aif.ru counter
69

Война и МУР

АиФ Детская Энциклопедия № 7 28/07/2008

Война - массовая работа. В 1941 году исход битвы за Москву решало больше миллиона красноармейцев. А сыск - работа штучная. Сыщиков никогда не бывает много. Да и не солдаты они. Даже с обычной винтовкой многие не в ладах: им привычнее наган или ТТ. Чем же могли помочь Родине сыщики?

В первые дни войны треть сотрудников МУРа ушла на фронт. Отбирали людей, в свое время получивших в армии военные специальности. Оставшимся пришлось работать, как никогда раньше.

В ночь на 22 июля 1941 года Москва отразила первый массированный налет немецкой авиации. Двести пятьдесят вражеских бомбардировщиков атаковали столицу волна за волной. Наши летчики и зенитчики сбили двадцать два самолета. Еще часть, не выдержав зенитного огня, отбомбилась над пригородами и повернула назад. Прорвавшиеся бомбардировщики засыпали Москву "зажигалками". Каждая бомбочка могла прожечь стальную крышу и погубить в пожаре целый дом. Весила она ровно килограмм, а обычная бомбовая загрузка "Юнкерса-88" - 1500-2000 кг. Двух десятков германских бомбардировщиков за глаза хватило бы, чтобы сжечь весь город. И сожгли бы, если бы не героизм москвичей.

На время воздушных тревог милиция входила в систему противовоздушной обороны. По радио передают тревогу, все в бомбоубежище, а милиционеры - на крыши и во дворы, сбрасывать "зажигалки" и вызывать пожарных, если где-то загорелось. А зенитки лают, сеют в небе осколки снарядов. Не каждый попадет в самолет, но все вернутся на землю.

Сидит милиционер на крыше, а вокруг барабанят осколки. И страшно, и обидно умирать от своего снаряда, а уйти нельзя.

Удар! Загудело под ногами железо, вспыхнула ослепительным магниевым светом бомба. Потушить ее невозможно: только сунуть в ящик с песком и ждать, когда прогорит. Где-то должен быть и ящик, и специальные щипцы, рукавицы, лопата. Но этот налет авиации - первый. Милиционер еще не разобрался, где что лежит на темном чердаке, а может, и положить забыли. Теперь некогда искать: полминуты - и бомба прожжет крышу насквозь, доберется до сухих деревянных стропил.

Он хватает "зажигалку" рукой и сбрасывает во двор. Боль нестерпимая. За полсекунды рука сожжена до кости...

Награды тогда раздавали скупо. Но тех, кто отразил первый налет на столицу, оценили высоко. Получили ордена и медали летчики и зенитчики. А тех, кто тушил пожары и "зажигалки", наградили отдельным указом. В списке из 159 человек вторыми после пожарных стояли милиционеры. "За проявленные смелость и умение в деле тушения вражеских зажигательных бомб, за боевую работу по предупреждению пожаров, за организацию общественного порядка в г. Москве во время налетов фашистской авиации"...

До конца года германские летчики совершат еще больше семи тысяч боевых вылетов на бомбежку столицы. Массовых пожаров и разрушений москвичи не допустят.

При всем том на своей основной сыщицкой работе муровцы раскрывали восемьдесят восемь преступлений из каждой сотни. К концу военного лета нарушений закона в Москве стало даже меньше. Уголовники подняли головы только в октябре...

К тому времени ситуация под Москвой сложилась грозная. Десятого октября 1941 года враг прорвал стратегическую оборону. Образовалась брешь шириной в пятьсот километров. Закрыть ее было нечем. Две трети войск, прикрывавших столицу, оказались в окружении.

Шестнадцатого октября впервые не открылось метро. Под двенадцать московских мостов была заложена взрывчатка. Из города в беспорядке побежали жители, уголовники среди дня грабили магазины.

Милицейские и военные патрули стали расстреливать мародеров на месте. Помогло. В столице восстановился порядок...

А на следующий день муровцы провожали своих товарищей, уходивших воевать в истребительный мотострелковый полк НКВД.

Милиционеры стали диверсантами. По ночам они переходили на лыжах за линию фронта и нападали на немецкие штабы, пускали под откос поезда, обстреливали автоколонны, перерезали телефонные провода.

В эти дни орденами Боевого Красного Знамени были посмертно награждены старшие оперуполномоченные МУРа Колесов и Немцов. Первый погиб за пулеметом, прикрывая отход своей группы, второй, оставшись один, подорвал себя и врагов гранатой.

Муровец Григорий Пушкин, потомок великого поэта, командовал в полку взводом разведки. Ходил по вражеским тылам, не раз был ранен и награжден. После войны вернулся на службу в милицию.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы