aif.ru counter
09.11.2000 00:00
270

Закон и УПК на стороне преступника?

АиФ Разбор № 21 09/11/2000

Всегда считалось, что закон должен каменной стеной стоять на защите законопослушных граждан. Но в последние годы он, похоже, больше печется об интересах и правах подсудимых. Во всяком случае, на данный момент в уголовном законодательстве существует значительный перекос в возможностях и правах участников процесса в пользу обвиняемого-подсудимого. Более того, по всей видимости, права подсудимых будут расширяться и дальше. На рассмотрение Думы предложен новый вариант поправок к Уголовно-процессуальному кодексу, в котором обвиняемой стороне даются все новые и новые возможности. И гораздо меньше уделено внимания правам потерпевшего, человека, в отношении которого уже были нарушены законы, не только юридические, но и человеческие.

- Уголовно-процессуальный закон России не обеспечивает равенства прав таких участников процесса, как обвиняемый и потерпевший, - говорит Роман Барсегян, старший советник юстиции, начальник отдела по поддержанию государственного обвинения Генеральной прокуратуры России. - Я не сторонник обвинительного уклона, но мне кажется несправедливым, что законодатель расширяет права только одной стороны, той, которая совершила правонарушение, и оставляет в незначительных правах тех, в отношении которых было совершено правонарушение.

- Роман Рубенович, как вы считаете, с чем это связано?

- Так сложилось исторически. УПК, который действует в настоящее время, был подготовлен в 60-е годы, после предания гласности дел времен репрессий. В то время права обвиняемого-подсудимого были значительно ущемлены, а на деле не соблюдались и вовсе. С этой точки зрения принятие подобного УПК понятно. В последние годы же наша судебная система попала под большое влияние международного права и международной общественности. И недавнее расширение прав подсудимого - дань этому влиянию.

- А в чем именно заключается неравенство прав подсудимого и потерпевшего?

- Примеров много. Наиболее существенные из них - это участие защитника с момента задержания лица по подозрению в совершении преступления, назначение и производство экспертизы, оповещение об окончании следствия, ознакомление с материалами дела. Очень большая проблема с возмещением материального ущерба.

Судите сами о равенстве прав участников процесса.

Обвиняемый-подсудимый имеет право на защитника с момента задержания. Если у него нет средств, чтобы нанять адвоката, то государство обязано обеспечить его защитником. Но оно не обязано предоставить юриста для отстаивания интересов потерпевшего. В моей практике был только один подобный случай. У большинства же на услуги юриста нет средств. Между тем бывают случаи, когда защищать интересы потерпевшего просто необходимо, например, когда он сам лежит в больнице, когда глух или нем, или неграмотен.

- Назначение и производство экспертизы, как я понимаю, является важнейшим следственным действием. Как в этом случае ущемляются права потерпевшего?

- Обвиняемый и его адвокаты имеют право знакомиться с постановлением следователя о назначении экспертизы, имеют право выражать доверие или недоверие эксперту и ставить перед ним свои вопросы. После получения заключения эксперта имеют право ознакомиться и оспаривать какие-то моменты, предлагать назначение повторной или дополнительной экспертизы. А у потерпевшего никаких из этих прав нет ни при назначении экспертизы, ни при ее производстве.

- А вы не могли бы привести пример, когда такое положение статьи УПК помогло бы преступникам обрести свободу?

- Не хотелось бы вспоминать, но в общих чертах это известное и трагическое дело о взрыве на Котляковском кладбище. Там было проведено много экспертиз, в том числе и по назначению суда. В итоге в числе других мотивов, по которым суд оправдал подсудимых, были различия в результатах экспертиз: они противоречили друг другу, не всегда стыковались, не всегда соответствовали показаниям обвиняемых. При назначении и проведении экспертизы адвокаты и защитники активно участвовали, представители потерпевших были лишены этой возможности. А ведь там было несколько десятков потерпевших, и ни один из них по закону не имел права ставить вопросы или выразить недоверие эксперту. Их интересы в этом случае учтены не были.

- Имеет ли, по крайней мере, потерпевший право ознакомиться с материалами дела?

- Имеет. Но и в этом случае присутствует ощутимая разница. Следователь обязан поставить в известность обвиняемого о завершении расследования уголовного дела, представить обвиняемому и его адвокату материалы дела в подшитом и пронумерованном виде, узнать, как они пожелают знакомиться - вместе или врозь, и создать им условия для ознакомления с делом. В отношении потерпевшего следователь должен направить уведомление о завершении расследования. Дошло оно или нет - это не важно, на этом следователь обязанность свою выполнил. Бывает и так, что по каким-то причинам потерпевший не получает этой бумаги и процесс рассматривается без него.

- В последнее время особую актуальность приобрели дела, связанные с ДТП. Предусмотрено ли законодательством возмещение материального ущерба, вплоть до лечения в больнице?

- Есть немало стран, где в законе предусмотрено, что если человек пострадал, в том числе и материально, то государство берет на себя обязательство возместить ему ущерб, а потом после доказания вины обвиняемого государство будет в регрессном порядке получать то, что было израсходовано на потерпевшего. У нас этот вопрос должного правового, тем более экономического решения не имеет. В принципе этот вопрос может быть связан не только с автопроисшествиями, но и с грабежом, разбоем. Человек может понести большие потери, близкий по вине другого может стать инвалидом, могут понадобиться большие средства для его лечения и содержания. Но если виновного и удается найти, то конфисковать у него чаще всего нечего. В лучшем случае подсудимый десятилетиями по копейке будет возмещать ущерб.

- Говорят, что некоторые громкие дела, такие как дело "Голден Ады" и "Мабетекса", закономерно разваливаются в суде отчасти из-за несовершенства законодательной базы. Так ли это?

- У каждого дела проблема своя. Но действительно встречаются ситуации, когда в результате непрописанности законодательной базы появляются неточности. Примером может служить так называемое алмазное дело Орлова. Руководство института было обвинено в хищении госсредств и различных злоупотреблениях. Одним из главных вопросов процесса было определение статуса института и должностного лица. Институт имеет в своем названии слово "государственный", но также ему дано и право заниматься предпринимательской деятельностью. Соответственно возникает вопрос: можно ли считать директора института Орлова должностным лицом? На это четкого ответа в законодательстве нет. Тогда наш обвинитель сам предложил не считать Орлова должностным лицом, а при такой трактовке большинство обвинений снимались сами собой.

Тем более что закон опять-таки в случае спорных вопросов предписывает решать их в пользу подсудимого.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество