255

Чем Петербург хуже Эдинбурга

АиФ Любовь № 36 04/09/2001

Мы любим именовать Петербург культурной столицей и искренне верим, что такого театрально-концертно-выставочного многообразия мало где сыщешь. В России-то нам действительно разве что Москва соперница. А вот о Европе люди бывалые такое рассказывают, что есть над чем призадуматься, прежде чем в очередной раз заявлять про "культурную столицу".

Своими впечатлениями поделились Наташа и Вадим Фиссон из Театрального товарищества "Комик-трест", который летом побывал на трех международных фестивалях современного искусства.

Франция и балаган

- Первым был фестиваль в Монпелье, - рассказывают артисты. - Он третий по значению во Франции. Из русских был также Антон Адасинский со своей труппой "Дерево", хотя, как известно, ребята давно живут в Германии. Фестиваль проходит на юге, недалеко Ницца, Канн, курорты Испании, так что публика приезжает и из-за границы. Кстати, французский зритель - более нежный, тонкий, поэтичный, чем, к примеру, немецкий. А со стороны организаторов нас поразило замечательное, давно забытое на родине отношение к артистам: костюмеры спрашивали, не надо ли что постирать, погладить, привести в порядок (!), весь технический персонал относился с пиететом.

Фестиваль вбирает в себя не только разнообразие жанров современного искусства - от уличного театра до спецпроектов, еще и чеховских "Трех сестер" показали. Нам особенно запомнились классные бельгийцы, приехавшие со своим шапито и спектаклем, посвященным истории старинного итальянского цирка. Зрелище смешное и поэтичное, в конце публику поразил эффект холодного огня, который дал полное ощущение бушующего в шапито пожара.

Были скромные по материальным вложениям проекты, но были и фантастически дорогие. Три дня строили гигантскую металлическую конструкцию, увешанную видеопроекторами, в представлении участвовали два симфонических оркестра, артисты были с микрофонами, как поп-звезды, но при этом произносили примитивные и назидательные речи о том, что нехорошо засорять окружающую среду. Более дорогого, бездарного и бессмысленного зрелища мы не видели. Очевидно, как и в России - чем больше денег вкладываешь, тем хуже получается. Публика плевалась и уходила.

Мы показывали французам "Секонд-хэнд", шесть спектаклей подряд, все билеты были распроданы заранее. Получили хорошую прессу, из большой пафосной статьи в "Фигаро" узнали, что мы чуть ли не гвоздь программы. После этого французы стали бороться за право, кто из них в следующем году будет нам устраивать тур по Франции и Испании.

Особенность фестиваля в том, что делается шоу, посвященное какой-нибудь стране. В этом году это была Россия, народный балаган. Свое понимание русского народного зрелища показали французские конники, женщина с бородой, азербайджанские силачи и канатоходец, ну а мы заканчивали всю эту историю 20-минутным представлением. Следующий год будет посвящен Египту, но нас опять пригласили.

Германия и дисциплина

- На фестиваль современного искусства в Ганновер мы приехали уже во второй раз. Он происходит в огромном регулярном парке, где все подстрижено, вылизано так, что нашему актеру Игорю Сладкевичу безудержно захотелось устроить русское пати с битьем бутылок и купанием в бассейне. Но вместо этого пришлось перенимать немецкие нравы. Принцип фестиваля такой - 32 театра из разных стран играют на прекрасно оборудованных светом и звуком площадках в разных углах парка, программу нужно уложить в 20 минут, через час - повторить, и так за вечер - четыре раза. Упаси бог опоздать с началом представления! У организаторов минута опоздания вызывает ощущение трагедии, две - полной катастрофы, ну а за три они вполне могли бы приговорить виновных к высшей мере. Мы не подвели! Купили огромные часы и выходили на сцену, отсчитывая старт по секундам. Такая точность важна для зрителей, у которых в руках программки и которые рассчитывают свое время. Дисциплина помогает проводить такой большой фестиваль совсем маленькой командой уже 15 лет.

Кроме артистов всевозможных жанров, в парке работают "живые картины" - к примеру, задумчиво проходят на ходулях фигуры в странных костюмах, в масках с хоботами, и издают фантастические звуки: А есть и клоуны, которые тормошат публику.

Посетитель на четыре часа погружается в безумие современного искусства. Каждый день приходит более двух тысяч посетителей, и вот что для нас странно: траву не вытоптали, цветы не рвали, не мусорили, даже какой-нибудь панковатый паренек ни за что не бросит бутылку под ноги, аккуратненько снесет в урну.

Программа начинается в семь вечера, до этого весь день парк открыт, в пять проезжает на велосипеде дедушка с колокольчиком и просит удалиться, и все дисциплинированно подчиняются, а потом стоят в длиннющих очередях за билетами. В то время как в парке столько укромных уголков! Да и с билетами проблема, потому что их раскупают еще в апреле, перед началом представления в кассах продают всего по 200-300 штук.

Программа каждого дня заканчивается фантастическим фейерверком, на небе расцветают букеты, горят алые сердца, сияют золотые купола, и все это под музыку. В Ганновер съезжаются люди со всего региона, и не обязательно поклонники искусства. Здесь они отдыхают, развлекаются, ну и заодно приобщаются "к прекрасному".

Эдинбург и Барышников

- В августе в Эдинбурге проходит одновременно семь фестивалей: классического искусства, современного, духовых оркестров, книги, кино, джаза и пива. В городе с трехсоттысячным населением ежедневно работает 700 театров, последнее представление заканчивается часа в три ночи, а первое начинается в десять утра! Конечно, каждый артист борется за публику, тут весьма кстати два с половиной миллиона туристов. Как ни странно, в небольшом городе с гостиницами проблем нет. А под сцены оборудуются любые мало-мальски подходящие помещения - кафе, университеты, школы, церкви.

Деньги никто приезжающим театрам не платит, наоборот, каждая труппа сама платит за все - проживание, питание, аренду площадки, рекламу. Город замечательно зарабатывает и на театрах, и на туристах. Для артистов же важно "засветиться" на престижном фестивале, посмотреть, что делается в их жанре в других странах, кроме того в Эдинбург прибывают продюсеры и менеджеры со всего света, так что вполне реально заключить прекрасный контракт. Кстати, на наш концерт три раза приходил продюсер самого знаменитого цирка в мире - "Дю солей", предлагал контракт на два года. Хотя Коля Кычев и размечтался: "Смогу купить квартиру!", мы все дружно отказались, потому что это работа "на дядю" и жуткая пахота - по девять шоу в неделю, тут уже не до собственных спектаклей. А мы слишком любим наш театр, да и здоровье дороже.

В Эдинбурге показывали концертную программу. Вдруг перед началом одного из представлений прошел слух, что к нам идет: Михаил Барышников! Мы отнеслись с иронией, мол, конечно, сейчас, еще Тэтчер почтит вниманием. И вдруг действительно увидели Барышникова в зале. Этот вечер мы посвятили ему, после концерта Михаил пришел за кулисы (хотя на нем буквально висли японские туристы, а потом поляки). Барышников сказал, что самое главное чудо, которое нам удалось, - разбудить и встряхнуть его, только что прилетевшего из Америки. Действительно выглядел усталым, говорил тихим голосом.

Еще одно интересное знакомство - с мэром Эдинбурга, симпатичным человеком с хорошим клоунским началом. Он рассказал, что Эдинбург поддерживает все искусство - не только классическое, но и современное. Мы про себя отметили, что тут есть разница с Петербургом.

Петербург и современное искусство

- Есть города-музеи, эксплуатирующие свое прекрасное прошлое. Но что делать артистам, а также жителям, да и гостям города, если они не приверженцы академических направлений? Зрителям пойти некуда, художники уезжают: Адасинский в Германию, Полунин - в Англию, а теперь во Францию, театр "До" - в Германию, "Шарманка" - в Англию, Койфман в Голландию.

Ребята и хотят работать на родине, но в Питере не имеют никаких возможностей. Слава Полунин давно задуманный карнавал проводит в Москве, потому что там его поддержали. Кстати, на днях в столице открыли новую скульптуру Шемякина - Юрий Лужков заявил, что Москва приобретает новый имидж. Что же Петербург, с его колоссальным потенциалом нового искусства, так и будет его выдавливать, на веки вечные останется только музеем?

Причем мировой опыт говорит о том, что современному искусству не нужны большие материальные вливания. К примеру, в Германии отдают художникам заброшенные фабрики, а уж они делают из них прекрасные арт-центры.

В Питере есть место, вокруг которого группируются неформальные театры, - альтернативная сцена "С'Танцiя" в ДК Первой пятилетки. У нашего товарищества есть и своя маленькая студия. Но если ЗакС примет закон об увеличении арендной платы, мы ее лишимся. Говорить о развитии современного искусства будет труднее.

На фото: Михаил Барышников, Николай Кычев и Наталия Фиссон после спектакля

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество