aif.ru counter
1553

Отступать некуда - позади Москва

АиФ Детская Энциклопедия № 9 06/09/2007

Дивизия оборонялась в районе Волоколамска. На позиции панфиловцев немцы двинули сотни танков при поддержке мотострелковых частей. Им противостояли наши артиллеристы и группы истребителей танков. Одна из таких групп обороняла разъезд Дубосеково - ничем не примечательное место, каких тысячи на карте области. Пройдя разъезд, противник оказывался на Волоколамском шоссе, ведущем прямиком к Москве.

В группе истребителей танков - 28 человек, вооруженных противотанковыми ружьями, винтовками, пулеметами, бутылками с зажигательной смесью.

Сначала панфиловцев атаковали автоматчики. Наши бойцы подпустили их поближе и расстреляли из пулеметов и винтовок. 70 вражеских солдат осталось лежать перед нашими окопами. Вскоре на панфиловцев двинулись танки, 20 бронированных, всесокрушающих машин. За ними вновь шли автоматчики. В это время к истребителям пробрался политрук роты Василий Клочков. Он и принял руководство боем. Именно ему принадлежат слова: "Велика Россия, а отступать некуда - позади Москва". Непостижимо, но это факт: после второй атаки перед позициями панфиловцев догорали 14 вражеских танков.

Вторая танковая атака: теперь уже на горстку израненных бойцов двинулись 30 танков. В начале войны такая танковая группа заставляла отступать целые дивизии. А тут - полтора десятка измотанных боем солдат: по два танка на каждого. И ведь они не просто шли, а поливали наши окопы пулеметным огнем, стреляли из орудий. Но и в этот раз истребители не дрогнули - отсекли автоматчиков, огнем из противотанковых ружей остановили два танка, потом еще один. Со связкой гранат бросился под гусеницы ближайшей машины политрук Клочков... И произошло невероятное: 26 оставшихся танков остановились, медленно развернулись и пошли назад. Наверное, кто-то из вражеских генералов решил, что глупо платить такую немыслимую цену за какой-то никому не известный разъезд. Знал бы он, что защищать этот разъезд было уже некому - из 28 солдат лишь четверо остались в живых, да и те истекали кровью от ран.

С одним из этих четверых - Иваном Шамякиным - автору этих строк довелось встретиться в конце 60-х. Шамякин рассказал подробности того боя, но это отдельная тема. Сразу после лечения в госпитале Шамякин попал в одну из частей и провоевал до победы рядовым солдатом. О том, что посмертно награжден медалью "Золотая Звезда" Героя Советского Союза, он узнал лишь весной 45-го, да и то случайно. Потом долгие годы проработал механиком в одном из колхозов и никогда не хвастался своим геройством.

Но продолжим рассказ о подмосковной битве. Пока враг упрямо лез вперед, неся огромные потери в живой силе и технике, наше командование накапливало резервы. К Москве подходили сибирские дивизии, хорошо обученные и хорошо вооруженные. Наступил момент, когда гитлеровцы выдохлись, у них не было достаточных резервов для решающего удара. Вот она, Москва, рядом, Кремль виден в цейсовские бинокли, но приблизиться к нему даже на километр русские не дают. Немецкие генералы не знали, что за нашими оборонявшимися частями уже стоят резервные армии. И даже в случае внезапного прорыва фронта они прикроют брешь.

5 декабря начал наступление Калининский фронт, 6 декабря - Юго-Западный и Западный. Это было полной неожиданностью для Гитлера, считавшего, что у нас не осталось сколько-нибудь значительных резервов.

Нехватку танков восполнили кавалерийские корпуса. Они прорвали фронт и начали громить тылы врага. Гитлеровцы отчаянно сопротивлялись, цеплялись за каждую деревушку, но остановить наше наступление не могли. Это было их первое стратегическое поражение в войне. И наша первая победа. В битве под Москвой немецко-фашистские войска потеряли 11 танковых, 4 моторизованные и 23 пехотные дивизии. Убито и ранено было свыше 300 тысяч солдат и офицеров врага. В результате нашего наступления враг был отброшен на 100-250 километров от столицы.

2 февраля - День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве (1943 г.)

Неудача под Москвой побудила гитлеровское командование попытаться взять реванш на другом направлении. К середине лета 1942 года стало ясно: противник начинает на-ступление на Сталинград. В случае его успеха наши фронты оказались бы отрезанными от бакинских нефтепромыслов, которые снабжали топливом армию и промышленные районы страны. Да и сам захват Сталинграда был бы крупной стратегической победой противника. Чтобы преградить путь врагу, был создан Сталинградский фронт. Наши дивизии вели упорные оборонительные бои, но почти двойное превосходство гитлеровцев в живой силе и технике позволило им все-таки выйти к Волге севернее Сталин-града.

Спустя много лет подсчитают: каждый метр сталинградской земли был прошит более чем тысячью осколками - столько не вырастает травы, сколько было посеяно там военного железа. Город бомбили несколько недель подряд, днем и ночью. Казалось, в нем никто не остался в живых. Но Сталинград продолжал сопротивляться. Не осталось ни одного целого дома, ни одного дерева, ни одного целого окна, а город сражался. Наши пулеметчики и снайперы уничтожали солдат и офицеров противника, артиллеристы и летчики истребляли его технику. Враг был измотан, его потери, как и наши, велики.

Мужественная оборона Сталинградского фронта дала возможность нашему командованию накопить крупные резервы для перехода в контрнаступление. Операцию по окружению и разгрому самой мощной группировки гитлеровцев на Восточном фронте назвали "Уран".

Если в подмосковной битве наши дивизии резерва располагались почти вплотную к передовым частям, то под Сталинградом сосредоточение наших войск для удара по флангам противника происходило за сотни километров от эпицентра боев. Операция готовилась в обстановке абсолютной секретности, войска передвигались только по ночам, техника шла с потушенными фарами.

19 ноября 1942 года в 7 часов 30 минут 3500 орудий и минометов обрушили на позиции врага лавину огня. Это было полной неожиданностью для гитлеровского командования. Наши артиллеристы кромсали передний край немцев больше часа. Они трудились за себя и за летчиков, которым плотный туман не позволил подняться в небо. Но когда пехота и танки пошли в атаку, противник все-таки оказал сильное сопротивление. Однако наш напор был неудержим, оборону немцев удалось прорвать, и в бреши устремились наши танковые и механизированные дивизии.

Расчет советского командования оказался верен. С флангов основную гитлеровскую группировку прикрывали румынские и итальянские дивизии. Их боевой дух был не слишком высоким, да и вооружение уступало вооружению кадровых частей вермахта. Они, конечно, не бежали врассыпную при виде наших войск, но и не проявляли чудеса храбрости, обороняя свои позиции.

На пятый день сражения у города Калач войска двух наших фронтов соединились, замкнув кольцо окружения. В "мешке" оказались 300 тысяч лучших солдат и офицеров фюрера. Они были обречены - до уничтожения гитлеровской группировки оставалось два с половиной месяца.

Сталинградская битва - блестящий триумф нашей военной мысли и боевого духа. Там, у Волги, Германия лишилась почти четвертой части своих сил, воевавших на Восточном фронте. Уже никогда вермахт в полной мере не сможет оправиться от сталинградского поражения.

23 августа - День разгрома немецко-фашистских войск в Курской битве (1943 г.)

Лето 1943 года. Два года гитлеровцы не могут сломить Россию. Весь мир начинает сомневаться в боеспособности вермахта. Союзники Гитлера ропщут: они сделали ставку на Германию, усилили ее армии своими дивизиями в надежде на быструю победу и легкую добычу. И за два года не получили ничего, кроме десятков тысяч убитых и искалеченных. Берлину, как никогда, нужна победа - яркая, убедительная, которая вернула бы союзникам веру в мощь великой Германии.

Курская битва должна, по замыслу фюрера, стать торжеством немецкого оружия. Основания думать так у Гитлера были. Группа армий "Центр" получила к лету 43-го новейшую боевую технику - мощные танки "Тигр" и "Пантера", самолеты-истребители "Фокке-Вульф-190 А", штурмовики "Хейнкель-129". "Тигр" весил 63 тонны. Его лобовую броню не берут снаряды нашего Т-34. "Фокке-Вульф" вооружен четырьмя пушками, шестью пулеметами. Его скорость выше, чем скорость наших истребителей.

Группа армий "Центр" насчитывала 50 наиболее боеспособных дивизий, 10 тысяч орудий, около 3 тысяч танков, 2 тысячи самолетов. В приказе, который зачитывали офицерам перед началом наступления, Гитлер писал: "Поражение, которое потерпит Россия в результате наступления, должно вырвать на ближайшее время инициативу у советского руководства, если вообще не окажет решающего воздействия на последующий ход событий". Гитлер не сомневался в успехе операции "Цитадель", ее готовили долго, тщательно, скрытно.

Но наша разведка раскрыла секретные планы врага. Мы были готовы отразить удар. За три часа до начала гитлеровского на-ступления тысячи орудий обрушили на позиции противника мощнейший огонь. Ошеломленный враг понял: его планы раскрыты, внезапности не удалось достичь. Но отменить приказ Гитлера о наступлении никто не посмел, и вражеские дивизии пошли на-пролом.

Главный удар гитлеровских войск пришелся по 13-й армии, левому флангу 48-й и правому флангу 70-й армии в полосе Центрального фронта. Наши позиции атаковали пять пехотных и три танковые дивизии группы армий "Центр" - почти 500 танков и самоходных артиллерийских установок, сотни самолетов, десятки тысяч автоматчиков. Но врага встретили хорошо замаскированные артиллерийские батареи, вкопанные по самые башни танки, густая сеть минных полей. С неба на наступающие колонны пикировали наши штурмовики. Главный удар приняли на себя бронебойщики и пехотинцы. Они подпускали танки как можно ближе, огнем отсекали от них пехоту, разрывали стальные гусеницы связками гранат. Нередко погибали при этом сами.

С первого до последнего дня сражения под Курском не утихали и воздушные бои. В них погибло немало наших летчиков, но еще больше - гитлеровских асов. Чего стоит подвиг одного только старшего лейтенанта Александра Горобца! Он сделал то, что ни до него, ни после не смог сделать никто. Горобец в одном бою сбил 9 "юнкерсов". Рекордная цифра. Это значит, что Горобец девять раз точно атаковал противника и точно прицеливался. Но ведь и враг не стоял как привязанный: гитлеровские летчики маневрировали, отстреливались, атаковали сами. За этим беспримерным боем Александра Горобца наблюдали наши бойцы на передовой. Расстреляв весь боезапас, Горобец был атакован немецкими истребителями и погиб на глазах у наших солдат. Это случилось 6 июля, на второй день Курской битвы.

С колоссальным трудом, ценой громадных потерь гитлеровцы продвинулись тогда вперед на несколько километров. Это был совсем не тот результат, которого ждали в Берлине. Больше того, наступающие дивизии понесли такой урон, что сводки о потерях приводили Гитлера в бешенство. И тогда, собрав мощную группировку из танковых дивизий СС, противник попытался прорваться к Курску с юго-востока, через станцию Прохоровка. Маневр гитлеровского командования не остался незамеченным, и навстречу немецким дивизиям вышли наши танковые соединения. Это было 12 июля. В сражении приняло участие 1200 танков. Ничего подобного мировая военная история еще не знала.

Впереди гитлеровской армады шли тяжелые "Тигры", за ними самоходки, бронетранспортеры с автоматчиками. Командовавший войсками фельдмаршал Манштейн рассчитывал смять, раздавить наши оборонявшиеся части и с ходу ворваться в Курск. Ему противостояла танковая армия генерала Павла Ротмистрова. Мы превосходили врага по числу танков, но наши танки были легче, их вооружение не столь мощное, как у врага. Когда же две стальные лавины столкнулись, когда сражение раздробилось на десятки локальных боев, легким Т-34 было проще маневрировать, обходить тяжелые "Тигры" с флангов, бить их в борта. Поле под Прохоровкой грохотало, гудело, стонало, чадило гарью. Подбитые танки взрывались изнутри от неиспользованного боезапаса. Никто не выходил из боя - ни наши танкисты, ни вражеские, все дрались до последнего. Когда в танках кончались снаряды, они шли на таран.

Мы потеряли в этот день около 300 танков, гитлеровцы - более 400. Они уже больше не помышляли о прорывах, резервы были исчерпаны.

Началось наше наступление. Уже 5 августа войска Брянского фронта вошли в город Орел, вслед за ним был освобожден Белгород. 23 августа битва на Курской дуге завершилась. Враг потерял в ней более полумиллиона солдат и офицеров, почти 1500 танков, около 3 тысяч орудий, 3700 самолетов. А главное - гитлеровцам не удалось вернуть себе стратегическую инициативу на Восточном фронте и отомстить за Сталинград.

27 января - День снятия блокады города Ленинграда (1944 г.)

Ни одному нашему городу не выпало в годы войны столько испытаний, сколько Ленинграду. Гитлер всегда относился к этому городу с маниакальной ненавистью: Ленинград был для него средоточием русской дерзости, стойкости, самопожертвования. 900 дней стояли на подступах к городу дивизии вермахта, ежедневно подвергая его артиллерийскому обстрелу, яростным бомбардировкам. Но всякий раз, когда враг шел на приступ, его неизменно встречал сокрушительный отпор. Самым тяжким испытанием для ленинградцев был голод. Особенно голодной выдалась зима 1941/42 года. Сотни тысяч человек погибли от истощения. Но город не сдавался. Наконец настал час его освобождения. Наши войска шли на запад, перемалывая гитлеровские части. Войска Ленинградского, Волховского, 2-го Прибалтийского фронтов взяли в клещи группировку противника под Ленинградом. Большую помощь нашим регулярным частям оказали партизанские соединения. Советским дивизиям предстояло прорвать глубокоэшелонированную оборону врага, создаваемую два с лишним года, преодолеть сотни минных полей, которыми фашисты обложили подступы к своим позициям.

Бои за город начались 14 января 1944 года с мощной артподготовки. В этом огневом оркестре слились воедино фронтовая, корабельная, береговая, зенитная артиллерия. Дальняя авиация бомбила гитлеровские тылы. Порыв наших войск был неудержим. Несмотря на отчаянное сопротивление врага, цеплявшегося за каждый валун, 2-я ударная армия опрокинула гитлеровские дивизии и двинулась навстречу 42-й армии, наступавшей со стороны Пулковских высот. 19 января обе армии встретились в районе Ропши. Части противника, встававшие на пути наших войск, были зажаты в смертоносные тиски и уничтожены. Только в районе Стрельны и Петергофа на полях сражений навсегда осталось около 20 тысяч солдат и офицеров вермахта. В тот же день наши части овладели Новгородом. 27 января блокада Ленинграда была снята.

Разгромив мощную группировку противника под Ленинградом, наши армии открыли себе на этом направлении путь на запад. К концу февраля 1944 года от гитлеровцев были очищены почти полностью Ленинградская и Калининская (ныне Твер-ская) области, началось освобождение от оккупантов Эстонии.

9 мая - День Победы советского народа в Великой Отечественной войне (1945 г.)

Это самый главный день в нашей истории. Великий день, радостный и долгожданный. Какой же трудной дорогой шли к нему миллионы наших солдат, каких огромных жертв он потребовал от нашей страны, каких мук и лишений! Но мы преодолели этот путь.

16 апреля 1945 года началась Берлинская операция - последняя операция Великой Отечественной войны, одна из самых кровопролитных. Гитлеровцы превратили свою столицу в мощнейшую цитадель. Город был опоясан тремя линиями обороны, его улицы перегорожены завалами, дома превращены в долговременные огневые точки. Из четырехсот железобетонных бункеров простреливались все маршруты, по которым могли передвигаться наши войска. Эти бункеры уходили под землю на 3-6 этажей. Их гарнизоны насчитывали по несколько сот человек, снабженных продуктами и боеприпасами, которых хватило бы на долгие месяцы сопротивления.

Под ружье Гитлер поставил всех, кто мог передвигаться, - стариков, женщин, подростков. На последних возлагались особые надежды, их научили пользоваться фаустпатронами, кумулятивные снаряды которых прожигали танковую броню. Именно фаустпатронщики нанесли нашей боевой технике наибольший урон, потому что действовали с близкого расстояния - стреляли из окон домов, с чердаков, из-за угла. Но кроме ополченцев Берлин обороняли элитные части вермахта, эсэсовцы. Их было около миллиона, преимущественно закаленные в боях волки войны. На вооружении обороняющихся гитлеровских армий находилось больше 1500 танков и самоходок, 3300 самолетов. Но в этом заключительном сражении мы уже превосходили врага по всем боевым параметрам. Личный состав наших армий насчитывал 2,5 миллиона человек, 42 тысячи орудий, 7500 самолетов, 6250 танков и самоходок. Еще никогда наши армии не были столь сильны, никогда еще на один километр фронта не приходилось столько танков и артиллерии.

В 5 часов утра 16 апреля нашим батареям было передано сигнальное слово "Родина". И тут же десятки тысяч стволов обрушили на врага тонны раскаленных снарядов. Уже в первый день наступления наши артиллеристы выпустили по гитлеровским позициям больше миллиона зарядов. Это не считая авиабомб. В 5 часов 30 минут утра вспыхнули 143 прожектора, их лучи ослепили еще не пришедших в себя солдат противника. Наши танки и пехота рванулись к вражеским позициям. С ходу взяли первую линию обороны и пошли ко второй.

20 апреля войска 1-го Белорусского фронта уже обходили Берлин с севера. 21 апреля советские дивизии вышли на северную окраину фашистской столицы. 24 апреля войска 1-го Белорусского фронта соединились юго-восточнее Берлина с войсками 1-го Украинского фронта, окружив 200 тысяч солдат противника в лесах у Вендиш-Буххольда. На следующий день войска 1-го Украинского подошли к городу Торгау и встретились с американскими войсками. Начался штурм Берлина. Каждый дом, каждая станция метро, каждая улица брались с боем. Гитлеровцы оборонялись с отчаянием обреченных. Однако изменить уже ничего было нельзя.

30 апреля части генерала В.М.Шатилова и полковника А.И.Негоды пошли на штурм рейхстага - главного здания города, олицетворявшего несокрушимую мощь Германии.

В числе первых в здание ворвались воины батальонов капитана С.А. Неустроева, майора В.И. Давыдова и старшего лейтенанта К.Я. Самсонова. Каждый метр брался с боем и потерями. Перестрелки то и дело переходили в рукопашные схватки. Но с каждым часом на стенах здания рейхстага алело все больше боевых красных знамен. Нужно было водрузить последнее - на крыше фашистского логова. Этого мгновения ждали миллионы людей почти четыре года. И вот в 21 час 50 минут разведчики М.А. Егоров и М.В. Кантария укрепили знамя над рейхстагом. Оно стало символом Победы в долгой войне, последней ее точкой. Еще не все очаги сопротивления врага были подавлены, еще гремели выстрелы и в самом Берлине, и в его окрестностях, и в Чехословакии, но война, по сути, была закончена.

Я был знаком с Мелитоном Кантария. Он жил в своем родном городе Сухуми, долгие годы работал директором рынка. Никогда этот человек не кичился своим подвигом, был скромен, трудолюбив, гостеприимен. Вспоминая тот день, 30 апреля, Мелитон говорил: "Это случайно, что именно мы поставили знамя Победы. На нашем месте могли оказаться любые другие солдаты. Нам с Егоровым просто повезло, что командиры вызвали нас. Но ведь и я, и Егоров могли быть десять раз убиты, пока пробирались на крышу рейхстага. Это тоже правда".

30 апреля покончил с собой Гитлер, 1 мая - Геббельс. В полночь 8 мая 1945 года в пригороде Берлина Карлсхорсте состоялось подписание Акта о безоговорочной капитуляции Германии.

Наш народ заплатил за эту Победу страшную цену - 28 миллионов человек пали в годы Великой Отечественной. Это не только солдаты. От обстрелов, бомбежек и массовых расстрелов гибло в основном мирное население, никогда не державшее в руках оружия. Но потому война и называется Отечественной, что на защиту своей земли встал весь народ, все Отечество.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы