aif.ru counter
54

Из архивов... будущего

АиФ Москва № 44 03/11/2004

ПРИВЫЧНАЯ всем нам схема мира не в последнюю очередь основывается на том, что "история не имеет сослагательного наклонения". Этому учат в школах и институтах, об этом так часто и много говорят, что вопрос "Как все было бы, если бы..." в большинстве случаев почитается праздным и недалеким, а то и вовсе преступным. Тем не менее это совсем не так. Направление в исторической науке, чаще всего называемое альтернативной или вероятностной историей, дает понять, что наше знание о прошлом настолько же неочевидно, как и наше знание о будущем. И что анализ той или исторической ситуации дает возможность ее "пересмотреть". Более того, на основе этого анализа иногда удается смоделировать не только вероятное прошлое, но и вероятное будущее. На вопросы наших читателей отвечает военный историк, руководитель отдела исследовательской группы "Конструирование будущего", автор более 30 работ, посвященных теории систем и теории стратегии, Сергей ПЕРЕСЛЕГИН.

Москвы будет... три?

Сейчас много говорят о переносе столицы в Санкт-Петербург. И что это может дать? Есть в этом необходимость или нет, ведь все уже привыкли к тому, что столица должна быть в одном месте.

В. К а д а й к и н

ДАВАЙТЕ вспомним, что для России двухстоличье не новость. Москва исторически всегда была центром русской традиции, в то время как Петербург с момента его основания стал центром политической и инновационной активности. По большому счету сейчас на Москву оказались возложены обе эти функции. Город перегружен столичными обязанностями: здесь располагаются Госдума, Кабинет министров, Администрация президента, руководящие органы Центрального федерального округа и Православной церкви. А также Академия наук, Центробанк, Конституционный суд... В результате, если говорить только о специфически московских проблемах, то на транспортную сеть теперешней столицы, заметим, радиально-кольцевую, не позволяющую разгрузить центр города, ложится непомерная нагрузка, и сеть ее не выдерживает. В РФ Москва - единственный город, где говорят: "Добираться тут часа полтора, но если на машине, то два с половиной..." Кроме того, концентрация в Москве всех этих управленческих учреждений не лучшим образом сказывается и на обстановке в целом, так сказать, "растет социальная температура", а это чревато иногда немотивированными социальными взрывами. Заметим, что только в Москве события 1991 и 1993 гг. обернулись человеческими жертвами. Что же касается переноса столицы или части столичных функций... Надо помнить, что основание Петербурга на Балтийском побережье было вызвано отнюдь не самодурством Петра, а объективными причинами - именно в районе Балтики и Северного моря в то время разворачивался наиболее бурный экономический рост. И за право перенести столицу туда Россия ввязалась в тяжелую, более чем 20-летнюю войну. Учитывая, что в XXI в. новый экономический рост, судя по всему, развернется в районе Тихого океана и именно там будут создаваться новые жизненные форматы, без переноса одной из столиц к Тихоокеанскому побережью Россия рискует быть выброшенной на "задворки истории". Простой перенос столицы - лучше, чем ничего, потому что в этом случае Москва все равно будет фактически исполнять часть столичных функций, в то время как другая часть окажется возложенной на новую столицу. Однако мне представляется, что с учетом размеров страны и ее "разделенности" между несколькими великими культурами речь должна идти о МНОГОСТОЛИЧЬЕ. Впрочем, в современной России такие вопросы зависят от многих субъективных факторов и решаются на личном уровне.

Шахиды и глобализация

Как повлияет на наш век терроризм?

О. Н е с т е р о в а

ИНЫЕ исследователи считают, что сейчас уже полным ходом идет война с международным терроризмом. И если считать третьей мировой так называемую "холодную войну", конфликт, результатом которого стала гибель одной из воюющих сторон - СССР, то война с терроризмом может с полным правом называться четвертой мировой. Тем более что она носит мировой характер и ведется на уничтожение. Однако следует понимать, что терроризм - это форма, тактика борьбы, а бороться с тактикой бесполезно, ведь нельзя же говорить, что во Второй мировой мы сражались с блицкригом, а не с Германией. На мой взгляд, тактике терроризма надо противопоставить другую тактику. Но вот вопрос: а на самом ли деле в этой войне сражаются Запад, Север и Юг или это только видимость? Может быть, мы неспособны увидеть реальных субъектов новой, четвертой мировой войны? Война эта неотделима от процессов глобализации мира, поскольку по большому счету она - одно из проявлений кризиса индустриальной фазы развития. Так что для меня эта война - фазовая, и коренной ее вопрос: удастся ли совершить переход от индустриальной к следующей фазе развития - сознательно управляемой, и если удастся, то кто совершит этот переход первым? В этой войне сражаются даже не страны, а глобальные проекты будущего: китайский, арабский, американский, германо-кельтский (европейский), японский и русский. Столкновение проектов будет происходить по большей части в пространствах геокультуры и геоэкономики. Но будут и военные действия, которые примут вид террористических актов, осуществляемых, разумеется, чужими руками, "которых не жалко".

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы