Примерное время чтения: 6 минут
1833

Эта ваша заливная рыба. Что не так в фильме «Ирония судьбы в Голливуде»?

В прокат выходит романтическая комедия «Ирония судьбы в Голливуде» — российский режиссер Марюс Вайсберг перенес действие фильма Эльдара Рязанова в Америку и взял на главные роли американских актеров.

У российских зрителей очень сложные отношения с ремейками советской киноклассики. Какие-то попытки современных режиссеров обратиться к знакомым сюжетам оказываются провальными, другие даже становятся кассовыми хитами, но всё равно уступают по популярности оригинальным картинам. Пример второго случая — это фильм Тимура Бекмамбетова «Ирония судьбы. Продолжение», который был то ли ремейком, то ли сиквелом фильма Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром» и стал лидером по выручке в 2008 году.

Из-за этого двойственного отношения решение режиссера Марюса Вайсберга снять ещё один ремейк «Иронии судьбы», которая изначально была пьесой Рязанова и Эмиля Брагинского, вызвало немалый шум. У Вайсберга в фильмографии преобладает легкий жанр — он снимал «Гитлер капут!», основанный на сборнике анекдотов про Штирлица, серии фильмов про «Любовь в большом городе» и про «Бабушку лёгкого поведения». Поэтому актеры рязановской «Иронии...» выступили против его проекта чуть ли не единым фронтом. К тому же Вайсберг собирался снимать свою версию в США, с американскими актерами и в американском антураже. То есть никакой путаницы между Москвой и Ленинградом и двумя 3-ми улицами Строителей не предполагалось изначально. Вайсберг на протесты внимания не обратил, и в итоге его «Ирония судьбы в Голливуде», которая 8 сентября выходит в российский прокат, получилась даже милой.

О чем этот фильм?

30-летняя Марго (Эмма Робертс, дочь актера Эрика Робертса и племянница Джулии Робертс) живет с кошкой в районе Вествуд, по адресу Мэйпл-драйв, 15. Под самый Новый год она с трепетом ожидает, что её возлюбленный Кип (Льюис Тан) сделает ей предложение, но совместный ужин в кафе заканчивается неожиданным расставанием. Марго в отчаянии — она обещала привести Кипа на свадьбу своей сестры и теперь не может не выполнить обещание.

30-летний адвокат Гриффин (Томас Манн) живет в районе Норвуд, но тоже по адресу Мэйпл-драйв, 15. У него есть возлюбленная — блогер и инфлюэнсер Клементина (Мэделин Петш), которой он в том же кафе делает предложение. Клементина согласна на помолвку, но требует, чтобы Гриффин повторил своё предложение в другой обстановке, более подходящей для миллионов подписчиков — и назначает дату, 31 декабря. На этот же день назначена и свадьба у сестры Марго.

Фото: Централ Партнершип

Но 31 декабря Гриффин идет с друзьями в русскую баню, напивается, а таксист-мигрант отвозит его вместо Норвуда в Вествуд. Ключ находится на привычном месте — под горшком у входа, кошка почти та же самая, мебель тоже, да и другие отличия минимальны. Поэтому Гриффин принимает душ и заваливается спать — и просыпается, когда на него садится расстроенная Марго. Конфликт достаточно быстро удается уладить, и на этом их знакомство могло бы закончиться — но Марго делает Гриффину предложение стать Кипом на время свадьбы. А тот не может отказаться.

Чем это отличается от фильма Рязанова?

Марюс Вайсберг не удержался и использовал отдельные моменты, которые хорошо знакомы отечественным зрителям по фильму Рязанова.

В первую очередь, это, конечно, похожие районы с одинаковыми адресами. У Рязанова и Брагинского это была 3-я улица Строителей в Москве и Ленинграде; у Вайсберга — Мэйпл-драйв в двух плохо различимых пригородах. В одном из интервью режиссер признавался, что и идея американского ремейка «Иронии» пришла к нему после того, как он увидел одинаковые дома, заполненные одинаковой мебелью из «Икеи».

Фото: Централ Партнершип

Второй момент — это предновогодняя традиция Гриффина и его друзей ходить в баню. В СССР эта традиция была достаточно массовой и не вызывала у зрителей никаких вопросов. В современных США Вайсбергу пришлось использовать «костыли» — то есть придумывать главному герою друга из России, ну а заодно добавлять не слишком знакомого с местной географией таксиста. Этот сюжетный поворот, кстати, смотрится как совершенно инородная вставка в стандартный ромком — и является абсолютно необязательной. Всё равно понять эту отсылку смогут только зрители из бывшего Советского Союза.

Ну и главная отсылка к оригинальным фильму и пьесе — это «Ирония судьбы» в русской локализации. Впрочем, по-английски фильм называется «About Fate» — «О судьбе», и эта судьба, которая способна связать два любящих сердца, в фильме Вайсберга обыгрывается неоднократно и даже навязчиво.

Фото: Централ Партнершип

В остальном «Ирония судьбы в Голливуде» — это типичный американский рождественский ромком со сказкой, принцессой, принцем и потерянной туфелькой. И, возможно, если бы Вайсберг ограничился бы только одинаковыми адресами проживания главных героев, критиковать картину вообще было бы не за что.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах