240

Дольче и Габбана - сладкая парочка

АиФ Суббота-воскресенье № 24 13/06/2001

Это, пожалуй, самое подходящее им определение. Во-первых, фамилия одного из них - Дольче - с итальянского переводится как "сладкий". Во-вторых, они уже без малого 20 лет живут вместе, демонстрируя редкостное взаимопонимание - творческое и вообще по жизни. И им совершенно наплевать на то, что кто-то считает одежду с лейблом "Дольче и Габбана" чересчур фривольной, а их образ жизни - глубоко аморальным. Если им нравится так думать - на здоровье. А им нравится именно так жить и шить. И Мадонне, Изабелле Росселлини, Настасье Кински и прочим мировым знаменитостям нравится носить одежду от "Дольче и Габбана".

Свобода

ДЛЯ НИХ это ключевое определение. Ощущение внутренней свободы позволяет им легко соединять в коллекции стиль рок-идолов 80-х и темные одежды сицилийских монахов, Мадонну и английских хиппи. Легко созданные, их идеи так же легко приживаются. Именно Дольче и Габбана ввели в моду драные джинсы. Вернее, сумели показать, что старые штаны можно превратить в произведение искусства. Они порвали джинсы в самых неожиданных местах, скрепили их булавками, инкрустировали драгоценными камнями и кристаллами Сваровски, расшили золотой нитью...

За "бельевой стиль" в одежде мы тоже должны быть благодарны именно им. Конечно, робкие попытки выставить интимные предметы женского туалета делались и до них. Но именно Дольче и Габбана превратили бюстгальтер из "стыдной" вещи в шикарный аксессуар, на котором порой строится весь ансамбль. И все вдруг обратили внимание, сколь это целомудренно (ведь все "стратегически важные места" закрыты) и сексуально одновременно. Дольче и Габбана откровенно признаются, где они "подсматривают" идеи:

- Мы не прочь потусоваться в клубах, в ночных дансингах, порой заходим в маленькие уличные магазинчики. И пытаемся ухватить те тенденции, которые рождаются в стиле улицы абсолютно спонтанно, но при этом очень сильно влияют на развитие моды. Иногда идеи приходят весьма неожиданным путем - в процессе поедания мороженого, к примеру. Цвет фруктового шербета может подсказать оттенок футболки.

- Видимо, сегодня модельеры ходят явно не по тем улицам или магазинчикам, что могли бы вдохновить их. Уж который год в моде не появляется ничего нового.

В ответ мне - возмущение. Дизайнеры, как истинные итальянцы, вспыхивают от малейшей искры:

- Давайте не будем смешивать! Есть определенный набор форм, "квинтэссенция" моды - юбка, блузка, жакет, брюки, который никому не приходит в голову модернизировать. Никто не станет шить брюки с тремя брючинами - просто потому, что они никому не нужны! Дизайнеры же пытаются передать в коллекции свой взгляд на классические силуэты, вещи, пропорции. Что может быть банальнее, чем джинсы. Но никому, кроме нас, не пришло в голову разорвать их и украсить драгоценными камнями.

- Если бы в мире решили создать музей моды ХХ века, какие бы модели представлял в нем Дом "Дольче и Габбана"?

- Вообще-то мы предпочитаем видеть нашу одежду не уныло застывшей в витрине, а живущей на людях. Однако, если бы нам все же предложили сделать выбор, мы бы отдали в музей наши корсеты. И, конечно же, драные джинсы в сочетании с белоснежной рубахой или маленькой маечкой-топом.

Секс

О СЕКСЕ модельеры могут рассуждать долго и с удовольствием:

- Тело имеет свой собственный язык, мода должна "перевести" его, интерпретировать. Мы не любим бессмысленной демонстрации "обнаженки" - нам больше нравятся маленькие ироничные детали, которые словно приоткрывают завесу тайны, делая женщину невероятно соблазнительной.

Кстати, женщина порой даже не догадывается, насколько она может быть сексуальна, пока не наденет нашу одежду. И, встав перед зеркалом в примерочной, вдруг понимает: "Черт возьми! Какое у меня красивое тело!" На наш взгляд, настоящая sexy woman далеко не всегда та, у которой длинные-предлинные ноги и совсем нет тела. Крошечные женщины могут быть гораздо лучше сложены, у них более пропорциональные фигуры. А мы просто помешаны на пропорциях: грудь, бедра... М-м!..

Их идеал красоты - итальянские актрисы из фильмов 50-60-х годов: Софи Лорен, Джина Лоллобриджида, чьи восхитительные тела были затянуты в узкие корсеты-"грации", чьи пояса и кружевные подвязки сводили с ума всю мужскую половину зрительных залов. Поднятые груди, узкие юбки и платья, подчеркивающие округлость бедер, Дольче и Габбана перенесли в свои коллекции. Лучше всех про их одежду сказала Изабелла Росселлини: "Я купила у них скромную белую блузочку с вышитым вручную воротником. Но эта скромная блузочка, особым образом скроенная, так увеличивала груди, что, казалось, они сейчас взорвутся. У мужчин эта блузка (вернее, я в ней) пользовалась сумасшедшим успехом".

Контрасты

ТРУДНО найти более не похожих друг на друга людей, чем Доменико Дольче и Стефано Габбана. Доменико - коренастый, плотный, молчаливый, обожает черный цвет. Стефано - высок, статен и хулиганист: может выйти на поклон после показа в тех самых драных джинсах, кокетливо являющих миру розовые дизайнерские окорока. Доменико родом с острова Сицилия. Да-да, вендетта, коза ностра, девственницы, черные одежды, новый костюм, надеваемый по воскресеньям, чтобы пойти в церковь, и проч. С шести лет он вместе с родителями трудился в их маленьком ателье. Стефано - с Севера, из Милана. Его путь в моду лежал через магазин "Фиоруччи" (фирма, делающая яркую одежду с сильным налетом попсы, - как раз то, что нравится модникам от 13 до 23 лет), где Габбана покупал какой-нибудь "писк сезона" и думать не думал, что когда-нибудь сам будет диктовать моду.

Они встретились в Милане, в ателье, где оба работали ассистентами. И поняли, что именно друг друга всю жизнь и искали. В начале 80-х они сделали свою первую коллекцию, где соединили несоединимое - целомудренность и соблазн, сдержанность и лаконизм черных одежд и яркость южных красок. Контраст стал их фирменным стилем: прозрачный кружевной комбинезон дополняет целомудренно, словно у крестьянки, повязанный платок, платьице в мелкий цветочек с рукавами-фонариками сменяется кожаными рокерскими штанами и енотовыми хвостами (непременный атрибут байкерского прикида).

- Надо сказать, что наши идеи всегда выглядели провокациями. Но мы делали это не из корыстных побуждений - чтобы шокировать общественность, а ради того, чтобы впрыснуть в коллекцию необходимую ей энергию. Если зрелище не щекочет нервы, на это неинтересно смотреть.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы