aif.ru counter
158

Николай Фоменко: "Нелегко крестьянину в городе"

АиФ Москва № 30 23/07/2003

НИКОЛАЯ ФОМЕНКО знают как музыканта группы "Секрет", киноактера, виртуозно-остроумного шоумена, телеперсону, наконец, как автогонщика - человека риска и азарта. Но вот он сыграл и на сцене - в Театре им. Пушкина в "Академии смеха" - одном из самых модных столичных спектаклей.

- Хорошо ли это в искусстве - быть "модным"?

- Я думаю, хорошо. Мода - это то, что привлекает зрителя. Художественный театр и первые его чеховские постановки тоже когда-то были модными. Но "Академия смеха" - это же не первый мой театральный опыт. Я знаю не понаслышке, что такое работа в театре. Для меня самой первой школой стала Александринка, где после окончания питерского театрального я какое-то время работал. У нас был очень сильный курс: кто попал в БДТ, кого отобрали к Додину. Но, к сожалению, хорошие актеры из них так и не выросли. И "сожрал" их именно театр. Что серьезного может сыграть актер в 21 год при труппе театра в 120 человек? С нашего курса на виду не осталось никого.

- Только вы знаменитый.

- Я не знаменитый. Я известный. Просто я сразу понял, что не могу регулярно работать в одном театре. Там нельзя ничего выстроить под себя. Нужна команда, нужно, чтобы люди дышали одним воздухом. Но это же невозможно. А потом, если играешь 24-28 спектаклей в месяц, то внутри у тебя появляется такая... водосточная труба. И что ты можешь сыграть при таком конвейере? Поневоле начинаешь обманывать зрителя. Хорошему актеру не нужно ежедневно подтверждать свое ремесло. Ему нужно оттачивать его: думать, учиться, расти. Но стационарный театр позволяет это единицам.

- Чехов писал, что медицина - его законная жена, а литература - любовница. Если припомнить все виды ваших занятий, получается гарем.

- В роли законной жены у меня выступает, конечно же, драматическое искусство.

- Но денег этим не заработать...

- Можно, если играть десять спектаклей в месяц в антрепризах и получать за каждый по пятьсот долларов. Правда, это уже не творчество, а коммерческая деятельность. Хотя многим моим друзьям, хорошим актерам, именно так и приходится существовать. Актер - профессия не только зависимая, но и сиюминутная. Вот я недавно пересматривал фильмы Чаплина, своего кумира, и что? Многое уже не "берет", не "цепляет" - время ушло. Для актеров, к сожалению, оно уходит слишком быстро.

- Вы всегда были свободны в творчестве? Давления не было?

- В театральном институте мы поставили и сыграли запретного Олби - "Что случилось в зоопарке". Но я не помню, чтобы нам за это сильно попало: одного, правда, выгнали, но Анатолий Эфрос его тут же "подобрал" на свой курс. Потом мы играли рок-н-ролл. И что? Чтобы тогда тебя посадили, нужно было, по меньшей мере, выстрелить из пушки в голову Брежневу. Когда был "Секрет", нас заставляли переписывать слова песен: худсовет таким образом "участвовал". Так сейчас это заставляют делать продюсеры!

- Да уж, без "заборов" у нас никуда...

- А я считаю, что "заборы" нужны. Нужна пропаганда, чтобы заставить любить свою Родину. И, помимо прочего... еще и убирать за собой, не ругаться матом, поддерживать элементарную чистоту на улицах и в подъездах. А у нас? Я изобрел такую поговорку: "Нелегко крестьянину в городе". Мы упорно не хотим приобщаться к той цивилизации, что от нас в трех часах полета. Разве за культурой пойдет в театр человек, который слышит с малолетства в телевизоре "ум-ца, ум-ца"?

- В чем, по-вашему, главная проблема сегодняшнего театра и кино?

- Они пребывают в состоянии растерянности. Поколения великих ушли или уходят, а новых, равных, еще не народилось. Поставьте сегодня любой советский фильм или телеспектакль в эфирную сетку, и, я уверяю вас, он побьет рейтинги всех этих ток-шоу "говорящих голов". А вспомните хотя бы недавние 70-е годы - Евстигнеев, Леонов, Борисов, Смоктуновский... И это были не просто актеры, это были личности с иным человеческим масштабом. А сегодня считается, что актером может стать любой: для этого не надо учиться, а тем более тратить на это жизнь.

- Что, по-вашему, стимул творчества? Вот для Даля, Высоцкого, быть может, это было преодоление? Или, напротив, оно же их и уничтожило?

- Понимаете, мы с вами собираемся обсуждать чужие судьбы. А кто знает, что там было на самом деле? Вот, допустим, у меня сегодня что-то не так, настроение плохое, я сел и написал: "Жить невозможно, все кончено..." Кто-то это когда-то прочтет и скажет: какая трагическая судьба, как его зажимали! В судьбах всех известных и талантливых людей помимо фактуры присутствует еще и наше собственное позднее мифотворчество. Но одно я знаю наверняка: самое трудное препятствие - это борьба с самим собой. Я борюсь. А вы?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы