объем кинохроник, который стал невероятным документом эпохи, а также появились новые приемы создания документальных фильмов, которыми пользуются и современные документалисты.

— Понятно желание показать работу фронтовых кинооператоров, но почему в этом фильме появилась отдельная серия про Нюрнбергский процесс?

— Про Нюрнбергский трибунал выходит много документальных фильмов, но они в основном рассказывают о том, как проходил сам процесс. Но о создании представленных на суде киноматериалов фильмов почти нет. И нам было интересно рассказать о том, откуда в советском обвинении появился фильм в том формате, в котором советские документалисты никогда не работали, откуда взялась форма «торжественного свидетельства» операторов, письмо, в котором подтверждается подлинность материалов.

В этом фильме вместо обычного текста с агитационным, ярким эмоциональным окрасом лишь очень сдержанно перечисляют сухие факты, а также подчеркивают фамилии операторов, указывают, кто, где и когда снял данные кадры. Это абсолютно выбивалось из эстетики хроники, которую тогда показывали в СССР.

— И почему советские документалисты решились на такое изменение привычного подхода?

— Чтобы понять причину этих изменений, нам пришлось поднять всю хронологию процесса. Оказывается, в США была проделана огромная юридически-правовая работа, которая помогла создать прецедент показа таких материалов и приобщения их к материалам дела. Но в советской стратегии обвинения идея использования наших киноматериалов появилась лишь после того, как в самом начале суда американцы показали свой фильм, снятый в 1944-1945 гг. на освобожденных территориях. Наша делегация тогда увидела возможность представить и свои подобные доказательства, поняла, что снятая советскими кинооператорами хроника гораздо сильнее американских материалов. Для этой работы Центральная студия документальных фильмов выделила лучших сотрудников.

— Кто работал над фильмом с советской стороны?

— В основном это были женщины-режиссеры монтажа, которые являются легендами нашей документальной школы. Руководил ими Роман Кармен, который видел то, что показали американские обвинители, знал, какие юридические формулировки используются. Всё делалось для того, чтобы этот фильм был именно документом, который нельзя обвинить в пропаганде или несоответствии юридическим стандартам процесса. И в итоге киноматериалы, снимавшиеся для фиксации и демонстрации, стали самостоятельными свидетельствами. Мы показали свой фильм на 62-й день трибунала.

— В США такой формат доказательств, получается, был привычным?

— Да, в США норма показа киноматериалов в суде появилась ещё в 1920-е годы, хотя тогда они были лишь дополнением к живому свидетелю. Но использование киноматериала как доказательства без свидетелей стало общепринятой практикой именно после Нюрнбергского процесса. Кроме того, показанные во время так называемого «Большого процесса» материалы были использованы ещё не раз во время «малых процессов». Например, их показывали в Израиле во время суда над Эйхманом.

В принципе, американцы работали в стратегии, которую они определили задолго до начала фактического процесса и даже подготовки к нему. Процесс сбора этих документальных кадров начался только в 1944 году, а процесс систематизации их для трибунала — с марта 1945-го. Фильм делали, кстати, американские кинематографисты Джон Форд, Джордж Стивенс, братья Шульберги — при помощи, что поразительно, немецкого режиссера Лени Рифеншталь. Меня очень впечатлило, что с обеих сторон — и американской, и советской — фильмами-доказательствами занимались известные в кинематографе люди, делами доказавшие право на профессию.

— А с советской стороны что?

— А советская сторона начала фиксировать и «класть на полку» кадры нацистских зверств с самого начала войны, не используя их в официальных киножурналах, но тщательно фиксируя дополнительно к основному материалу. И, когда советские юристы увидели возможность продемонстрировать эти материалы по подготовленной американцами юридической схеме, они достойно представили их на трибунале.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы