aif.ru counter
25

Киллера можно не брать (12.04.2000)

АиФ Разбор № 7 13/04/2000

Я ОЖЕСТОЧЕННО растирала свою кожу жестким махровым полотенцем, когда дверь в душевую тихонько открылась и на пороге появился силуэт мужчины. Я заскрипела зубами - ни оружия, ни, в общем-то, приличной одежды, на крючке висел только мой белый халат. Толку от банных принадлежностей было мало, но я решила попробовать справиться с вторжением - в душевой было парно, и оставалась надежда, что он меня не видит и уж, конечно, не знает, в каком я секторе, - если он, конечно, не ясновидящий. Обмотавшись темно-синим полотенцем (исключительно в целях маскировки, вообще-то синий цвет мне совершенно не шел) и взяв в левую руку чей-то массажер - узкую гибкую полоску, сплетенную из деревянных шариков, я осторожно двинулась к выходу. Мне удалось незаметно подобраться к мужчине со спины - он меня не видел. Долю секунды я прикидывала, как бы половчее с ним разделаться, и, учитывая повышенную влажность в помещении, решила не рисковать - вдруг поскользнусь на мокром полу или противник просто выскользнет из моих распаренных рук во время борьбы - и удавкой накинула ему на шею массажер. Я уже собиралась сомкнуть руки и скрестить их в запястьях, чтобы немедленно покончить с врагом, как в сдавленном хрипе мне послышались знакомые интонации. Я немного ослабила петлю и услышала:

- Ритка, дура, отпусти! Ты что, совсем спятила, зверюга! - злобно шипел Олег. Похоже, ему долго придется восстанавливать голос - я слишком сильно передавила связки.

- Олег... - отстранилась я и на всякий случай сгруппировалась - от Олега всего можно было ожидать, если он озвереет. А что он пребывает в таком состоянии, я нисколько не сомневалась, поэтому петлю с его шеи не торопилась снимать. Так он был у меня на поводке и, по крайней мере, ограничен в движениях (это на случай, если он будет действовать рефлекторно, а такое часто случается).

- Ну все, все. Убери свою удавку, пока я не разозлился, - уже без злобы сказал он.

Я сразу бросила ее на пол, но все-таки предусмотрительно оттолкнула подальше от Олега.

- Ты вообще зачем сюда приперся? - грубо зашипела я, одной рукой придерживая развязавшееся полотенце, а другой энергично крутя у виска.

- Да уж не на тебя полюбоваться, не воображай, - важно заявил Олег, хотя я ему и не поверила - в принципе такое тоже было возможно.

- Ну, говори. Через пять минут за мной действительно кого-нибудь пришлют, но только не такого идиота, как ты, который будет бродить по душевой, как тать в нощи, - продолжала спорить я. Наверно, после всех этих волнений нервы никак не хотели приходить в норму.

- А что я должен был делать, мне нужно передать тебе инструкции! - обиделся Олег.

- Хотя бы окликнуть меня, - не уступала я, - ладно, инструктируй. - Комичность ситуации начала меня утомлять.

- Ладно, это возьмешь с собой на операцию, - Олег протянул мне маленькую сумочку-косметичку. - Пудреницу передашь Еве, когда понадобится. Будешь работать с ней, но за операцию отвечаешь ты. Ты - главная.

Я изумленно прошептала:

- Что, раньше нельзя было сказать? Мы же чуть не искалечили друг друга!

- "Чуть" не считается, все должно быть достоверно. Хотя бы одна из вас должна была победить, но вышло еще лучше - вы обе понравились Клону!

- Счастье какое, просто не могу опомниться!

- И не надо, - засмеялся Олег, - счастливым всегда везет. Удачи тебе!

- Спасибо, - ответила я и пошла упаковываться в халат. Я никогда не была суеверной!

ВЕРНУВШИСЬ в зал, я застала трогательную картину: над Евой, лежащей на кожаном диване с разбитым лицом, но в красивом ореоле рыжих волос, заботливо склонился наш будущий хозяин, нежно прикладывая пузырь со льдом к опухающему уже Евиному носу. Последствия травм проявляются не моментально, как многие думают, а через какое-то время. Мне стало муторно, когда я вспомнила, как колотила ни в чем не повинную сотрудницу нашего отдела. Завтра ее скула будет сиять багровым цветом, а она и не поморщится, изображая из себя девушку из эскорта. Ко мне подошел один из телохранителей Клона, повинуясь его взгляду.

- Собирайся, поедешь с нами. Тебя берут на работу.

- Я пойду оденусь, шеф потерпит? - улыбнулась я.

- Не трудись, твои вещи уже в машине, там и оденешься, если захочешь. А то так довезем, в халатике, - противно ухмыльнулся он. Если шестерка Клона позволяет себе так разговаривать с только что нанятым телохранителем, то, по-видимому, рассчитывает скоро вернуться на свое место. Видимо, после этого задания девушек из эскорта должны ликвидировать. Время пошло на часы и на минуты, ошибаться было нельзя.

- А эта? - я пренебрежительно кивнула в сторону Евы. - Ее куда?

- Ее тоже взяли, но она поедет в машине шефа. А тебе-то что? - запоздало встрепенулся поджарый.

- Просто так сказала. Для поддержания разговора, - пояснила я равнодушно. - Так мне куда?

- Ладно, можешь зайти к себе и собрать барахло, - смилостивился поджарый. - В конце концов, ты не под арестом.

Я не стала искушать судьбу и направилась в свою комнату, пока в дело не вмешался Клон, - у него наверняка были свои представления о том, как я должна себя вести, пока нахожусь у него на службе. Быстро переодевшись в подходящий к случаю джинсовый костюм и бросив в сумку еще два - деловой и вечерний (на всякий случай, если, конечно, нам с Евой удастся дотянуть до этого вечера), я заметила на стуле небольшой кожаный рюкзачок, рядом с ним широкий ремень вызывающего бордового цвета и записку ("для Евы или оставь себе"). Я сунула рюкзачок в свою сумку и рысью побежала к подъезду, где меня уже ждала машина. В другой, положив голову на плечо Клону, как королева, расположилась моя напарница. Я хмуро взглянула на эту трогательную картину, не понимая, чем мне может быть полезна такая напарница, - и в качестве сотрудницы нашего отдела, и даже в качестве девушки из эскорта. Похоже, что скорее Клон будет ее телохранителем, чем она - его!

Наш небольшой коллектив (я имею в виду Клона, его телохранителей и нас с Евой) был немедленно доставлен в аэропорт, где нас уже поджидал частный самолет. На борт поднялись только трое - разумеется, сам Клон и мы с Евой. Поджарые охранники не удостоились этой чести - видимо, миссия была сверхсекретной или Клон берег их для лучшего случая, этого я не знала. Клон отправился к экипажу, а мне удалось перекинуться с Евой парой слов и, главное, передать ей рюкзачок, с содержимым которого у меня не было возможности ознакомиться, и пояс, о назначении которого я, по крайней мере, имела некоторое представление. Через пару часов мы уже были на месте - город был мне незнаком, а особнячок, который нам предоставили в качестве гостиницы, и подавно. Меня отвели в комнату на втором этаже, пожелали спокойной ночи и заперли дверь на ключ, я оказалась в полной изоляции. Где провела эту ночь Ева, оставалось только догадываться...

УТРОМ я удостоилась чести наконец поговорить с нашим хозяином - Клон сам навестил меня в моей келье:

- Маргарита, собирайся немедленно, нам назначено на десять часов. Ни во что не вмешивайся, пока мы не прибудем на место переговоров, в офис. Но там будь начеку - ты правила знаешь, если меня не будет, не станет и тебя.

- Что за ужасы такие! - притворно возмутилась я. - Это в эскорте-то? Тогда давайте бронежилет и все, что положено!

- Совсем с ума сошла! Поговори еще - оденься поприличней, и чтобы на тебя мужики оглядывались! - приказал он.

Я нахмурилась - это означало, что я должна быть в открытом платье, об оружии и страховке и речи не могло быть, и в случае чего буду вынуждена закрывать хозяина своим телом от ударов и пуль. И это при том, что я все еще не имела ни малейшего представления о том, что за переговоры нам предстоят и что вообще задумал Клон.

Через несколько минут я спустилась в холл - на мне было максимально открытое платье, а в руках маленькая кожаная сумочка ручной работы. Ева, поджидавшая меня внизу, была одета вопиюще вызывающе - в одной фразе это можно было выразить примерно так: "минимум одежды, зато максимум удовольствия". Впрочем, на оголенной до талии спине Евы болтался кокетливый бордовый рюкзачок.

"Не иначе как для тепла, чтобы в спину не дуло", - злобно подумала я, косясь на Еву. Она тоже посматривала на меня без воодушевления. Заметив это, Клон вмешался:

- Ладно, девочки, не злитесь друг на друга, вам еще работать вместе.

Я улыбнулась Еве, но у нее ответная улыбка не получилась - скорее, жалобная гримаска: лицо хоть и было покрыто толстым слоем жидкой пудры, но опухшее, с проступающим синячком на правой скуле. Впрочем, на отношение к ней Клона этот синяк, похоже, нисколько не влиял. Мы вышли из особняка и уселись в огромную машину с незнакомым шофером. Он вежливо поздоровался и спросил, куда нас везти.

- Едем в офис компании... - Клон произнес мудреное словосочетание, вероятно, означавшее название этого таинственного учреждения. - Там сегодня меховая распродажа, приодену своих куколок! А вечером - в ресторан.

Я передернула плечами - "куколкой" Клона быть или даже считаться было противно, но я стерпела. А Ева так даже взбодрилась и прямо засияла от удовольствия. Мы вошли в вестибюль огромного здания, где действительно по всему пространству были расставлены манекены с дорогими изделиями отечественных и зарубежных мастеров. Ева зашептала что-то на ухо своему покровителю, и они направились прямо к манекену с чем-то, несомненно, баснословно дорогим. Через пару минут Ева уже щеголяла в очень миленькой шубке до колен. По-моему, это был соболь, я вообще-то не очень разбираюсь в мехах. Про вторую "куколку", то есть про меня, Клон совершенно забыл, любуясь похорошевшей Евой, так что у меня была возможность оглядеться по сторонам. В вестибюле было полно вооруженных охранников, и офисных, и тех, которые приехали охранять шубы. Покупателей и просто пришедших поглазеть на роскошь богатых тоже хватало, так что на нас никто и внимания не обратил и мы беспрепятственно прошли в здание, поднявшись по лестнице на второй этаж. Видно было, что Клон хорошо знал, куда идти (видимо, был здесь не в первый раз). Он открыл какую-то неприметную дверь своим ключом, и мы оказались в комнате с кожаными диванами вдоль стен и огромным холодильником. Эта была комната отдыха, позади кабинета большого руководителя всегда есть нечто подобное. Оставалось пройти только в сам кабинет, что мы и сделали.

- В чем дело, почему не через дверь? - удивился сидящий за столом человек в дорогом костюме и с некрасивым лицом, особенно на фоне Клона.

- Конспирация, больше ничего, - усмехнулся Клон. Теперь мы выстроились в один ряд напротив стола чиновника. Слева я, потом Клон и Ева. - Вы пришли к какому-нибудь решению?

- Мы же все обсудили с вашим хозяином, и, по-моему, у него не должно быть ко мне никаких претензий - все долги я выплатил.

- А кредит банку? Или вы про него забыли? Если он вам не напоминает о нем, то только из деликатности, надеясь, что вы пойдете навстречу его просьбе и поможете выкупить завод.

- Только и всего-то? А я с чем тогда останусь? С приятными воспоминаниями?

- Вы не понимаете, у меня есть полномочия заставить вас пойти навстречу вполне законным требованиям моего хозяина, но прежде я должен предложить вам договориться с ним.

- И как же вы собираетесь это сделать? - деланно засмеялся чиновник. - Убивать меня, что ли, у вас полномочия? Кредит я выплатил, законных оснований требовать акции предприятия у вас не может быть... Или я чего-то не понимаю.

- Вы, наверно, запамятовали, - вкрадчиво начал Клон. - Кредит-то вы брали валютный, но с погашением в рублях по курсу на день предоставления вам этого кредита. А с тех пор де-фолт случился, как же вы могли забыть, денежки-то наши уже раз в пять обесценились, а вы ими валютный кредит погасить вздумали.

- Но вы ничего не сможете доказать, и я вам не марионетка, чтобы мне приказывать... - рассвирепел чиновник, протягивая руку к кнопке звонка. События могли принять нежелательный оборот, а операция - сорваться. Я решила вмешаться.

- Давайте на некоторое время отложим этот разговор. Вы подумаете - в нашем присутствии, разумеется, - а потом примете устраивающее вас решение. Мы подождем.

Я посмотрела мимо Клона на Еву - та усиленно терла нос, видимо, под слоем косметики началось раздражение, и выглядела уж совсем непривлекательно. Я подумала, что теперь самое время передать ей подарок Олега - пудреницу, пусть хоть замажет свои боевые шрамы. Раскрыв сумочку, я вытащила пудреницу и протянула ей на ладони, прямо перед носом Клона.

- Возьми и приведи себя в порядок, смотреть на тебя неприятно, - заявила я.

- Вам что, этикет не преподавали? - недовольно поморщился Клон.

- Не успели, хотя я припоминаю, что всегда должна быть между вами и угрожающим объектом, а не за вами, - произнесла я, изумленно глядя на направленное прямо в лоб Клону дуло револьвера. Выстрел раздался чуть позже, чем мы с Евой успели "подсечь" Клона, - в пудреницах было что-то вроде рулетки из прозрачной лески с фиксатором. У меня в руках была точно такая же, и, резко опустив руки, мы с Евой лишили Клона равновесия - он прочно лежал на полу. Жизнь ему мы все-таки спасли, правда, не знаю, надолго ли. Теперь нужно было убедить хозяина кабинета не стрелять в нас - его друзей.

ПОКА Ева делала Клону укол транквилизатора, я мягко старалась убедить чиновника опустить оружие:

- Разве вы не видите, мы пришли с ним, чтобы помочь вам. Он бы вас все равно убил, если бы не наша помощь. Но не это главное - вслед за ним придет другой, и он придет не для переговоров. Скорее всего, это будет просто киллер!

- Вы правы, - помолчав, он опустил револьвер, - лучше мне договориться с боссом.

- С боссом? - я не могла скрыть разочарования. - Вы отдадите ему завод?

- А что я еще могу сделать? - он подозрительно посмотрел мне в глаза. - Разве вы не хотите того же, вы вообще кто?

- Ваши друзья, - коротко бросила я, - вызовите кого-нибудь, чтобы убрать это, - кивнула я на лежащего Клона. Ева деловито сняла свой рюкзачок и вытащила из него что-то вроде чехла для мехового пальто. Мы упаковали в него нашего бывшего хозяина и стали ждать, пока придут охранники. Евиной шубой пришлось пожертвовать - она останется здесь, в кабинете, зато можно будет, не привлекая ничьего внимания, вытащить отсюда Клона - я думаю, у наших следователей будет к нему много вопросов. Чиновник, шантажируемый Клоном, к этому времени уже принял окончательное решение.

- Я хочу, чтобы вы тоже слышали. - Он поднял трубку телефона и попросил соединить с каким-то боссом, я затаила дыхание. - Я согласен на ваши условия, переговоры закончились успешно, можете присылать кризисного управляющего.

Он положил трубку, невидящими глазами глядя перед собой. Он сам сделал свой выбор. Сидя в машине, перед тем как назвать шоферу адрес, по которому нас уже ждали, я взяла в руки мобильник и тоже набрала номер, сказав только одну фразу: "Киллера можно не брать". Это означало, что никто не остановит киллера, посланного боссом к хозяину завода. Все было бы иначе, если бы тот не согласился с боссом, но он решил по-другому. Отдавать завод в преступные руки было нельзя...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы