aif.ru counter
19.03.2002 00:00
48

"Собачья" жизнь приличного человека

АиФ Выбор № 2 19/03/2002

Вот уже около семи лет каждую субботу на канале НТВ выходит "Дог-шоу" "Я и моя собака", которую с удовольствием смотрят все телезрители. Передача эта очень добрая, в мире ей аналогов нет. Ее создатели - Михаил Ширвиндт и Александр Коняшов. С одним из них, Михаилом Ширвиндтом, сыном известного актера и художественного руководителя театра Сатиры Александра Ширвиндта, наша беседа. Проходила она в офисе телевизионной компании "Живые новости".

"Мой прадед разработал генеральный план застройки Москвы, мой дед был скрипачом в Большом, бабушка была "центровой" тусовщицей театральной богемы, да и родители - приличные люди. А мне... грозила тюрьма за пьяные выходки, меня исключили из Щуки, из комсомола... Да и сейчас многие смотрят на меня как на идиота."

-Михаил Александрович, от кого вам передалась любовь к животным?

-Почему-то многие считают, что раз я делаю программу про животных, то я - фанатик и чуть ли не идиот, который целыми днями только и занимается животными. А я их люблю так, как любит большинство людей, то есть отношусь к ним спокойно. Правда, к собакам у меня отношение более нежное, чем к другим животным, а кошек, птиц и попугаев не люблю.

- Как Михаил Ширвиндт, сын приличных родителей, дошел до жизни собачьей?

- Любовь к собакам - вне каких-то социальных категорий. Можно быть сыном и неприличных родителей, даже бомжем, и в то же время искренне любить животных. Но вы правы, я, действительно, из очень хорошей семьи. И наследственность у меня просто замечательная. Моя мама - архитектор, прадед по ее линии был главным архитектором Москвы, кстати, это он разработал генеральный план ее застройки. По отцовской линии дедушка мой был скрипач, играл в оркестре Большого театра. Бабушка же, формально, работала администратором филармонии, а, выражаясь современным языком, являлась центром тусовки в Москве, дружила с известными актерами, что, естественно, в итоге сказалось и на моем отце.

- Во всех своих интервью вы говорили, что в детстве были двоечником и хулиганом.

- Ох, сколько можно... А вам я скажу, что я был отличником и школу окончил с золотой медалью и практически все усваивал очень быстро, так что уроки не надо было делать. Теперь с журналистами я буду придерживаться только такой линии.

- Эко вы... А если честно?

-Ну как можно изменить свое детство и юность. Они были как у многих.

- Кто были ваши друзья?

- Они у меня были разные. В детстве самым близким другом у меня был сын нашего дворника Ренат Хабибулин. Мы с ним иногда такое вытворяли... Одно время повадились ездить в троллейбусе, где тогда были кассы. Помните, нужно было в кассу бросить пятачок и оторвать билетик? Мы видели, как люди говорили: "Не опускайте пятачок!". Мы тоже становились у кассы и орали: "Не бросайте, пожалуйста, пятак!". За день сшибали неплохие деньги, на которые потом гуляли. Но как-то в Сокольниках нас застукали, дома был дикий скандал, мне здорово влетело. После этого попрошайничать мы перестали.

- Первую любовь помните?

- Попробую вспомнить. Да, в нашем дворе жила девочка Даша. Я учился тогда в классе восьмом, она была на год или два моложе. Мы с ней подружились в пионерлагере. Потом каждое утро я провожал ее до трамвая: мы учились в разных школах. Наверное, Даша и была моей первой любовью.

- Еще какие-то детские увлечения помните?

- Обожал хоккей, играл в дворовых командах. Почти девять лет практически профессионально занимался в спортивной секции конным спортом. Правда, после восьмого класса конный спорт пришлось оставить. Я был высокого роста, поэтому профессионального жокея из меня бы не получилось.

- Вы с отцом в детстве дружили?

- У нас были обычные отношения как у отца с сыном. В основном моим воспитанием занималась мама, так как отец всегда был очень занят. Конечно, родителям пришлось со мной натерпеться.

- Вы ведь и в театральном училище были далеко не паинькой?

- Да, была история, которая даже стала основой фильма "Русский регтайм", который снял Сергей Урсуляк. Во время празднования 60-летия Советской власти мы с друзьями выпили и сорвали красный флаг, а потом бегали с ним по улице. Это был абсолютно революционный порыв, но органы внутренних дел его не поняли. Нас арестовали, за эту глупость нам грозила тюрьма. Что стоило моим родителям этого не допустить, говорить не буду, но в итоге нас выгнали из комсомола и из Щукинского театрального училища. Лишь через два года удалось восстановиться в институте.

- Чем занимались эти два года?

- Год работал монтировщиком декораций в театре "Современник" - адова, надо сказать, работа, потом - в "Москонцерте", здесь с ансамблем "Самоцветы" объездил практически всю страну.

- Как складывалась ваша жизнь после театрального училища?

- Семь лет отработал в театре "Сатирикон" у Кости Райкина, с которым подружился, когда работал в "Современнике". Потом мне неожиданно предложили на телевидении вести передачу "Лотто-миллион". Мне было страшно интересно это попробовать. Но довольно быстро эта передача выдохлась. Я очень не люблю в жизни быть от кого-то зависимым, поэтому и ушел из передачи.

- А как родилась программа "Дог-шоу"?

- Как-то с Алескандром Коняшовым мы сидели и сочиняли развлекательную программу, хотелось сделать ее семейной. В это время ко мне подошел мой спаниель Сандрик, и я, почесывая его, вдруг подумал: а что, если сделать программу о собаках? Саша поддержал мою идею, и мы за час написали сценарий передачи.

- Как вы выбираете участников программы?

- В основном по письмам. Будущие участники рассказывают истории о своих питомцах, что они умеют делать. Мы приглашаем на собеседование. Для нас главное, чтобы хозяева собак были людьми общительными, открытыми и обязательно обладали чувством юмора. Собаки непременно должны быть воспитанными и не пугливыми.

- Вы, наверное, теперь собачий профессионал?

- Слава Богу, нет. Если бы я стал собачим профессионалом, не было бы уже программы "Дог-шоу", а была бы специальная кинологическая передача для профессионалов. Конечно, мы с Сашей перерабатываем огромный объем информации, чтобы написать собачьи вопросы, но, к счастью, эта информация быстро выветривается. Мы стараемся сохранять свежесть восприятия.

- В вашей программе бывает немало "нештатных" ситуаций.

- И самое смешное - это не то, как собаки от волнения задирают лапы на мои дорогие костюмы, а то, как их хозяева отвечают на вопросы. Помню, был вопрос: "Чем Энгельс приводил в ужас Маркса?". Этот вопрос тоже был связан с собакой. В этой передаче участвовали три школьницы-выпускницы. Увидев на их лицах недоумение, я спросил, знают ли они вообще, кто такие Маркс и Энгельс. И услышал в ответ: "Нет". Я был просто в шоке. Потом одна неуверенно сказала: "Может быть, это шоколадки?". Наверное, по ассоциации с "марсом" и "сникерсом". Но больше всего меня изумила одна из участниц, которая на вопрос, знает ли она, кто такой Ленин, ответила не задумываясь: "Мужчина". В жюри в тот день участвовал дирижер из Америки, который немножко понимал по-русски. Он сказал, что это было самое большое потрясение в его жизни.

- Во время передачи невозможно предвидеть, как поведет себя собака.

- Это так. В быту я собак никогда не боялся, а вот профессионально стал относиться к ним настороженно: когда делаешь резкие движения, овчарки иногда бросаются. Одна из них меня цапнула, такая дура попалась. Этот эпизод мы вырезать не стали. А так, тьфу, тьфу...

- Вашу передачу закрывать не пытались?

- Нет, не пытались. Мы сами ее приостановили из-за материальных проблем. Сейчас нужно либо ее закрывать, либо полностью обновлять. Судя по всему, вырисовывается второй вариант. Съемки будут проходить в огромной студии Останкина. Мы собираемся принципиально изменить оформление студии, структуру передачи. Так что скоро она начнет выходить в обновленном виде. Пока впервые за семь лет наша передача идет в повторах. Кстати, "Дог-шоу" сейчас самая старая программа на канале НТВ.

- За что вы получили в Санкт-Петербурге "Золотого Остапа"?

- У нас в стране раз в год проводится юмористический фестиваль. Мне вручили статуэтку "Остапа" с такой формулировкой: "За собачье отношение к юмору". Я заставил всех академиков юмора встать на четвереньки, и через них прыгали собаки. Было очень смешно. Вот на стене у меня висят дипломы: мы пять раз выходили в финал ТЭФФИ, что считается очень престижным.

- За эти семь лет не было желания бросить эту программу и взяться за что-то другое?

-Честно говоря, надоело. Поэтому мы и пытаемся придать ей новое качество. Как продюсер занимаюсь и другими проектами. Делаю программу "Путешествие натуралиста", которую ведет Павел Любимцев. С этой программой мы объездили уже полмира. Задумано еще несколько проектов, которые, надеюсь, скоро запустим.

- У вас дома есть собака?

-Есть. Чоссер - белый лабрадор, очень симпатичный пес. Собака - это потрясающий антистресс. Какой бы ты ни пришел домой, почесывая собаку, снимаешь с себя большую часть напряжения. Собака, как громоотвод, отводит от тебя все накопившееся за день.

- Михаил Александрович, вы со своей женой где познакомились?

- В театре "Сатирикон", куда Таня пришла после окончания Школы-студии МХАТ. С ней мы уже семнадцать лет. У нас растет дочь Саша, которой пятнадцать лет. Саша нормальная девочка, любит все современные музыкальные направления, названия которых я и выговорить не могу. Она похожа на меня - в меру ленивая, в меру способная. Моему старшему сыну Андрею от первого брака - двадцать лет, он учится на юриста. Это очень образованный и не по годам развитый юноша. Как-то несколько дней подряд мы проводили на даче в обществе его друзей. Меня поразила их безапеляционность, чересчур серьезная жизненная философия.

- В честь кого вы назвали своих детей?

- Сына - в честь Андрея Миронова, который был его крестным отцом, а Сашу - в честь дедушки, Александра Анатольевича Ширвиндта.

- У вас, говорят, необыкновенная дача.

- Действительно, дача - предмет моей гордости. В 1935 году ее получил еще прадед. Как академику ему под Новым Иерусалимом дали гектар земли. С него и начался поселок НИЛ - наука, искусство, литература. По тем временам, это был элитный поселок, где имели дачи такие корифеи, как Бабель, Веснин, Эренбург и многие другие. У нас двухэтажный дом с покосившейся террасой, который проектировал сам прадед. Терраса представляет собой сплошные окна с необычным рисунком. Все гости ахают, когда видят нашу дачу.

- Вас можно назвать человеком с умелыми руками?

- У меня есть одно качество - лень. Если мне удается ее преодолеть, то, в принципе, могу сделать по дому все.

- Михаил Александрович, что за ресторан вы собираетесь открывать с Антоном Табаковым?

- Я белой завистью завидую уникальной энергии Антона. В наших условиях он открывает рестораны, которые растут, как грибы, и успешно работают. Каждый из них превосходит европейский уровень обслуживания. Если бы присуждался приз ТЭФФИ в этом виде бизнеса, его бы смело можно было бы награждать. Это творческая личность. Он предложил мне принять участие в реализации его нового проекта: открытии еще одного ресторана. Я с удовольствием приму в нем участие.

- А вы сами готовить любите?

- Последнее время да. Понимаете, с возрастом еда превращается в некую акцию, способ общения с семьей, с друзьями. Поэтому к еде начинаешь относиться творчески. Я люблю и умею готовить мясо и рыбу. Правда, мне далеко до Антона Табакова, который готовит просто необыкновенно.

- У вас не бывает мысли о возвращении в театр, ведь вы же - актер?

- Даже в страшном сне не могу представить свой выход на сцену. После семи лет работы в театре понял, что эта профессия не моя, я ее не люблю. Я человек непостоянный, ненавижу рутину, наверное, из-за нелюбви к монотонному труду столько и перепробовал в своей жизни.

- Сейчас часто с отцом встречаетесь?

- К сожалению, в последнее время редко, потому что очень напряженный ритм жизни и у него, и у меня.

- Михаил Александрович, вам бы не хотелось изменить в себе какие-либо черты характера?

- А зачем это нужно? Я хочу оставаться таким, какой есть. Вот есть у меня лень, так она мне очень импонирует. Ее всегда можно преодолеть. Если же пытаться себя изменять, то это буду уже не я.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество