aif.ru counter
48

Из жизни бабочек

АиФ Москва № 22 29/05/2002

ПОСТАНОВКИ "японской" оперы Пуччини зачастую губят себя нацеленностью на бытовое и этнографическое правдоподобие и на обсасывание морального сопоставления двух цивилизаций (циничный Запад - духовный Восток). Музыкальный же театр Александра Тителя вернул горячо любимой в народе опере ее сокровенный поэтический смысл. Спектакль поставлен в расчете на исключительный лирический дар Ольги Гуряковой.

"Баттерфляй" в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко - чисто женский спектакль, если не сказать больше - феминистский. О женщине, для женщин и женщинами сделанный. Оперу поставили Людмила Налетова и художница Елена Степанова. Все задачи в их спектакле решены в достаточно спокойной манере, без всякого радикализма и перпендикуляров к сюжету, но, с другой стороны, дальше сентиментального пересказа сюжета и стильной минималистской обертки дело не идет. Среднеевропейский поэтический стандарт в прочтении ориентальной темы заглушил индивидуальность. Что-то главное недосказано.

Конечно, Пуччини - далеко не Малер по оркестровой сложности, но и его сыграть красиво - задача непростая. Приятно, что она выполнена. Оркестр под управлением Ара Карапетяна на сей раз играет музыку, а не просто обслуживает спектакль. Все сопрано мечтают и в то же время боятся эмблематической партии мотылька Баттерфляй, этой 15-летней девочки с титаническим голосом вагнеровской Изольды. Партия считается убийственной для голоса - тесситура немилосердно вздернута вверх, петь надо в полный голос да еще перекрывать жирную оркестровую ткань. Даже Мария Каллас спела Чио-Чио-сан только в студии, а на сцене - всего три раза и в дальнейшем отказалась. Не случайно в прошлом роль японской гейши часто брали на себя высокие и легкие, даже колоратурные голоса, как, например, Тоти Даль Монте или наша Елизавета Шумская. В театре нашлось сразу четыре главные героини: кроме Гуряковой это Ирина Аркадьева, Ирина Ващенко и Елена Гоголева, каждая по-своему хороша. Безусловно, теплое лирическое сопрано Ольги Гуряковой не способно производить громоподобные эффекты и поражать заоблачно высокими вставными нотами. Впрочем, с ее миниатюрным балетным обликом, грациозной пластикой и камерной интимной трактовкой образа брутальное веристское пение казалось бы неуместным. Она берет другим: не только высочайшим профессиональным мастерством - женственностью, очарованием, тонко разработанной палитрой вокальных эмоций, выразительным речитативом.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы