56

Осколки (01.11.2005)

АиФ Москва № 44 02/11/2005

"Если к январю ничего не изменится, я и мой сын - мы оба уйдем из жизни", - прошептала мне 77-летняя отчаявшаяся женщина...

МЫ СИДИМ в палате военного госпиталя им. Мондрыко. Больничная палата - нынешнее место жительства Генриэтты Боровых. Пожилая женщина достает из тумбочки папку с документами. Пожелтевшие карточки, письма - мы листаем одно за другим, словно пытаемся вновь склеить из рассыпавшихся осколков ее жизнь.

Долги наши

ЕЙ ВЫПАЛ счастливый билет - она родилась в семье генерал-полковника Макса Рейтера. Обеспеченная жизнь, учеба в Московской консерватории. Недолгая работа в оперном театре и - мечта любой девушки послевоенных лет - счастливое замужество. Вот он на фотографии: бравый летчик Андрей Боровых, дважды Герой Советского Союза, совершивший несколько сотен боевых вылетов. Вот другие фотографии - вся семья в сборе: Генриэтта Максовна, муж, два сына и невестка. Больше фотографий нет. Мы привыкли запечатлевать счастливые события. Остальные тяжелым камнем падают на сердце. В 1989 г. умер муж. Развалилась великая страна. Старший сын Андрей, полковник авиации, оказался в другом государстве, потому что работал в Киеве. "Мы с младшим сыном Алешей остались в Москве, думали, все наладится, республики опять будут вместе, и заживем, как раньше, одной семьей", - утирая слезы, рассказывает Генриэтта Максовна. В 2002 г. умер старший сын, ему было всего 46 лет. Мать перевезла тело Андрея в Москву и похоронила на Новодевичьем кладбище, рядом с родителями и мужем.

Именно в это тяжелое время на пороге возник человек, которого женщина раньше видела: он приходил к мужу. Г-н Саркисов, выразив свои соболезнования, предложил помощь "в память о муже". Мол, работаю на фирме, куда можно устроить вашего Алексея (сын Генриэтты Максовны как раз потерял работу), а вы будете получать постоянный доход. Нужно только внести пай - 40 тыс. долл. Деньги заняли у знакомых и передали фирмачу. Который благополучно испарился. Генриэтта Максовна, как порядочный человек, не могла не вернуть долг: она продала квартиру, а на оставшиеся деньги сумела оформить фиктивную прописку в Подмосковье.

Последние три года мать с сыном живут так. Немудреные вещи хранят у знакомых. Сына пустил к себе в небольшую квартиру старый друг. Генриэтта Максовна первые полгода жила у школьной подруги, потом лежала в госпитале. Самым ценным документом теперь для нее является справка из военкомата о пожизненной приписке к медицинскому обслуживанию в военном госпитале. Здесь ее все знают и стараются держать подольше. Еще полгода пенсионерка обитала у другой подруги, попутно обходя департаменты. Женщина надеялась, что московские власти смогут ей помочь найти хоть какое-то жилье.

Все письма написаны

ДЕЛОМ Боровых занимался сначала Департамент жилищной политики и жилищного фонда. Не будучи очередником, она не может рассчитывать на социальное жилье, но в виде исключения ей готовы подобрать маленькую квартиру по стоимости БТИ. Поговорив с Генриэттой Максовной, я понимаю, что она совершенно не разбирается в современных реалиях. "Мне предложили купить квартирку немного дешевле рыночной стоимости - за 7 тыс. долл., но где я их возьму?" - она убеждена, что это "немного сниженная" цена однокомнатной квартиры в Москве. В Департаменте соцзащиты предложили на выбор проживание в пансионате или социальное жилье. "В богадельню не поеду, так устала от болезней и одиночества. Единственное, что мне хочется, - это быть с сыном, я так соскучилась по нему".

Растерянный старый человек, уставший от жизни, очень больной. Но почему ее сын не может найти достойную работу и снимать жилье, почему она отказывается прописаться в госквартире? "Мой сын скромный человек, которому не хватает сил пробиваться наверх. Поэтому, если мы поселимся в социальной квартире, его выкинут на улицу после моей смерти. Если к январю ничего не изменится, оба уйдем из жизни. Поверьте, это совсем не страшно". Три месяца назад 77-летней женщине поставили кардиостимулятор. Но, как любая мать, она больше думает не о себе, а о сыне. И не знаю, как ее ободрить. Ругать власти нечестно, ведь город не может предоставить жилье с пропиской 44-летнему мужчине, даже если он сын дважды Героя Советского Союза. Я могу ей сказать, что в Москве живут тысячи людей, так и не пришедших в себя после развала СССР. Что мошенники обманывают многих, и не только в Москве. Но никакие мои рассуждения не остановят измученного человека, решившего расстаться с жизнью. Ведь жить больно и страшно, когда от нее остались одни лишь осколки...

Татьяна ЗНАКОВА, психолог Московской службы психологической помощи населению:

- ОЧЕНЬ много сегодня пожилых людей, которые не могут принять реалии нынешнего времени. Они неосознанно выстраивают защитный барьер, отвергая окружающий мир. Идеализируют прошлую жизнь, избирательно вспоминают только хорошее. Былые события кажутся даже лучше, чем на самом деле. Таким пенсионерам очень нужна моральная поддержка близких или, если это невозможно, специалистов-психологов. 70% пожилых москвичей, которые к нам обращаются, жалуются на одиночество, хотя живут в семье. Выходом из создавшегося положения может стать общественно полезная работа, благодаря ей человек воспрянет духом, будет чувствовать себя нужным. Что касается Генриэтты Максовны, то окружающие ее люди должны убедить женщину переселиться в квартиру по договору социального найма.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество