aif.ru counter
30

Номер ее МАШИНЫ - 007. ОНА хорошо ВОДИТ И неплохо СТРЕЛЯЕТ

АиФ Разбор № 10 25/05/2000

К Джеймсу Бонду Наталья Дарьялова никакого отношения не имеет, хотя отец - Аркадий Вайнер - писал детективы. В бизнесе у нее - железная хватка, но друзья говорят, что Наталья нежный, чуткий и отзывчивый человек. Ей удается постоянно быть на виду и заниматься любимым делом. Телевизионный канал "Дарьял-ТВ" набирает обороты, и косметический бизнес приносит, кажется, не только моральное удовлетворение.

- Можно сегодня в России вести дела и не сталкиваться с "наездами" криминала?

- Мне кажется, что это такое популярное преувеличение о всемогуществе нашего криминала и на самом деле все далеко не так. Кроме того, я не занимаюсь бизнесом. Я лишь осуществляю свои мечты в области творчества, красоты, и главное для меня - воплотить в жизнь собственные мечты и идеи.

- Говорят, мир устроен очень жестоко, и если у кого-то прибыло, значит, у другого обязательно убыло. У вас много врагов?

- Я думаю, что имеет право на существование и другая точка зрения. Есть люди, которые создают что-то новое в этом мире. Можно заниматься сложением, умножением и приумножением без того, чтобы где-то убывало. Много ли в мире людей, которым удалось с нуля создать новый телевизионный канал? По пальцам можно пересчитать. Каждый этап создания "Дарьял-ТВ" был сопряжен с невероятнейшими трудностями, к которым еще и дефолт прибавился.

Личных врагов у меня, кажется, нет. Но мои враги - "автоматически" все преступники и злодеи.

- Часто вам приходится с ними сталкиваться?

- Я журналист, и меня профессионально интересует "человеческая" сторона преступления. Я писала книгу о малолетних преступницах, была в нескольких колониях для несовершеннолетних, жила там, изучала, что происходит на зоне. Со многими девочками познакомилась и подружилась. Они ведь там очень разные. Мне было необычайно больно видеть, как эти красивые юные создания, дети практически, превратились в преступниц. Многие - жертвы жизненных обстоятельств.

Я ни в коем случае не оправдываю их, не утверждаю, что все они ангелочки. Я видела там и несчастных сирот, которые от голода три рубля украли, и убийц, садисток, чудовищных существ, которых людьми сложно назвать. Никто из них не вышел из хорошей семьи. Хорошей семьи не в материальном, а в моральном плане. Иначе говоря, преступниками не рождаются, преступниками становятся.

Книга "За чертой отчуждения" была опубликована. Кроме того, вы знаете, что у меня много программ, сюжетов, связанных с трагедиями и преступлениями.

- Насколько важно для вас не ограничиваться "чернухой", которой сегодня и так достаточно на телевизионном экране?

- В этих историях меня прежде всего интересует драматическая сторона происходящего, человеческий аспект.

Например, сюжет об удивительной женщине, которая одна жила в собственном домике в лесу. Однажды она стала заложницей преступника, который сбежал из тюрьмы. Дом окружили полицейские, и началось изнурительное ожидание. Преступник был в очень нестабильном психологическом состоянии и в любой момент мог женщину убить. Несколько раз положение становилось критическим, но она не потеряла присутствия духа и решила, что сама попытается что-то сделать. Она наладила с преступником простой человеческий контакт, помогла ему успокоиться и даже убедила сдаться полиции.

Очень важно для меня было показать, как человек не стал себя записывать в жертвы обстоятельств и начал с ними бороться. Мне кажется, что это практически всегда возможно.

У истории был очень неожиданный конец. Женщина навещала преступника в тюрьме и даже ходатайствовала о досрочном освобождении. Когда он вышел из тюрьмы, она стала его духовным наставником.

- Наталья, а сами вы законопослушный человек?

- Все мои проблемы с законом ограничиваются нарушением Правил дорожного движения. Я очень люблю водить машину, и, несмотря на стереотип, сложившийся в нашем обществе, я хороший, ответственный и очень дисциплинированный водитель. И если нарушаю, то совершенно неосознанно. Как-то раз в Нью-Йорке случайно поехала против движения. Считается, что в Америке очень суровые полицейские, но в тот раз меня пожалели и отпустили.

В последнее время я все чаще езжу с водителем, потому что свободного времени все меньше - минуты на счету, - по пути приходится что-то читать или говорить по телефону. Но водителя я тоже прошу не нарушать.

- Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы схлынула та ужасная волна преступности, которая захлестнула Россию? Возможно ли это?

- Я по этому поводу - оптимист. Всегда верю во все доброе, светлое и прекрасное. Преступность процветает везде, где нет стабильности. И даже в благополучных обществах есть преступники, несмотря на то что большинство граждан этих стран - очень законопослушные люди. У нас такого еще нет. Но у нас люди живут в состоянии нестабильности, неизвестности. В такой обстановке начинают плодиться страхи и сбои морально-нравственного порядка. А если учесть, что и десять лет назад было не все хорошо, была жуткая преступность и криминализация общества, то объяснить происходящее сегодня очень просто. Я уверена, что все изменится и многие наши сограждане станут нормальными законопослушными людьми. Стремиться к этому необходимо.

- По американским законам, у вас есть право держать в доме оружие и использовать его для самозащиты. Есть ли у вас оружие?

- Нет ни в Америке, где я часто бываю, ни в России. Но стрелять я умею и стреляю хорошо. У отца оружие было, и он часто брал меня с собой в тир.

- Сейчас у нас активно обсуждается вопрос о статусе оборонного оружия и возможности его широкой продажи. Что вы думаете по этому поводу?

- Это сложный вопрос, и у меня нет на него однозначного ответа. С одной стороны, человек, особенно в наши неспокойные времена, должен иметь возможность себя защитить. Но, с другой, когда обыкновенные люди начинают вооружаться, до добра это не доводит. Оружие, находящееся на руках у кого попало, может привести к трагедии. В Америке это происходит постоянно. Самое страшное, что оружие оказывается в руках детей... Вы наверняка слышали о тех многочисленных ужасных случаях в американских школах.

- Как вы думаете, насколько это зависит от того, что дети и подростки видят по телевизору? Некоторые считают, что насилие на экране позволяет сбрасывать агрессию.

- Кто-то говорит, что это откладывается в сознании, и дети увиденное переносят в реальную жизнь. Кто-то утверждает, что насилие на экране позволяет, наоборот, избавиться от агрессии, разрядиться. Обе точки зрения имеют право на существование. Но есть откровенно чудовищные фильмы, где всех убивают подряд, пачками.

Когда это "Преступление и наказание", где убийство человека рассматривается со всех сторон и речь идет о ценности жизни... Это, безусловно, важно и нужно. А когда на один квадратный метр фильма - сто трупов, это, без сомнений, перебор.

- Вы помните, когда в первый раз довелось посмотреть "Место встречи изменить нельзя"?

- Помню, хотя как такового первого раза не было. Дело в том, что папа всегда активно участвовал в съемках и меня часто брал с собой. Я с ним и на студию ездила, и отсматривала материал, поэтому участвовала в процессе рождения фильма. Все, связанное со съемками, кино, телевидением, меня всегда безумно волновало. Мне очень повезло родиться в своей семье и в детстве впитать дух прекрасного творчества. Это наверняка отразилось на моем выборе профессии.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы