72

Первопрестольная убогость

АиФ Москва № 42 19/10/2005

С блаженными Москве крупно повезло. Самый известный русский юродивый Василий Блаженный - коренной москвич.

СПРАВЕДЛИВОСТИ ради надо сказать, что Василий Блаженный был не первым, тем более не единственным и уж точно не самым сильным провидцем. Но, поскольку москвичи - все, от нищих до Грозного царя - любили и почитали его больше всех прочих, Василий оставил в тени своих товарищей по подвигу "Христа ради юродивования". Скажем, о Максиме Блаженном, первом московском юродивом, чудотворце, неизвестно почти ничего, кроме даты смерти (11 ноября 1434 г.) да нескольких обрывков его речей о татарских набегах: "Побьют - повинись да пониже поклонись, не плачь битый, плачь небитый. Оттерпимся - и мы люди будем". Безымянным остался в памяти народа московский юродивый, предсказавший беременной княгине Елене Глинской, что в день рождения ее сына разразится над Москвой страшная гроза и таковым же будет царствование очередного Великого князя Московского. Так и вышло - во время сильнейшей грозы, под раскаты грома родился Иван IV Васильевич.

Сигизмунд Герберштейн удивлялся по поводу юродивых: "Явно обличаемые ими говорили: это по грехам моим". Иноземцы, что поумнее, понимали, что юродивые не так просты. Англичанин Флетчер даже подозревает в них то ли журналистов-разоблачителей, то ли агентов неких политических сил: "Блаженные, подобно нашим пасквилям, указывают на недостатки знатных, о которых никто другой и говорить не смеет. Но случается, что от них тоже отделываются, как это и было с несколькими в предшествующее правление Ивана Грозного".

Годунова - на мыло!

ПРО Василия Блаженного этого сказать нельзя. Его выкрутасы обычно были направлены не столько против жестокости царя, сколько на "поругание миру". Он целует углы домов, где творятся бесчинства, и бьет палкой по домам, хозяева которых известны своей набожностью. Оказывается, у стен "гадких" домов плачут ангелы, а у стен "благих" корчатся бесы. Он совершает дикое святотатство - разбивает камнем икону Богородицы у Варварских ворот: впоследствии выясняется, что с обратной стороны доски был нарисован черт.

Но остальные московские юродивые в политику вмешивались активно. Как раз во время пребывания в Москве Флетчера по городу ходил "нагой юродивый и восстановлял всех против Годунова, которого по слабости царя Федора многие считали правителем государства". Судя по всему, это был знаменитый Иоанн Большой Колпак, выходец из вологодских краев. Собственно говоря, он считается ростовским святым, а вся его деятельность в Москве сводилась к поруганию Годунова. Похороны Большого Колпака в соборе Василия Блаженного сопровождались страшной грозой, зажегшей в нескольких местах город, - многие в этом потом увидели предзнаменование Смуты. Кстати, именно Иоанн Блаженный выведен у Пушкина в драме "Борис Годунов" под именем "Николка - Железный Колпак".

Железный колпак - дорогая униформа

В XVI - XVII вв. юродивых на Москве стало очень много. Занятие это слыло весьма доходным - память о Василии Блаженном и Иоанне Колпаке была свежа. Юродивым верили безоговорочно. Этим пользовались многие недобросовестные люди. Иные из них вкладывали все свое невеликое состояние в очень дорогую "униформу" юродивого - железный колпак, цепи, вериги и даже железные башмаки. Такая амуниция стоила едва ли не вровень с металлическими доспехами и оружием. Но и затраты лжеюродивых окупались молниеносно.

Юродство политизировалось настолько, что уже в XVII в. блаженных перестали канонизировать, а к началу XVIII в. их начали преследовать не только церковные, но и светские власти. Поводом послужил заговор царевича Алексея, не последнюю роль в котором сыграл юродивый Максим Босой. Сложная и опасная роль связного между заговорщиками исполнялась им легко - юродство было покрепче иной брони. Знаменитый государственный и церковный деятель Феофан Прокопович дошел до того, что не только люто ненавидел современных, но и сомневался в святости прежде канонизированных юродивых, называя их блудниками и упрекая в "бездельстве и любострастном блуде со знатными женами".

Общий упадок почитания юродивых в XIX в. на короткое время сменился неким ренессансом. Московский бытописатель Иван Прыжов создал даже книгу "26 московских юродивых и кликуш", где описал современных ему блаженных либо как больных, либо как ловких жуликов, которых тем не менее почитают в купеческой и мещанской среде. Особенную ненависть у него вызывал пророчествующий юродивый Иван Корейша, пациент Преображенской больницы для душевнобольных. Популярность его была велика не только среди купцов, но и среди благородного сословия. Правда, Прыжов, описывая все глупости и кривлянья Корейши, не упоминает о том, что за год до начала Крымской войны Иван Яковлевич заставлял всех без исключения посетителей готовить бинты и сушить сухари. А о московском юродивом Федоре вспомнили после смерти Александра II. Федор Блаженный при рождении Александра предрек, что "государь сей будет могуч, славен и силен, но все же умрет в красных сапогах". Народовольческой бомбой Александру оторвало обе ступни, и ноги действительно были покрыты кровью.

Есть в Москве юродивые и сейчас. Правда, юродствуют они не ради Христа, а ради политики...

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество