42

Неродная родня

АиФ Москва № 31 03/08/2005

Столичные газеты и ТВ с удовольствием рассказывали историю про 11-летнюю мамочку Валю, ее сожителя неопределенного возраста и бабушку-опекуншу, подселившую в комнату внучки квартиранта.

САМОЕ удивительное, что организации, обязанные защищать права несовершеннолетних горожан, вместо того чтобы забрать у чудо-бабушки обеих девочек, вынуждены отбиваться от обвинений в жестокости. Это еще раз подтвердило, что комиссии по делам несовершеннолетних и органы опеки неспособны защитить права каждого обиженного ребенка. Официально на учете в комиссиях по делам несовершеннолетних Москвы состоят 6410 пап и мам, с которыми проживают 8267 детей. За последние полгода родительских прав лишили 418 москвичей. Но сколько детей реально в столице находится в опасности, не знает никто. Почему?

Хождение по кругу

ВО-ПЕРВЫХ, существует сложная система организаций, занимающихся несовершеннолетними, - отделения в ОВД, органы опеки и попечительства при управах, комиссии по делам несовершеннолетних (КДН), которые сейчас приписаны к муниципалитетам - органам местного самоуправления. Бумаги летают от одного чиновника к другому, а дела прекращаются из-за того, что, например, ОВД прислал протокол, написанный левой ногой, причем ни свидетелей, ни доказательств к этому сочинению не прилагается. Катастрофически не хватает ставок и людей. Например, огромный район Марьино - 200 тыс. жителей, из них 43 тыс. в возрасте до 18 лет. В КДН муниципалитета целым ворохом дел занимается один-единственный человек, освобожденный секретарь.

Во-вторых, законодательная база далека от совершенства. Родители защищены гораздо лучше детей. Например, по новому Жилищному кодексу теперь не нужно согласие органов опеки на сделку с квартирой, где прописан несовершеннолетний. Значит, скоро будет новая волна беспризорных, которых выкинули на улицу родители, алкоголики и наркоманы, пропившие жилье.

А сколько случаев жестокого обращения с детьми не выходит за пределы семьи? Особенно когда речь идет не о физической расправе, а об унижении и психологическом давлении. В районе "Можайский" двух сестер (14 и 9 лет) забрали у родителей только через год после того, как стало известно, что квартира завалена отходами, девочки живут в мусорных кучах, питаясь объедками, по полгода (!) не выходя на улицу. В Юго-Восточном округе проживает семейка, где уже третье поколение стоит на учете в милиции, и случайно органы опеки узнали, что несовершеннолетняя девочка из этой семьи родила и испарилась, оставив новорожденного бабке-алкоголичке.

В Москве нет единого телефона "горячей линии" по защите прав детей. С подобной ситуацией я столкнулась в родном подъезде. На краю пандуса неуверенно стоит годовалый малыш, мамаша, в метре от ребенка, лениво велит ему отойти от края. Конечно, малыш оступается и со всего маху летит вниз, прямо головой в бетонный пол. Разъяренная родительница хватает чадо и трясет орущего, перепуганного ребенка, обзывая его идиотом. Как поступить мне? Вызвать милицию не могу: в таких случаях сотрудники ОВД выезжают, только если трагедия случилась в конкретной квартире. Если бы был спецтелефон, я непременно сообщила бы инспекторам органов опеки.

А как у них?

НА УЛИЦАХ европейских городов вы не встретите малолетнего беспризорника. Взрослые клошары есть, а детей - ни одного. Это называется хорошая профилактика детской безнадзорности. В Москве подростки сотнями сбегают от жестоких и равнодушных родителей, милиция их отлавливает и торжественно возвращает к "горячо любимым взрослым". В Европе уход ребенка из дома автоматически означает разбирательство с его родителями: вдруг они издевались над ним, били? А у нас ребенка - обратно в семью, дело - в КДН, может, через годок и выяснится, из-за чего он убегал.

В Италии действует круглосуточная "горячая линия". Набрав телефон 114, можно сообщить о любых фактах или просто подозрениях о нарушении прав детей и подростков. Если ситуация критическая, по адресу тут же выезжают полиция, представитель местных властей, врач и сотрудник органов опеки. В США на одного социального работника, получившего специальную профессиональную подготовку, приходится 17-25 детей. Если установлен случай телесного наказания несовершеннолетнего, его изымают из семьи и помещают во временный приют на период разбирательства. В Канаде есть служба немедленного реагирования, которая открывает досье и начинает проверку родителей даже в том случае, если соседке показалось, что те плохо обращаются с детьми. Если учитель в Швейцарии узнает о жестоком обращении с ребенком, он обязан сообщить об этом школьному психологу и представителю центра защиты детей.

В Канаде разбирают поведение женщины, которая оставила в очереди к врачу свою пятилетнюю дочь с ее 15-летним братом. Теперь она должна будет доказывать органам опеки, насколько она достойная мать. У нас же бабушка, которая позволила мужчине жить со своей малолетней внучкой, не только не предстала перед судом, но даже стала героиней телеэкрана.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество