85

НА ПРИЕМЕ У АНАСТАСИИ КРЫЛОВОЙ

Анастасия Крылова - доктор медицинских наук, профессор, сексопатолог Всероссийского научно-практического центра "Семья и брак"

ИСТОРИЯ N 1

СИНДРОМ БАРОНА МЮНХГАУЗЕНА

СЕГОДНЯ мои пациенты - молодые супруги Вера и Костя Фроловы. Из амбулаторной карты женской консультации следовало, что Вера Фролова вышла замуж в 20 лет, на втором курсе института. Секс занимал в жизни молодоженов не просто большое, а огромное место. Пациентка предъявляла множество жалоб: в жар бросает, обмороки случаются, иногда пронзают острые боли в половых органах. В одну из ночей она почувствовала, что влагалище не раскрывается навстречу рвущемуся члену мужа. Вера проплакала до утра. Утром муж повез ее в женскую консультацию, не понимая, что могло внезапно приключиться с его красавицей. У гинеколога Вера кричала, что уже представляет себя одинокой, убогой, а мужа - с другой.

Она извивалась на гинекологическом кресле, не давая ввести зеркало. Но после укола реланиума (успокаивающего и расслабляющего мышцы) врач убедилась, что никаких нарушений во влагалище нет. Гинеколог в графе "диагноз" записала "истерический невроз" под вопросом и рекомендовала полтаблетки реланиума на ночь...

Я спросила, почему они обратились ко мне.

- Мы провели страшную ночь, Вера плакала и кричала. Наутро я вспомнил разговор об уникальном профессоре-сексопатологе - о вас... - сбивчиво рассказывал смущенный молодой человек. - В 7 утра разбудил сослуживца и узнал, как можно к вам попасть. Ведь Вере в консультации объявили, что все в порядке, вероятно, перенервничала. Если бы так!

Я уже понимала, что пациентка совсем не проста, и попросила мужа подождать в коридоре.

Вера, бледная и невыспавшаяся, тихо и вежливо поздоровалась, но тут же с истерическими нотками в голосе стала повторять:

- Я не поверила, что все так хорошо, как уверяли в консультации!

Уже плача и крича, она требовала хирургического разделения стенок влагалища - любым способом! "А я без Кости жить не смогу!" Пациентка не могла успокоиться, повторяя: "Я не такая, как все! Но врачам хочется всех видеть одинаковыми!"

Мне было ясно, что Вера Фролова - натура чрезмерно эмоциональная, с несколько завышенной самооценкой (впрочем, внешне очень симпатичная), склонная в неудачах обвинять окружающих, легко поддающаяся самовнушению, а значит, и внушению...

- Вера, рассмотрите картину на стене, а я осмотрю вас! - предложила я, указав ей на гинекологическое кресло. Она нехотя согласилась, повторяя: "Правду все равно не скажете."

Я смазала вазелином вход во влагалище Веры и легко ввела два пальца в "сросшийся орган".

"Неужели получилось? - недоверчиво спросила пациентка и тут же с насмешкой добавила: - Срослась еще не совсем, а от лекарств не почувствовала боли".

Меня весьма удивила такая реакция - ведь никаких препаратов Вере не давалось. "Вы вполне здоровы, вот и вся истина", - попробовала внушить молодой женщине. Вера смотрела все так же недоверчиво, но замолчала.

- Вам необходим курс успокаивающих препаратов - три недели, - сказала я пациентке, игнорируя возможные реакции, и с улыбкой посоветовала пригласить мужа в кабинет.

- Вам придется потерпеть с сексом, пока Вера полечится, - объявила я ему. Но была почти уверена, что медовый месяц возьмет свое у обоих...

Но уже через неделю пара вновь оказалсь у меня.

На вопрос "Что случилось?" оба долго молчали. С трудом Костя заговорил:

- Через 5 дней я не смог спать в соседней комнате, зная, что любимая за стенкой. Мне же 22 года. В общем, утратил над собой контроль. Вера закричала, как будто ее режут без наркоза, забилась у меня в руках, повторяя: "Пусти! Изверг! Лучше я сама разорву себе нутро!" И тут же глубоко запустила во влагалище ногти...

Вера наконец тоже стала откровеннее.

- Увлеченные постельными радостями, мы стали хуже учиться, особенно я. Мои родители посоветовали придумать себе какую-нибудь болезнь, взять академический отпуск, а потом учиться дальше. Прислали список, чем болела до института. "Даже к гинекологу тебя водили! - писала мать. - Думали, воспаление какое, но обошлось". И я быстро нашла у себя кучу болезней, а потом поняла, что главное - гинекология.

Мне стало ясно, что у пациентки синдром Мюнхгаузена, участившийся в последнее время. "Да, ей нужны поддерживающие меры в течение нескольких лет, а мужу - терпение", - думала я, делая пометки в истории болезни. Остановилась на повторных сеансах психотерапии - внушении в состоянии глубокого сна и сочетании успокаивающих препаратов, а также вазелине для промежности. Больная надеялась, что от "мази" боли при введении полового члена уменьшатся. Кроме действующих препаратов я назначила еще две "микстуры собственного изготовления" - в них содержался только сироп. При истерической структуре личности, как у Веры, с синдромом Мюнхгаузена (больной находит у себя то одну, то другую невероятную болезнь, требует лечения), количество лекарств целебно само по себе... Развитию синдрома немало способствуют и длительные стрессы, которыми богата современная жизнь.

Косте были прописаны успокаивающие на травах.

ИСТОРИЯ N 2

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ОПАСНОСТИ АЛКОГОЛИЗМА

С ПЕРВОГО же взгляда на супругов - Валерия и Юлию - я поняла, что слишком много сложностей пролегло между ними и беседовать с каждым лучше отдельно. Они стояли в кабинете рядом, но казалось словно за километр друг от друга. Муж охотно вернулся в приемную.

- Юля, расскажите о проблемах, как они видятся вам? - предложила я.

Женщина средних лет, явно ища сочувствия, тихо начала рассказ.

- Женившись, Валера стал часто покупать мне белье, объясняя модой, дополнительным возбуждением от разных фасонов, кружев, разнообразия расцветок и др. Но я подозреваю, что он - извращенец, ценит белье с моего тела больше меня. До свадьбы такого не наблюдалось.

- Но вы же не жили вместе. - возразила я. - Только на выходные становились семьей.

Юля, вздыхая, согласилась. "Да, сделала ошибку. Надо было раньше узнать о таких склонностях. Даже и не знаю, как теперь быть... Стала отказываться от секса, что вызвало у него раздражительность. В семье начались конфликты. - Она уже собиралась выйти и позвать мужа, как вдруг обернулась и добавила: - Шкафы отнюдь не ломятся от белья - прежнее, к моему удивлению, быстро исчезает!"

Я задумалась: фетишизм - половое влечение к вещам жены как объекта любви - довольно редкое явление среди женатых людей. Скорее всего, тут что-то другое. Уточнять ситуацию, историю проблемы интуитивно казалось сложным. Тем не менее попросила войти мужа. Валерий явно что-то скрывал, упорно избегая моего взгляда.

- Вы откровенны с женой? - неожиданно для него спросила я. Мужчина смутился и стал переводить разговор на шутливые тона.

"Разве можно доверять женщине?" - было одной из первых его фраз. Но я не приняла игры.

- Я никаких препаратов принимать не намерен, - неожиданно заявил Валерий. - Не важно, какое заболевание вы найдете.

- Но почему? - изумилась я. - Вы же современный молодой человек!

- У меня больная печень, - пояснил он и замолчал. Орган оказался объективно увеличен. И я направила пациента на биопсию печени (процедура несложная: под местным обезболиванием толстой иглой прокалывается брюшная стенка, берется кусочек печени и исследуется под микроскопом). У Валерия оказался алкогольный гепатит - воспаление ткани печени.

- Как вы жили раньше? У вас действительно серьезное неблагополучие печени.

- Хорошо, я раскрою вам тайну, только умоляю не посвящать жену! - согласился Валерий.

- Многие считали меня пропащим. И вдруг - чудесное исцеление! Закодировался... Но не знал, что останется... галлюциноз, возникший раньше! В таком состоянии со стороны постоянно слышатся голоса, не существующие реально.

Валерий плача описал, как ему "твердят о неверности супруги".

- Не верить не могу, а сказать боюсь - Юля уйдет, сочтет меня больным.

Я поняла, что возникла так называемая "двойная ориентировка" в ситуации: сознание болезни и восприятие каких-то ее проявлений как реальных. К сожалению, основных... Валерий с лупой изучал белье Юли и выбрасывал, иногда находя "следы измены". И за женой наблюдал, и выход искал. От переживаний снизилась потенция.

Мне удалось уговорить мужчину принимать психотропные препараты, воздействующие на стойкие галлюцинации. Конечно, прописала и специфические меры, улучшающие потенцию, - курс поливитаминов, женьшень, режим сна, отдыха и психотерапию. Валерий, поделившись страшной тайной, легко согласился со всеми назначениями.

Юле муж признался, что раньше лечился от импотенции и ему рекомендовали "смену впечатлений" как один из способов лечения.

Через полгода я узнала, что интимная жизнь супругов улучшилась, галлюцинации у Валерия почти прошли.

К сожалению, в последние годы случаи такого осложнения даже удачно вылеченного алкоголизма участились. Большую роль в этом отводят некачественным напиткам.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы