aif.ru counter
431

Фил Босманс: "Время - деньги" - эта ложь стоит людям инфаркта

АиФ Европа № 4 25/12/2003

Книги бельгийского священника Фила Босманса изданы миллионными тиражами по всему миру и переведены более чем на 20 языков, включая эсперанто. Сам он при этом писателем себя отнюдь не считает. "Мои тексты родились не за письменным столом, эти слова - результат встреч со множеством людей, попавших в беду, несчастных, отчаявшихся, потерявших веру в собственные силы или просто утративших радость жизни в бесконечной будничной суете".

Счастья не купишь. К счастью

- СУДЯ по названиям ваших книг - "Скажи жизни "Да", "Найди время для счастья", "Не забывай о радости", - вы наверняка знаете рецепт этого самого счастья?

- Как бы наивно это ни звучало, у человека изначально есть все, чтобы быть счастливым. Только мы напрочь забыли об этом. Мы все перепутали. В погоне за счастьем его растоптали. Ведь самые важные вещи в мире даются нам даром. Нужно только открыть глаза и отворить сердце, чтобы понять и увидеть это. А еще нужно время, которого нам вечно не хватает. "Время - деньги" - эта ложь стоит людям инфаркта. Человек рожден для любви и радости. А у нас эти слова постепенно становятся архаизмами. Их употребление все больше уходит в область возвышенного, а сами понятия в реальной жизни все чаще отождествляются с областью материальной, то есть счастье - это когда у тебя все есть. И это все - определенный перечень не для всех доступных материальных благ. Ради них человек готов на многое: диапазон огромен. Но счастья не купишь. К счастью. Есть столько всего в нашей жизни, что даровано нам совершенно бесплатно и чего мы просто не замечаем. "Когда рыба отправляется в путешествие по своей жизни, последнее, что она в ней открывает, - это воду".

- А вы - счастливый человек?

- Быть счастливым - это во многом связано с благодарностью. А моя благодарность - безгранична. Когда после двух лет, проведенных прикованным к постели в полной изоляции, как на необитаемом острове, на своих ногах выходишь на улицу, ты никогда не забудешь ощущения того, что мир вокруг - это чудо. Мне было 32 года, когда я тяжело заболел. Я был молод, полон энтузиазма и мечтал изменить этот мир. "Теперь все пропало, - думал я тогда, - это конец". Через два года врачи сказали, что я на всю жизнь останусь жалким калекой. По сравнению с совсем ничем это было хоть что-то. Но постепенно мне становилось лучше и лучше. И по сей день я очень благодарен тому "инкубационному периоду" - за время, полное страданий, я узнал о Боге гораздо больше, чем за все годы обучения на теологическом факультете. Я жизнь принимаю с радостью и благодарностью за каждую прожитую минуту и за все, что в ней есть, - все до мелочей. Это и есть счастье - когда жизнь в радость.

За что? Почему я?

- К СОЖАЛЕНИЮ, далеко не все, попавшие в тяжелую ситуацию, могут найти в себе силы относиться к ней как к благу...

- Часто мы за несчастья принимаем то, что ими вовсе не является. По сути, из так называемых жизненных трудностей 90% человек создает себе сам, а потом героически преодолевает или трагически страдает из-за их непреодолимости. При этом у нас так легко возникает иммунитет к страданиям... других людей. Поэтому собственным несчастьям мы отдаемся с полной нерастраченностью и больнее всего мучит вопрос: "За что?" и "Почему я?"...

- И все же - почему?

- Это очень важно понять: в жизни каждого есть свой "крест". И его нужно нести, иначе он просто раздавит тебя. Даже в самую темную ночь можно увидеть - пусть и сквозь пелену слез - звезды. Я знаю это, я понял это всей своей жизнью: да, нужно принять свой "крест", но каким бы тяжелым он ни был, крест - это знак плюса. И в этом есть глубокий смысл.

- Ох, трудно найти смысл в болезни, например...

- Знаете, несколько лет назад со мной произошла такая история. Я должен был ехать на встречу в Мюнстер, в Германию, чтобы выступить там на собрании "Союза без названия". Но кто-то запрограммировал мою жизнь иначе: вместо собрания я попал в огромную больницу, мне засунули в руку иголку, в нос - тоненькую трубку, кровать обвесили какими-то пластиковыми пакетами, и меня каждый день засовывали в какой-то большой медицинский аппарат. Что со мной только не делали! Это называлось - "инсульт". Всю мою правую половину парализовало... Я не то чтобы был к этому не готов. Я где-то даже знал, что рано или поздно это произойдет, но мне казалось, что все же лучше бы "поздно"... И у меня тогда тоже было внутри шевельнулся вопрос: "Почему я?" - но он тут же повернулся в другой: "А почему бы и не я, собственно?.." Была ли то воля Божия? Моей-то воли тут точно не было! Но, может быть, я был нужен Богу именно в тот момент и именно в этой больнице? Возможно, ради того, чтобы я смог находиться здесь рядом с убитой горем Хайди, муж которой покончил с собой? Чтобы я был возле неизлечимо больного Сильвиана в его последние дни?.. Я не знаю. Но в одном я убежден: во всем есть смысл, даже в том, что на первый взгляд кажется полной бессмыслицей. Просто иногда приходится очень долго его искать...

Горе - это не болезнь

- Я ЗНАЮ, что все ваши гонорары за изданные книги вы тут же отдаете. Кому, если не секрет?

- Я всегда с радостью использовал их на то, чтобы помочь людям. Однажды - очень давно - встретил девушку на улице, шел дождь, она плакала - не знала, куда ей пойти, домой вернуться не могла, потому что ее избивал муж. Я подумал, что, наверное, не она одна оказывается в таких ситуациях. И это послужило толчком для создания Женского дома, куда приходят женщины, когда им некуда больше идти, а мужчинам ни под каким видом не сообщается, где находятся их жены или подруги, покуда они сами этого не захотят. Еще мы построили общежитие для тех, кто только освободился из заключения и пока не нашел работы. Потом - "Бар без пива" - для бывших алкоголиков, чтобы они, с одной стороны, чувствовали себя обычными людьми, сидящими в кафе, а с другой - не соблазнялись из-за того, что кто-то пьет спиртное на их глазах. Есть много полезных вещей, на которые можно потратить деньги...

- А вам самому они что - совсем не нужны?

- Я не бедный человек и не богатый. Я - счастливый человек. Я живу в монастыре, у меня прекрасная комната - целых 12 метров, чудесный раскладной диван. И если я нездоров и мне понадобится помощь, мне помогут. Что еще может быть нужно?

- Бывали ли в вашей жизни случаи, когда к вам обращались с проблемами люди, а вы не знали, что им ответить?

- Ну, начнем с того, что сейчас, к сожалению, люди уже почти не ходят к священнику. Они скорее пойдут... к психиатру. Чтобы их вылечили. За о-очень большие деньги. Хотя горе, боль, смятение - это не болезнь... Конечно, нередко обращались с неразрешимыми ситуациями, думая, что у меня есть какой-то тайный ключ ко всем проблемам. Но у меня нет такого ключа. И я всегда повторяю: я могу подсказать, поддержать, ободрить и - как священник - простить. Люди в этом тоже часто нуждаются. Но жить все равно каждому придется за себя самому.

- Да, но вокруг еще много других людей, и далеко не всегда от них можно ждать хорошего - каким бы "золотым" ты ни был.

- Начинать нужно все равно всегда с себя. Посмотрите вокруг. Иногда всего-то и нужно, что остановиться, затормозить. Увидеть, сколько чудес нас окружает, увидеть в человеке человека. Очень часто нам просто не до этого. Люди отдалились друг от друга на миллионы световых лет. Бегут, работая локтями, и видят на своем пути только преграды. И порой вся жизнь кладется на то, чтобы взять барьер. Мы очень заняты: поиском хлеба насущного, политическими дебатами, и главное в "наши трудные времена" - борьба за выживание. Увы, нередко она оборачивается выживанием других... из этой жизни. Подумайте: когда мы слышим разговоры - на улице, в транспорте, на работе, - часто складывается такое впечатление, что все человечество состоит из злыдней-коллег и дураков-начальников, плохих жен и мужей и соседей-завистников. Зато на похоронах и поминках убеждаешься, что на свете нет плохих людей. Подумайте, а ведь кому-то можно было сказать добрые слова - еще при жизни. Принести цветы, чтобы доставить радость - до того, как вы принесете их на его могилу... Помните: каждый день наша жизнь становится короче на один день. Есть вещи, о которых нельзя забывать. Если, например, ни на минуту не забывать, что у тебя есть сердце, и видеть в каждом идущем навстречу Человека, может, и не было бы столько страданий на земле...


В СВОЕ время Фил Босманс создал первое в Бельгии пристанище для тех, кто по каким-либо причинам оказался на улице без крыши над головой - социальное учреждение "Люди в беде". Затем появилась телефонная служба "Витамины для сердца", в которую звонили по 600 человек в день, часто нуждающихся просто в добром слове. "Bond zonder Naam" - "Союз без названия", - которым Фил Босманс руководил несколько десятилетий, помогает не только словом, но и делом, оказывая конкретную поддержку тем, кого постигло несчастье: болезнь, несправедливость, насилие. Отделения этого благотворительного движения уже давно имеются не только в Бельгии, но и во многих других странах мира.

Десять лет назад его книга готовилась к изданию в России, и в какой-то момент пришло письмо от русской переводчицы, полное отчаяния: она извинялась за то, что не знает, сможет ли продолжить работу над переводом, потому что ее ребенок серьезно болен и, скорее всего, нуждается в сложной операции. Патер Фил сразу ответил, просил не волноваться по поводу перевода и вообще не думать об этом. "Я молюсь вместе с вами", - написал он тогда. А буквально через неделю ей совершенно неожиданно позвонили из "Союза без имени" - началась акция по организации обследования и лечения ребенка в специализированной клинике Германии, осуществить которую стало возможным благодаря поддержке тысяч совершенно незнакомых людей.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы