aif.ru counter
52

Искусства, филисофия, ремесла

АиФ Детская Энциклопедия № 12 10/12/2007

ЛИТЕРАТУРА

Поэт, писавший о Китае как "стране, давшей миру поколения талантов, славы о каждом из которых хватило на триста лет", был прав. Здесь каждая эпоха отмечена появлением талантливых сочинителей и развитием того или иного литературного жанра. В историю вошли танская поэзия, сунские строфы "цы", юаньские мелодии "цю", проза периода династий Мин и Цин и так далее.

Поэтами в Китае почти всегда были ши - либо чиновники, либо кандидаты в чиновники. Потому что люди, не умевшие писать стихи, не могли сдать экзамен на чин, где сочинения писались в стихах. Так что раньше поэзия была жанром образованной элиты, которая в Китае была правящей верхушкой. Случаи, когда один и тот же человек был выдающимся мастером поэтического слова, гневным обличителем в поэзии и при этом чиновником министерского или генерал-губернаторского ранга, в Китае не редки: это, например, Бо Цзюйи, Су Ши, Ван Аньши. Интересно и то, что ши и крестьянство не были разделены сословным барьером.


"Золотым веком" средневековой китайской поэзии считается Танская эпоха. Бывали случаи, когда на экзаменах, открывавших путь к казенной карьере, отдавали предпочтение претенденту, который написал хорошие стихи, хотя и показал неважный результат в воспроизведении по памяти канонических книг.


Для китайской литературы характерно, что молодые поэты не находили в себе вдохновения для любовной лирики. Они писали стихи на те же темы, что и старики (а стариками корифеи китай-ского стиха объявляли себя с 40 лет). В почетной традиции китай-ской поэзии - печаль: печаль разлуки, печаль напоминающих о скором расставании встреч, печаль таланта, не признанного временем (ведь и Конфуций при жизни был по службе неудачником), печаль быстротечности жизни. Любопытно, что даже любовную лирику "Шицзин" ("Книга песен", включенная в конфуциан-ский канон) здесь представляют как иносказание совсем других отношений - тоски о друге или о монаршей милости. Видно, не случайно даосы не любили шумных городов, где создавалась литература совсем иного рода.

Прозаические (в нашем понимании) жанры процветали в основном среди городских низов Китая. Хотя они были не чужды и для элиты: в философской классике и танской литературе на первом месте стоят новелла и роман. То и другое исполняли на площадях и рынках бродячие профессиональные рассказчики - шошуды, которые передавали эти произведения из уст в уста. Именно поэтому невозможно установить их авторов. В XIV веке циклы рассказов, объединенных одним сюжетом и главными героями, начали записывать и обрабатывать профессиональные литераторы. В конце XVI - начале XVII века были собраны народные новеллы эпохи Мин. Язык романов и новелл близок к разговорному, авторы не скованы ни рамками жанра, ни официальной идеологией. Рядом с произведениями на сюжеты конфуцианского канона есть такие, которые едко высмеивают тех же конфуцианцев, чиновников, монахов и прославляют удачливых купцов, честных простолюдинов и даже искусных воров. Ничего подобного не было в элитарной литературе, где иерархия "благородных мужей" и "низких людей" была священна, сатира сводилась к гневным обличительным тирадам, а юмор был едва терпим.

"КОЛЬ КИСТЬ У ТЕБЯ В РУКЕ, НИКОГО ПРОСИТЬ НЕ НАДО"

Каждый китайский иероглиф - это миниатюрная картинка, в написании деталей которой открывается возможность для многочисленных вариаций, ведь иероглифы сохранили черты древних пиктограмм. Поэтому ничего нет удивительного в том, что они являются предметом искусства каллиграфии.

Неотъемлемые принадлежности каллиграфа и художника - кисточки, тушечницу, бумагу и тушь - в Китае называют "четырьмя драгоценностями кабинета". Наиболее высококачественными считаются кисти, изготовленные в Хучжоу. Стержень кисти, используемой для письма, изготавливают из бамбука или дерева, а ее рабочую часть - из шерсти животных: коз, кроликов и куниц. Самые лучшие тушечницы делают в Чжаоцине в провинции Гуандун, для них специально выбирают лучшие куски местного камня. А знаменитую китайскую бумагу сорта "сюаньчжи" изготавливают в провинции Аньхой. Там же производят высококачественную тушь.

При письме рука, держащая кисть, совершает то плавные, то нажимные, то явно резкие движения. В результате на бумаге появляются комбинации из линий и точек, отмеченные определенным эмоциональным настроением. Хорошей каллиграфической работе присущи симметрия, внутренняя сила и эмоциональное воздействие на зрителя. В Китае говорят: "Почерк - это выражение личности, а каллиграфия - это слепок с души". Научиться свободно владеть кистью и каллиграфическим письмом - дело непростое. Но тому, кто в совершенстве освоил это мастерство, удается создавать шедевры. Вот почему существует мнение, что кисть в руках мастера является воплощением китайского духа.

Каллиграф, выработавший собственный почерк, использует свое уникальное мастерство для написания дарственных или памятных текстов, вывесок и прочего. Большой честью является получение в дар каллиграфической работы известного мастера. Ее вывешивают в рабочем кабинете либо хранят, как сокровище, увидеть которое выпадает лишь избранным.

Искусству каллиграфии сначала учатся по классическим образцам, на что уходит больше десяти лет. И хотя далеко не каждый человек становится каллиграфом, многие не прекращают своих занятий на протяжении последующих лет. Для китайцев это своего рода упражнения по закалке воли и воспитанию характера.

В Китае говорят: "Каллиграфия и живопись произошли от одних корней". Иероглифическая надпись прямо на поле картины превращается в ее органичную часть. А еще здесь распространено мнение, что между каллиграфическим искусством и танцем есть нечто общее. Видимо, ощущение пространства, которое возникает у каллиграфа в ходе работы, сродни пространственному эффекту, который создается под влиянием пластики и ритма танцевальных движений.

С каллиграфией связано искусство вырезки печаток. Приезжающие в Китай иностранцы убеждены, что печатки - важнейший элемент китайской культуры. Многие из них просят переводчика написать по-китайски свои имя и фамилию. И тут же заказывают у резчика печатку с изображением этих драгоценных слов в иероглифах.

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО

Живопись в Китае была и остается важнейшим видом искусства. Китайские картины необычны: их оригинальность в том, что каждая представляет собой синтез поэзии, каллиграфии, печатного мастерства и самой живописи.

Удивительно, но до нас дошли произведения китайских живописцев, живших в IV - III веках до н.э.! Самые первые китайские картины были выполнены тушью на шелке и окантованы шелковой парчой.

Вот лишь несколько древнейших жанров: горизонтальные свитки для постепенного развертывания, которые рассматривали на специальных столах, панно для украшения стен, альбомные рисунки, расписанные веера, ксилогравюры, фрески.

Сложившаяся в династию Сун и развившаяся при династии Юань "живопись ученого сословия" - это жанр "сеи". Картины выполнялись грубой кистью в черно-серо-белой гамме только черной тушью (в монохромной манере). Чаще всего художники рисовали их не ради заработка, а для того, чтобы выразить свое душевное состояние. Они мало заботились о тщательном выписывании деталей, больше обращая внимание на создание в своих художественных работах нужного ритма и атмосферы. В их пейзажах не было людей. Однако человек присутствовал незримо - это личный взгляд художника на природу. Никакого реализма в нашем понимании. А вот картины, выполненные в стиле "гунби" (тонкой кистью), отличались тщательным выведением деталей, четкостью линий, яркостью красок, помпезностью.

В период династии Тан китай-ская живопись стала подразделяться на жанры: шаньшуй (горные и водные пейзажи), хуаняо (цветы, птицы, рыбы, водоросли, травы) и женьу (жанровые сценки). Однако в китайской живописи не было привычной для нас перспективы - ее заменяло искусное сочетание нескольких планов, как на русских иконах. И дело тут было вовсе не в незнании передовой техники изображения. Познакомившись с европейскими приемами живописи в XVII веке, китайцы отдали-таки дань новой моде и испытали себя. В начале XVIII столетия роспись по фарфору нередко выполнялась в западном стиле: с перспективой, светотенью, европейскими костюмами и пр. Выполнялась мастерски! Но смотреть на мир по-европейски китайские живописцы не сочли нужным до конца XIX века.

ПЕКИНСКАЯ ОПЕРА

Главный парадокс Пекинской оперы заключается в том, что в ней не только поют - это особая смесь театра, пантомимы, акробатики, цирка и карнавального действия. Почему же она в таком случае называется оперой? В том-то и загадка! На подобный вопрос китайцы отвечают, что это не "опера", а "Пекинская опера". Что же вы, дескать, требуете от совершенно другого вида театрального искусства?

Хотите - удивляйтесь, хотите - нет, в старой Пекинской опере пели фальцетом, а женские роли в ней исполняли мужчины. Пекинская опера - это главным образом "чувства, передаваемые жестами". Сюжеты - самые разные, но чаще всего это инсценировки знаменитых китайских новелл, в которых не было второстепенного, всему придавалось значение. В том числе и цветовой гамме. Например, золотые или серебряные тона были закреплены за призраками, монстрами и бессмертными. А стандартный набор персонажей явно происходил от древних уличных представлений. Женские типы: прекрасная юная девушка, замужняя молодая женщина. Мужские типы: воин или чиновник, юноша или студент, мужчина средних лет. Все актеры с сильно раскрашенными лицами: чжэн цзин - позитивный характер, фу цзин - негативный.

Пекинская опера появилась в Китае относительно недавно - в конце XVIII века: в 1790 году четыре провинциальные театральные труппы собрались в столице, чтобы дать первое представление для императорского двора. И с тех пор она не претерпела никаких изменений - ни сценических, ни тематических, ни сюжетных: современные зрители наблюдают то же самое, что видели китайские почитатели театра сто и больше лет назад. Но вот что удивительно - это только добавляет Пекинской опере популярности!

АСТРОНОМИЯ

Здесь успехи китайцев очень велики, поскольку роль высшего божественного авторитета в этой стране всегда играло Небо. Из этого следуют внимание именно к небесным знамениям и фиксация наблюдений за ними в летописях.

В 720 году до н.э. китайские астрономы сделали первую известную в мире запись о солнечном затмении. В 613 году до н.э. - о комете в районе Большой Медведицы (современные ученые полагают, это было первое наблюдение кометы Галлея). В IV веке до н.э. астроном Ши Шэнь составил первый в мире звездный каталог - за 200 лет до Гиппарха! В 28 году до н.э. здесь впервые наблюдали пятна на Солнце.

Китайским астрономическим приборам долго не было в мире равных. Так, в 1900 году, во время разграбления Пекина войсками восьми держав, изъятые из его обсерватории инструменты были сочтены особой ценностью.

МОНАХИ-ГЕНЕРАЛЫ

В трех часах езды на восток от города Лояна стоит монастырь Шаолинь, "воспетый" в многочисленных западных кинобоевиках. Шаолиньский монах и японский ниндзя - самые популярные восточные киноперсонажи. Однако реальность Шаолиня не имеет никакого отношения к авантюрным похождениям киногероев, щедро потчующих друг друга лихими ударами.

Шаолинь готовит, прежде всего, воинов Духа - с твердыми и чистыми убеждениями, закаленной волей, патриотов, способных жертвовать собой и побеждать во имя страны. Никто из тех, кто прошел обучение в Шаолине, не пустил бы в ход свои опасные знания, добиваясь личной выгоды или сводя семейные счеты. Не говоря уже о том, что виртуозное владение телом в китайском варианте - это проекция развитых духовно-волевых качеств и потому не может стать уделом слабого, эгоистичного, склонного к необузданным порывам человека.

...Бог весть, сколько времени живет в Китае искусство цигун, которое включает в себя элементы науки, спорта, аутотренинга, религии, философии, этики и еще многого. Истоки его неведомы. По одним сведениям, практикой цигун занимаются аж 3 тысячи лет, по другим - неизмеримо дольше, с той поры, когда сами боги передали избранным смертным свои небесные секреты.

Так же как все традиционные духовные центры Китая - буддийские, даосские, ламаистские или конфуцианские, - монастырь Шаолинь представляет собой городок строений - красно-золотистых павильонов, окруженных парком.

Сразу же за главными воротами - золоченая статуя под стеклом: добродушный толстячок, расплывшийся в улыбке. Обожест-вленный. Легенда рассказывает, что когда-то он был бродячим монахом из Индии по прозвищу Милэ Фо - Счастливый Будда. Именно Бато в 496 году основал, по приказу императора Сяовэя из династии Северная Вэй, в провинции Хэнань, в округе Дэнфэн, на склоне горы Шаошишань небольшую буддийскую обитель, получившую название Шаолинь.

В первой трети VI века в Китай прибыл другой странствующий проповедник, человек могучего ума и колоссальной энергии, - Бодхидхарма (Дамо). Подобно Будде, он был из рода раджей, правил небольшим княжеством на юге Индии, но в зрелые годы отрекся от мирских соблазнов, из-брав путь нищего аскета-садху. В ту пору китайские интеллектуалы считали Индию источником высокой духовности и культуры - точно так же на полтысячелетия раньше просвещенные римляне относились к Элладе... Императоры Китая считали своим долгом лично приглашать индийских мудрецов. Вот и Бодхидхарма явился по приглашению Сына Неба У-ди. Только проповедь вечного самосовершенствования монарху не понравилась. "Неудобного" аскета попросили с императорского двора. И Бодхидхарма, скорее обрадовавшись, нежели огорчившись, решил найти для себя самую неизвестную, затерянную обитель. И выбрал Шаолинь.

Однако, сделав там некоторые печальные открытия, бывший раджа покинул и монастырь. Отыскав пещеру на склоне горы Ужу, он просидел там, медитируя, девять лет. В перерывах между философ-скими размышлениями Бодхидхарма выполнял физические упражнения, имитирующие движения тигра, обезьяны, скорпиона и единорога - впоследствии именно они превратились в формы боевых искусств, знаменитые теперь во всем мире. В Шаолине эти упражнения считаются неотъемлемой частью монашеской жизни.


Легенда утверждает, что солнечный свет выжег образ Бодхидхармы на той стене пещеры, к которой каждый день было повернуто его лицо во время медитаций. Камень с его образом хранится в Шаолиньском монастыре по сей день и считается одним из величайших сокровищ.


...А потом Бодхидхарма спустился в Шаолинь с тщательно обдуманной программой преобразований.

Шаолиньцы были слабы физически, часто болели, рано старели и умирали. "И многие ли из вас успевают достичь просветления?" - спросил Дамо у изможденных монахов. Сидя в пещере, Бодхидхарма разработал программу, сутью которой было физическое закаливание. Ведь как все просто: чем лучше твое здоровье, чем ты сильнее и бодрее, тем дольше проживешь, а чем дольше ты проживешь, сохраняя твердую волю и ясный ум, тем больше у тебя будет времени, чтобы преобразовать себя. Проект Дамо в монастыре был принят.

Считается, что индус соединил свою систему с уже существовавшими в Китае принципами цигун. Возможно, он узнал о них от таинственных "старцев", хранителей тысячелетней традиции, которые, как говорят, и до сих пор скрытно живут в горной глуши. Бодхидхарма учил не только самозакаливанию и гимнастике. Его духовные уроки были значительно объемнее. Индиец-учитель утверждал, что долголетние усилия души и тела могут принести не постепенное, а внезапное и блистательное просветление!

Уроки соединения медитативной и мускульной практик привились, и жизнь монахов радикально изменилась. Они стали до такой степени сильными, закаленными и физически развитыми, что шаолиньцами заинтересовались китайские власти, притом не как священниками, а как могучими воинами! Ли Шиминь, принц династии Тан, обратился к ним за помощью, чтобы укрепиться на престоле. А дело было в том, что в стремлении объединить страну принц Ли Шиминь повел войска против влиятельного военачальника Ван Шичуна, который контролировал город Лоян. К сожалению, поход закончился плачевно: войска принца были разбиты, а самого его захватили в плен. Настоятель монастыря поддерживал политику этого мудрого человека и потому решил направить 13 своих самых выдающихся в боевых искусствах монахов для спасения Ли Шиминя. На фресках Шаолиньского монастыря, где запечатлены исторические события, есть повествующие о том, как монахам удалось освободить Ли Шиминя из темницы. Оказавшись на свободе, принц собрал еще 500 шаолиньских воинов и через несколько дней одержал победу над Ван Шичуном. Некоторое время спустя, будучи императором, Ли Шиминь приехал в Шаолинь, чтобы высказать благодарность его обитателям. Он присвоил монастырю звание "главного" во всей стране, а тринадцати монахам, вызволившим его из тюрьмы, дал генеральский чин. Но вот что впечатлило людей больше всего - он позволил обитателям монастыря есть мясо, что, как известно, запрещено буддистскими канонами. Объясняя свой поступок, император сказал, что мясо даст монахам больше силы, чем вегетарианская диета.

В Х╤Х - начале ХХ века шаолиньские "драконы" участвовали в борьбе против ненавистной народу маньчжурской династии Цин. На монастырь трижды нападали правительственные войска. Во время гражданских войн Х╤Х столетия Шаолинь сгорел почти дотла, многие павильоны потом восстанавливали из пепла. Увы, погибло немало творений знаменитых мастеров. Против пулеметов и других стреляющих орудий их искусство оказалось бессильным...

Шаолиньские мастера обладали необычными свойствами: способностью никогда не болеть, быть сильными, не бояться голода и холода, имели ум и красоту.

Невероятные рекорды и сегодня достигаются в монастыре. Некоторые монахи способны голыми руками дробить каменные глыбы, ломать деревянные балки, пробивать кирпичные стены. Кончиками пальцев они сдирают кору с деревьев, выдергивают гвозди, глубоко вбитые в доску, ломают о голову кирпичи... Ни крови, ни страданий, лишь улыбки на лицах!

ЦИРК, ЦИРК, ЦИРК!

Китайскому цирку больше 2 тысяч лет. Это особый, очень уважаемый в Китае вид искусства, национальное достояние.

Говорят, что до недавнего времени его секреты были государственной тайной. Судя по изображениям на изразцовых кирпичах эпохи Хань, исполнителям - эквилибристу, держащему на голове длинный шест, канатоходцу, идущему по канату, акробату, прыгающему через обруч, - цирковое искусство Китая в те далекие времена достигло высокого уровня. Традиционное китайское цирковое искусство требовало, чтобы артист обладал сильными, тренированными торсом и ногами, а кроме того, умел выдерживать значительную тяжесть на голове.

Атрибуты, используемые в китайском цирке, весьма своеобразны. Когда изобретатель воздушного шара француз Монгольфье (1740-1810 гг.) обдумывал его конструкцию, он услышал рассказ человека, побывавшего в Китае и наблюдавшего там эквилибристов, балансирующих на тонкой проволоке, помогая себе раскрытым зонтиком. Очевидно, идея раскрытого зонтика как средства, способствующего сохранению равновесия в воздухе, помогла изобретателю в его работе. Этот красивый цирковой номер до сих пор является одним из самых популярных в программе экзотического китайского цирка.

И хотя в современном китай-ском цирке нет клоунов и дрессированных животных, в нем есть номера, поражающие своей уникальностью. Эквилибристы и жонглеры из Китая восхищают зрителей всего мира. Акробатические пирамиды, этюды с горящими свечами, летающими тарелочками выполняются с потрясающей гибкостью, удивительным чувством баланса. Что же касается китайских акробатов, то их по сей день продолжают считать непревзойденными в искусстве владения телом - никто в мире не способен повторить их номера и трюки.

Возраст китайских артистов - от 12 до 23 лет. Детей начинают учить цирковому искусству с трех лет. Пройдя серьезнейший конкурс, одаренный ребенок попадает в специализированный интернат, где он занимается физической подготовкой. Подъем в 6 утра, отбой в 10, за малейшую провинность - наказание. Кто это выдерживает, тот уже в 10-12 лет начинает профессионально работать на арене. Костей у них, похоже, просто нет, а ловкость и самоконтроль беспредельные. Они ходят по лестнице на головах в буквальном смысле слова и завязывают свои тела в узел, их поднимают в воздух на четырех пиках и подбрасывают, как мячи. В то что все это происходит реально, верится с трудом.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы