aif.ru counter
21.12.2004 00:00
542

Австралийские аборигены дают урок выживания

АиФ Я хочу всё узнать! № 24 21/12/2004

Ей позвонил аноним и сказал, что если она хочет встретиться с настоящими аборигенами, чтобы была готова. Молчаливый, угрюмый человек на джипе увозил ее далеко-далеко в пустыню, туда, где не было не только домов, но и дорог; туда, где пески доходили до горизонта и температура не опускалась ниже 50 градусов. Она не знала, что ей предстоит прожить в пустыне с людьми, не шагнувшими дальше первобытнообщинного строя, около четырех месяцев...

Американка Марло Морган не писательница и никогда не собиралась ею становиться. Однако ее книга "Послание с того края земли" будоражит умы читателей Америки и других стран уже несколько лет. Теперь и у россиян есть возможность ее прочитать. Недавно в новом издательстве "ГАЯТРИ" состоялась презентация этой книги, и сама Марло Морган прилетела в Москву специально, чтобы лично рассказать о своих приключениях...

Врач по специальности, она поехала "на тот край земли", в далекую Австралию, чтобы получить новый опыт в своей врачебной практике. Работая врачом, она видела бедственное положение городских аборигенов, которым практически никто не давал работу, и попутно стала помогать им найти себя в социуме. Но вскоре ей пришлось столкнуться с самыми настоящими австралийскими аборигенами...

"Мы остановились около небольшого сарая, - рассказывает Марло Морган. - Навстречу вышло много полуодетых людей. Мне дали непонятный сверток и сказали: "Давай, одевайся!" Одежда - это громко сказано. Мне предложили большую тряпку, чтобы обмотать ее вокруг тела. Когда я разделась, все мои вещи, включая приобретенный накануне костюм, новый фотоаппарат, диктофон, купленный специально для этого случая, ювелирные украшения, кредитные карточки, деньги, водительские права, бросили в огонь. Я была шокирована, но женщина, которая сделала это, посмотрела на меня с таким добродушным выражением лица, что на нее невозможно было рассердиться. Я подумала, что она сумасшедшая".

- Потом вы узнали, почему вам не оставили вашу одежду?

- Это был первый урок племени - нельзя слишком сильно привязываться к вещам. Эти первобытные люди хотели показать мне, что те вещи, которые я считала важными в своей жизни, удерживали меня от духовного. Они поняли, что у любого человека с часами на руке, концепция времени является ключевой для психики. Когда я попала в пустыню, у меня не было никакой духовной базы. Они посчитали, что часы мне только помешают войти в контакт с Вечностью. Если ты ходишь с часами, это значит, что ты думаешь, что у Вечности есть начало и конец.

- Но все-таки человеку, привыкшему к благам цивилизации, нелегко прийти к познанию Вечности без элементарного комфорта... Насколько помогала та одежда, которая была на вас? Удобна ли она была?

- Они дали мне длинный кусок тряпки, которым следовало обмотаться. Крайне неудобно. Просто ужасно. На мне не было даже нижнего белья. Я уже дама в возрасте и была рождена задолго до освобождения женщин, до того, как они начали сжигать свои бюстгальтеры. И находиться в пустыне без белья было для меня серьезным испытанием.

- Сколько человек вас было?

- В начале пути нас было около 40, но по ходу движения некоторые отходили от группы в пустыню и через какое-то время возвращались. Там мало еды и воды. В одном месте могла находиться только очень маленькая группа. Поэтому эти племена обычно путешествуют семьями. Но по случаю моего прибытия они собрались вместе, чтобы испытать меня. Сначала мне дали кусочек какого-то фрукта. Переводчик попросил благословить эту пищу. Я не очень понимала, что они от меня хотят. Когда я срезала верхушку и начала чистить плод, кожура, вместо того, чтобы отвисать вниз, как на банане, начала закручиваться кверху. Все люди, которые там были, вытаращились на меня, и у них вырвался возглас изумления. Я понятия не имела, что это значит. Позднее я выяснила, что это своего рода ритуал, чтобы выяснить, какой человек перед ними.

- Как вы общались с племенем? Вы пишете, что был переводчик. Но откуда он знает английский и почему передвигается на джипе, ведь племена не общаются с белыми людьми?

- Оота (так звали переводчика - прим. автора) вырос в городе. Там всему научился. Почему он вырос в городе? В течение долгого времени австралийское правительство забирало детей из семей аборигенов. Их отдавали в детские дома. Многие, когда вырастали, удирали оттуда: кто-то пытался отыскать своих родных в пустыне (так сделал Оота), кто-то убегал в другие города и пытался стать полноправным гражданином. Самостоятельно выжить в пустыне таким беглецам было достаточно трудно. Это были такие же люди цивилизации, как и мы, совершенно не приспособленные к жизни в бескрайних песках. Они даже не знали, как искать под землей воду. Те, кто убегал в города, пытались находить какую-то работу, но безуспешно. Их никто не нанимает даже сейчас. Поэтому большая часть австралийских аборигенов находится в состоянии потерянности. Большинство живет в бедности. И многие из них алкоголики.

- Как разговаривают между собой члены племени?

- Они практически не разговаривают вслух. Основное средство связи - это телепатия. Однажды один молодой человек убежал вперед. Через какое-то время вождь остановил нас и упал на колени. Оказалось, что молодой человек послал сообщение, что поймал кенгуру и спрашивает разрешения отрезать ей хвост, чтобы он смог донести добычу в одиночку. Я сначала не поняла, как это он "послал сообщение". Ни телефона, ни телеграфа в поле видимости не наблюдалось. По словам Ооты, Истинные люди (так называли себя члены племени) владеют телепатией, потому что никогда не лгут, ничего не скрывают. Они и меня пытались научить, кое-что получалось, но я поняла, что для большинства моих белых друзей это бесполезно, пока есть хоть что-то, что мы хотим скрыть друг от друга.

- В племени вам приходилось есть буквально все, что попадалось, даже ползало, на пути. Сразу ли вы приняли такую пищу?

- Первое, что мы ели - это черви. Способ приготовления прост. Червя заворачивают в лист какого-то растения и бросают в горячие угли. То, что в конце концов получается, больше похоже на сухое печенье, чем на червя. Я тогда не знала, как правильно есть червяка. Нужно откусывать по чуть-чуть. Когда я откусила большой кусок, эта часть зашевелились во рту. Меня поначалу даже рвало от этого. Но больше ничего съедобного не было, поэтому приходилось есть и червей. В таких условиях учишься ценить любую еду. Назовите все, что угодно, и я скажу, что мы это ели. Яйца птиц, корнеплоды, всякие ящерицы, термиты, во внутренних озерах - рыба, лягушки... Их любимое "лакомство" - муравьи. Они засовывают кисть руки в муравейник, ожидая пока муравьи облепят ее, не оставив пустого места. Потом - все в рот. Такие необычные ощущения, когда во рту у тебя что-то копошится...

- Были ли какие-то "блюда", которые вам действительно понравились?

- Аборигены не разговаривают во время еды. Они входят в контакт с пищей. Верят, что если едят ящерицу, например, то нужно принести благодарность этой ящерице за жизнь, которую она отдает. Эта ящерица была рождена, чтобы стать частью твоего тела. Ты приглашаешь эту ящерицу в себя и становишься отчасти ящерицей. Я же для себя говорила: получаю кальций, магний и белки. Я старалась не "привкусиваться". Потому что это кровь, кишки, шкурка, экскременты.

- Вы испытывали чувство голода или полностью насыщались той едой, которую давали?

- Я все время была голодной. За время пребывания в пустыне похудела на 35 фунтов. Сами аборигены очень худые, поджарые и у них здоровая кожа. Я же выглядела не лучшим образом - вся пересохла, шелушилась и, думаю, резкая потеря веса - основная причина того, что от меня дурно пахло. В еде, которую мы обычно употребляем, куча всяких консервантов и прочей ерунды. Когда резко сбрасываешь вес, с потом выходит вся эта дрянь. Думаю, от любого человека из нашего общества в таких условиях так же несло бы. А они не пахнут. Вообще никак.

- Пустыня - это палящее солнце. Наверняка, были сильные ожоги. Аборигены вас как-то лечили?

- Все, что хоть чуть-чуть выставлено на солнце, обгорало немедленно: нос, уши, спина, плечи. Я постоянно облезала, что немало удивляло моих друзей-аборигенов. Они-то не обгорают. Из ящериц, которых мы ели, они изготавливали какую-то мазь и ею смазывали мои ожоги. Когда огонь остывал, они укладывали меня в пепел и заставляли перекатываться по нему. Потом они обильно присыпали пеплом те места, которые были особенно обожжены. В какой-то степени это помогало. Но у меня до сих пор много проблем с меланомой.

- Они понимали, что вы, городской человек, можете быть неприспособлены для жизни в пустыне? Можно ведь было разрешить надеть обувь, солнцезащитные очки, нормальную майку в конце концов...

- Нет, они даже об этом не думали. Они считают, что такие неприспособленности - это мутации, искажения. Всех белых людей они называют Искаженными.

- Наверное, тяжело было идти по пустыне босиком. Вы пишете, что ноги горели, как на сковородке. Вы превозмогали боль, или были какие-то спасительные средства?

- Мои друзья сделали для меня что-то вроде туфель. Их изготовление заняло несколько дней. Нужно было собрать все необходимые компоненты. Чего там только не было: кусочки шкуры кенгуру, тростник, перья и... мои волосы. В исторических и этнографических книгах по древней Австралии можно найти название этой обуви - "кадачи". Когда я уходила из пустыни, они были на мне. Они до сих пор у меня. И я их очень берегу. Еще одна такая пара туфель хранится в одном из этнографических музеев Австралии. У меня есть результаты ДНК-анализа, подтверждающие, что в изготовлении моей пары кадачи использованы именно мои волосы.

Когда забирали детей из семей, им запрещали разговаривать на родном языке и вообще учить его. Поэтому они потеряли массу полезных навыков, передающихся из поколения в поколение. В том числе и секрет изготовления такой обуви. Они обычно не носят обуви (впрочем, как и одежды), и эти кадачи используют только для того, чтобы закамуфлировать свои следы, потому что след может рассказать о многом. Если трое прошли по песку босыми, идущий следом за ними два дня спустя будет точно знать, кто прошел и даже сможет сказать, кто идет медленнее, а кто быстрее.

Но горячий песок - не самое трудное в пути. Обезвоживание организма переносилось гораздо тяжелее, чем обожженные ноги. Аборигены привыкли экономить воду, которой в пустыне и так мало, поэтому они пьют понемногу. Их организмы привыкли. А мой нет. Мне требовалось гораздо больше воды, чем им.

Сущей напастью были мухи, которые заползали прямо в уши, ноздри, рот. Они облепляли все лицо! Это было еще хуже, чем обезвоживание. Можете себе представить каких-то жуков, ползающих у вас в слуховых проходах. Если бы мне не помогли, я бы свихнулась. Поскребывание внутри уха может свести нормального человека с ума. Я себя била по лицу и давила их внутри. Мои спутники предупредили меня, что если я не потерплю и не дам мухам выбраться наружу самим и буду давить их, то извлечь их оттуда можно будет только с помощью масла, заливая его мне в ушные проходы, чтобы предотвратить инфекцию.

- Где вы ночевали?

- Люди, с которыми я путешествовала, - кочевники. У них нет и никогда не было не только домов, но даже палаток или тентов. Мы спали на шкурах собак динго прямо на песке под открытым небом. Шкуру можно было положить под себя, под голову или ей можно было укрыться. Когда ночи становились холодными, мы зажигали небольшие костерки (один на двоих).

- Есть ли дикие опасные животные в пустыне и боятся ли их аборигены?

- До того, как белые люди появились в Австралии, там действительно не было животных, которые были бы опасны для человека. Белые люди завезли кошек, собак, которые одичали и стали очень опасны, и других хищников. Но аборигены не боятся диких животных. Собаки динго следовали за нами постоянно. От меня плохо пахло, и они думали, что люди тащат за собой испорченное мясо. Эти хищники доедали объедки, которые мы оставляли. Аборигены никогда специально не стали бы прикармливать динго или любое другое животное, чтобы сделать его домашним. Они считают, что это искажение животного. Ты делаешь животное зависящим от тебя по собственным эгоистическим соображениям, потому что хочешь завести "друга".

- Но дикие-то животные могут напасть на человека?

- Могут, но они почему-то не нападают. Видимо, мы сильно недооцениваем уровень ментальной защиты, которую человек может выставить. Мне кажется, аборигены надежно защищены, потому что они уважают животных.

Однажды я воочию наблюдала встречу с дикими животными и здорово испугалась. Мы набрели на небольшое озерцо. Я очень обрадовалась, потому что рассчитывала наконец-то поплавать. Но мне сказали: "Подожди минуточку, нам нужно спросить разрешения". Аборигены просят разрешения, даже когда тянут воду из земли. Если в округе нет и намека на воду, они разговаривают с той водой, которая под песком. Спрашивают что-то типа: "Не хочешь ли ты подняться, вода?" Если вода говорит "да" (я понятия не имею, как она это делает), то они вытягивают воду через тростниковую трубочку. Поэтому, когда они сказали, что нужно спросить разрешения поплавать, я подумала, что прозвучит нечто вроде: "Вода, ничего, если она поплавает?" Но пока они что-то мурчали по-свойски, из озера не спеша выполз крокодил. А через минуту еще один. На самом-то деле просили разрешения у крокодилов. Один из этих хищников уселся на другом берегу и стал наблюдать за мной. "Вы действительно уверены, что можно купаться? - спросила я у своих друзей. - Он выглядит очень голодным". - "Не бойся. Он тебя не тронет. Он дал разрешение", - ответили мне. Для меня то купание было как крещение, как принятие веры. Я теперь совсем по-другому смотрю на животных. Раньше верблюд в зоопарке для меня был просто забавным животным в клетке. Теперь, проходя мимо клетки, я мысленно прошу у него извинения за то, что он здесь, и я желаю ему быть счастливым зоопарковым верблюдом. Я знаю, что это может звучать глупо.

- Но ведь они охотятся на животных. Не думают ли они, что животное может обороняться, нападать?

- У них три вида оружия для охоты: бумеранг, копье, камень. Задача бумеранга - атаковать животное, пока оно от тебя удирает, нужно попасть ему прямо в основание черепа, чтобы животное умерло мгновенно. Они не хотят, чтобы живое существо мучалось. На самом деле эти люди не охотятся на животных в нашем понимании этого слова. Животное появляется в поле видимости благодаря тому, что об этом просили утром. И они абсолютно уверены, что это животное здесь должно было появиться в этот час, чтобы накормить их.

- Есть ли у них какие-нибудь тотемы?

- У них есть тотемные животные. Аборигены считают, что люди и животные - одно целое. Животные помогают человеку понять многие вещи. Змея учит нас, что порой надо сбрасывать кожу. Надо уметь отказаться от старых идей, привычек. Кенгуру учит не отступать. Это животное всегда прыгает только вперед. Паук учит не быть жадными, а также напоминает, что порой мы слишком сильно поглощены собой и попадаем в свои же сети. Аборигены удивляются, как белые люди не понимают, что угасание каждого вида ведет к человеческой деградации. Они за тысячелетия своего существования не загрязнили воды или воздуха, не поставили под угрозу существование какой-нибудь вид животных, не убили человека.

- Соблюдают ли они гигиену?

- У нас было немного воды. Ее едва хватало на то, чтобы пить и приготовить еду. Поэтому о мытье не было и речи. Вода в пустыне очень охраняема. Даже когда ты находишь воду, ты должен делиться ею с животными. Люди никогда не разрешают опустошать источник до конца. Они находят хоть какую-то емкость, чтобы оставить птицам, потому что пернатые не могут сами ее достать из-под песка. Что касается гигиены, то у них ее нет. Когда от меня стало плохо пахнуть, они закопали меня в песок, оставив только голову снаружи, и оставили так лежать некоторое время, чтобы все шлаки уходили в землю. После этой процедуры резкость исходящего от меня "амбре" уменьшалась. Но комфорт - далеко не первая вещь в списке их приоритетов.

- А какая тогда первая?

- Отношения.

- Что они подразумевают под понятием "семья"?

- По сути, то же, что и мы. Они влюбляются, они женятся. И разводы случаются редко. Если люди расстаются, то они никогда не делают это с ненавистью. Аборигены считают, что любая связь с человеком - это урок. Если ты уходишь с ненавистью, с обидой, значит, этот урок повторится для тебя заново. У них нет случайного секса. Они верят в то, что любовью можно заниматься взглядом. Они более верны партнеру, нежели мы, потому что ходят обычно без одежды. Аборигены считают, что в нашем обществе мужчины слишком привлечены к женщинам, потому что не видят, что под одеждой. Когда на женщине что-то надето, мужчина начинает домысливать, что же там скрыто, под одеждой. Но когда все вокруг гуляют раздетые, нет никакой тайны. Если ты хочешь заниматься любовью, то ты это делаешь со своей женой. Они планируют детей. У них есть специальная противозачаточная трава. Когда они понимают, что пришло время нести ответственность за еще одну судьбу, они перестают ее жевать и тогда могут зачать ребенка. Каждого ребенка они приветствуют одними и теми же словами: "Мы любим и поддерживаем тебя на твоем пути". То же говорят и умирающим. Мои друзья-аборигены были искренне удивлены, когда узнали, что мы при рождении ребенку не говорим приветственных слов.

- Знакомы ли им отрицательные эмоции?

- Да. Например, если ребенок сделал бумеранг, а другой подошел и сломал, то ребенок будет очень зол. И это позволительно. Через несколько дней этот же ребенок будет стоять под дождем, раскинув руки в стороны и светясь от счастья. Его мама подойдет и шепнет на ухо: "А теперь запомни это чувство". Позже, когда этот ребенок вырастет, если ему будет вдруг грустно, обидно, он вспомнит то детское ощущение счастья, и все встанет на свои места. С моей точки зрения, это мудрейшие люди на земле. Я многому у них научилась.

Во время путешествия произошел несчастный случай - мужчина сломал ногу. Открытый перелом. Целительница племени чем-то потерла место перелома, соединила кости, поводила рукой по воздуху над больной ногой и, немного полежав, больной встал и... пошел. Я не могла поверить, чтобы человек так быстро вылечил открытый перелом. Как врач, я понимала, что через какое-то время после эдакого лечения должно было начаться воспаление, а то и гангрена, поэтому периодически посматривала на его ногу. Однажды "больной" поймал мой взгляд и сказал: "Чего ты смотришь на ногу? Это же было несколько дней назад. Все давно забылось". Они привыкли жить сегодняшним днем. И им показалось смешным, что мы любим вспоминать давнишние события.

Парадоксально, но факт - у аборигенов есть, чему поучиться нам, изнеженным цивилизацией обитателям мегаполисов. Они едят червей и разговаривают с водой, но, кроме того, знают простые истины, которые мы за долгие годы эволюции безвозвратно забыли...

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество