aif.ru counter
61

РЫЖИЙ и ЗЕМФИРА раритеты человечества?

Статья из газеты: Я молодой № 46-47 19/11/1999

О Земфире и Рыжем из "Иванушек" можно говорить только в превосходной степени, поскольку в них обоих всего слишком. У нее - слишком экзотичное имя, у него - цвет волос. У нее - слишком чувственный голос, у него - вертикальный шпагат

О Земфире и Рыжем из "Иванушек" можно говорить только в превосходной степени, поскольку в них обоих всего слишком. У нее - слишком экзотичное имя, у него - цвет волос. У нее - слишком чувственный голос, у него - вертикальный шпагат. У нее - слишком красивые песни о СПИДе и разлуке, а у него - сплошные тучи, которые как люди, и идиоты-подсолнухи. Но они оба любимы и слегка испорчены славой. Неудивительно, что Земфирина песня "Девочка-скандал" в первой версии и заканчивалась фразой: "Я - раритет человечества!"

ЯМ: Ты доволен собой?

А.: Знаешь, слава Богу, что у людей есть такое качество, как своевременная оценка того, что ты делаешь, самооценка. Если бы ты задала мне этот вопрос год назад, я бы ответил "да", я чувствую себя реализованным человеком. Просто стараюсь оценивать каждый свой творческий шаг как шаг вперед. А чтобы легче было идти, я не боюсь расставаться с чем-то старым ради чего-то нового.

ЯМ: Чего тебе сейчас не хватает?

А.: Как ни странно, денег. Полгода назад я купил себе квартиру, в которой до сих пор не сделал ремонт. Даже паркет не на что купить. Еще мне не хватает более хорошего вокала, актерского мастерства, общения с моими друзьями. Всегда чего-то не хватает. А представляешь, если всего будет хватать?! Да не дай Бог! С ума можно сойти. Вот сейчас у меня есть стимул: шкаф себе купить. Клево? Клево!

ЯМ: Ты любил когда-нибудь по-настоящему?

А.: Да. Раз в десять лет - это обязательно. Чаще просто нельзя. Влюбляться можно хоть каждый день, а любить - либо один раз в жизни, либо раз в десять лет. У меня была такая любовь, первый раз в 17, вторая в 27 лет.

ЯМ: Самая абсурдная вещь, которую ты о себе слышал?

А.: Недавно мне пришло письмо со следующим содержанием: "Меня зовут Лена, несмотря на то что мне 12 лет, у нас уже был ребенок, и он вчера умер".

ЯМ: Ради чего, не раздумывая, ты мог бы отдать полжизни?

А.: Ради здоровья и жизни близких мне людей. Этот вопрос все равно что о золотой рыбке с тремя желаниями. Тогда первая моя просьба к ней была бы следующая: чтобы все мои родственники и близкие друзья умерли счастливыми, своей смертью, дожив до глубокой старости. Еще бы мне не помешали 100 миллионов в банке. И последнее, я попросил бы исполнения желания, о котором мечтаю с детства, - хочу в совершенстве знать все языки мира.

ЯМ: Ты можешь сейчас сделать какое-нибудь сенсационное признание, рассказать о том, что раньше тщательно скрывал?

А.: На самом деле я не рыжий, а брюнет. Каждые три дня крашусь. Ха-ха-ха.

ЯМ: Что до сих пор не можешь себе позволить?

А.: Ругаться матом в присутствии девушек, хамить, не могу ударить человека, не могу не выполнить данного обещания, выпить лишнего, поправиться на 20 килограммов.

ЯМ: Ты о чем-нибудь жалеешь в жизни?

А.: Нет. Что Бог ни делает, все к лучшему.

ЯМ: Хотел бы ты что-то изменить?

А.: В своей жизни - нет, а в жизни государства - да. Хотелось бы, чтобы окружающим меня людям лучше жилось. Чтобы человек любой профессии зарабатывал честные, достойные деньги. Нашу задачу - дать народу зрелищ - как артисты мы выполняем: дарим публике улыбки, радость, хорошее настроение и любимые песни. А вот когда людям дадут и хлеба, тогда будет та гармония, та Россия, о которой я мечтаю.

ЯМ: Земфира, скажи честно, ты довольна собой?

З.: Не могу сказать, что я жутко довольна. Мне кажется, если когда-нибудь я буду чем-нибудь довольна, то мне можно будет с чистой совестью уходить на пенсию. Просто я достаточно юна сейчас. В курсе, сколько мне лет?

ЯМ: Двадцать три.

З.: Четырнадцать с половиной. Поэтому пенсия мне грозит еще нескоро. Даже если скостить несколько лет за вредность, как артистам балета и тем, кто работал в Чернобыле, то даже при этом раскладе получится, что лет сорок я еще могу работать и быть при этом недовольной собой.

ЯМ: Какое твое самое большое желание?

З.: Записать второй альбом. Работа над ним, естественно, уже началась. Он выйдет в 2000 году. Больше никаких прогнозов. На данный момент планируется записать шестнадцать песен. Из них в альбом войдет, правда, всего 12. С сентября мы колесим по стране с гастролями - спим в палатках, едим консервы. Тур продлится до января, после чего мы, как настоящая рок-группа, написавшая восемнадцать альбомов, уйдем на заслуженный отдых.

ЯМ: Многие уверены, что все твои хиты пишет Лагутенко.

З.: Еще раз официально заявляю: группа "Земфира" и группа "Мумий Тролль" в том, что касается работы, имеют друг к другу очень косвенное отношение. Мы можем запросто поехать вместе на дачу, но как музыканты мы сами по себе совершенно разные социальные явления. Рассчитанные на совершенно разные слои населения, я бы сказала. Мы на разные фишки бьем.

ЯМ: То есть можно сказать, что Лагутенко не имеет никакого отношения к твоему новому диску?

З.: Скажу честно: я ему ставила демо. Просила написать пожелания. Причем просила далеко не его одного. У нас все-таки уже самостоятельный коллектив. Мы сейчас с Ильей гораздо реже видимся, если не сказать, что не видимся вовсе. И тем не менее я очень жду новый альбом группы "Мумий Тролль". Мне очень интересно. Хочется верить, что пластинка будет супер.

ЯМ: У тебя есть какое-нибудь кредо по жизни?

З.: Знаешь, какое кредо у группы "Земфира"? "Лучше недо, чем пере". Дальше думайте, как хотите. В меру собственной испорченности в эту конструкцию можно вставить любые глаголы. После того как "недо", еще остается вариант сделать хоть что-то. А если "пере", то это уже тошниловка... Видишь, какие загоняю мыслишки...

ЯМ: Ты это серьезно, что после выхода второго альбома не собираешься пару лет издавать свою музыку?

З.: Как ни пафосно это и прозвучит, все зависит от Бога, от курса доллара и от нас самих. Три варианта. Бог - направляет, управляет и указывает. Кризис к духовному не имеет никакого отношения. Ну а мы сами... Честно скажу, мне сейчас действительно тяжело. Вроде все нормально, но я начинаю очень оглядываться. И это самое плохое. У меня был период в жизни, когда я не умела оглядываться, и это меня подводило. Сейчас оглядываюсь слишком часто. Не по своей вине. Меня загоняют в такие ситуации, когда ничего не остается делать, кроме как встать и башкой вертеть.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Почему при простуде едят именно малиновое варенье?
  2. Кто такой Баррон Хилтон?
  3. Когда включат отопление в Москве?