aif.ru counter
Писали, что средняя зарплата министра в России отличается от средней по стране раз в 15. Разрыв между простыми работниками и директорами крупных компаний — десятки раз. А как было в СССР?
43

Матрешки

Нигде не бывает столь быстрых знакомств, таких искренних откровений и задушевных разговоров, как в дороге. Уютная теснота купе, ритмичный стук колес и долгая, сутками беседа с новыми друзьями. Рассказ Виктории Лапичевой я записала в поезде Москва-Екатеринбург этим летом...

Нигде не бывает столь быстрых знакомств, таких искренних откровений и задушевных разговоров, как в дороге. Уютная теснота купе, ритмичный стук колес и долгая, сутками беседа с новыми друзьями.

Рассказ Виктории Лапичевой я записала в поезде Москва-Екатеринбург этим летом...

ГОВОРЯТ, что человеку передаются с генами предков не только внешность и характер, но и судьба. Оглядываясь назад, на историю нашего рода я не могу в это не верить. Все мои предки-женщины очень рано выходили замуж и рано рожали. Первым ребенком обязательно была девочка.

Первой собирать сведения о наших прабабках начала моя бабушка Аграфена. Ее бабка Ульяна родилась в многодетной семье рабочего. В возрасте 10 лет была отдана в няньки в семью священника, а через 3 года священник благословил ее выйти замуж за глухонемого садовника из барской усадьбы. Барыня была прихожанкой священника и давно просила подобрать невесту своему 20-летнему работнику, чтоб иметь в доме еще и девушку в услужении. Ульянку никто и не спрашивал, хочет она или нет, а обвенчали, да и привезли в сторожку при усадьбе. В 1900 году, в возрасте 14 лет Ульяна родила первого ребенка - дочку Настеньку, которая и станет мамой моей бабушки. Потом родилось еще то ли двое, то ли трое детей, но кроме Насти никто не выжил.

Настю у Ульянки буквально выпросила в невестки купчиха, случайно заночевавшая в усадьбе. В семье купчихи было 8 сыновей, и ни одной дочки. Чем уж так полюбилась ей девочка - неизвестно, только в возрасте 10 лет Настю выдали замуж за младшего - 15-летнего Ивана - сына купца Парфенова. Другие сыновья уж отделились от родителей, а младшего мать хотела навсегда возле себя оставить. Потому и невесту выбирала сама. Настю все очень полюбили. Свекровь, которую звали Аграфена Саввишна, баловала ее, покупала ей наряды и... игрушки. Не позволяла делать грязную работу и не давала Ивану обижать жену. Надо сказать, что и мать Насти Ульяна, и сама Настя были крупной, красивой породы. В 10 лет Насте вполне можно было дать 14-15. Так что, когда в 12 лет Настя забеременела, никого это не испугало. В 1912 году родилась девочка, которую в честь свекрови окрестили Аграфеной. Домашние называли ее Фенечкой. И, словно Господь посчитал, что две Фенечки на одну семью много, через несколько месяцев ушла на тот свет Аграфена Саввишна. Ушла заступница Настина, а с ней и беспечная жизнь молоденькой женщины. Настя Парфенова прожила со своим Иваном 18 лет. Родила еще 2 дочек и сына. Успела выдать замуж Фенечку и дождалась первой внучки.

Фенечка замуж была выдана тоже по сватовству будущей свекрови и тоже за купеческого сына. Было ей тогда едва 15 лет. А в 16 лет родила дочку, которую в честь матери назвала Настей. И снова две женщины с одним именем вместе долго не пожили. Бабушка Настя, которой исполнилось лишь 30 лет, умерла.

В 1937 году Фенечка - Аграфена Ивановна Климентьева - была объявлена женой врага народа (купец Андрей Климентьев был расстрелян как враг народа), раскулачена и изгнана из большого купеческого дома в Екатеринбурге с двумя детьми: девятилетней дочкой Настей, (которая станет моей мамой) и семилетним сыном Андреем. Переехали они жить в большой поселок старателей (золотодобытчиков). Чтобы поменять фамилию и тем самым скрыться от преследования властей, Фенечка вышла второй раз замуж за отчаянного пьяницу и повесу Васю Лапичева. Прожила она со вторым мужем недолго - он пьяный погиб, упав в затопленный водой карьер, - но спрятаться самой и спрятать детей от бдительности советских органов ей удалось. Судьба ее дочки Насти - моей мамы - сложилась драматично.

Во время войны на территории поселка открыли лагерь для военнопленных. Сначала их держали за колючей проволокой, а потом стали разрешать выходить в поселок подрабатывать, выменивать на еду и папиросы вещи. Один такой пленный, румын по национальности, стал постоянно помогать по хозяйству вдове с двумя детьми. Ходил-ходил и влюбился в 16-летнюю Настю. Когда Фенечка поняла, что любовь у молодых (румыну Петру было всего-то 18) всерьез, то решила их поженить. В поселковом совете ей категорически отказали, да еще пригрозили наказанием. Время было суровое - война, тут не до лирики. Тогда Фенечка нашла где-то сосланного на Урал попа и в полуразрушенной церкви тайно обвенчала Настю и Петра. Кто-то донес, или просто совпадение, но через месяц с партией других пленных Петр был увезен в неизвестном направлении. А весной, в мае 1945-го родилась я. И как многих девочек и мальчиков, родившихся в это время, меня назвали в честь Победы - Викторией.

Мама моя замуж так и не вышла, все ждала вестей от моего отца - Петра. Мамин брат Андрей закончил сначала ПТУ, потом институт, и стал директором завода. (Хорошо, что бабушка заставила Васю Лапичева усыновить детей, иначе никогда бы сыну врага народа в люди не выбиться). После войны он забрал к себе мать и сестру с ребенком. Так мы стали жить в большом городе. Может быть потому, что я часто слышала от мамы историю нашего рода, может просто природа такая, но сколько себя помню, я все мечтала о дочке. Играю, бывало, в куклы и не интересно мне, что они не живые. Не плачут, не смеются. Так мне хотелось маленькую девочку - просто ужас! Я с нетерпением ждала, когда смогу выйти замуж. По закону для этого нужно было иметь 18 полных лет. Но уже в 16 я сильно влюбилась в своего учителя физкультуры. Ему было 27 лет. У него была жена и маленький ребенок. В 10 классе я забеременела и счастливо сообщила об этом маме. Мама, конечно, понимала, что мой возлюбленный никогда на мне не женится, а вот неприятностей у него будет очень много. Меня срочно перевели в вечернюю школу, а потом мой дядя Андрей увез меня в глухое село к родителям своей жены. Я очень сильно плакала, но мысль о моей маленькой девочке давала силы жить дальше. Дочка Машенька родилась зимой, в самые крутые морозы. Шел 1963 год, мне было 17,5 лет. Я была самой "старой" мамой в роду.

Осенью я вернулась к маме, и мы зажили втроем. Я окончила вечернюю школу, строительный институт, аспирантуру. Когда Маше было 10 лет, я вышла замуж за своего коллегу, и уехала в соседний город. Дочь осталась с мамой. До 15 лет росла Машка без проблем, но я-то знала, что судьбу не обманешь, поэтому, когда вдруг она приехала с просьбой дать ей разрешение на брак, я восприняла это спокойно. Как ни осуждали нас окружающие, но мы с мамой добились, чтоб 15-летнюю Марию и 26-летнего Сергея расписали в ЗАГСе. Ясно, что основанием стала беременность невесты. Спустя полгода моя дочь Маша стала в 16 лет мамой, я - в 33 года - бабушкой, моя мама Настя - в 50 лет - прабабушкой, а бабушка Аграфена - в 66 лет Ц прапрабабушкой. Малышку назвали Ульяной. Замкнулся круг судьбы.

Я так счастлива, когда собираемся мы все - женщины пяти поколений. Внучке уже 17 и мы со смехом называем ее старой девой. Как я их всех люблю! А бабуля моя, хоть ей уже 86 лет, она такая жизнерадостная, все смеется и говорит: "Мы все как матрешки друг из друга повыскакивали".

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Могут ли ученика отстранить от занятий из-за отсутствия школьной формы?
  2. Когда приставы начнут извещать по СМС об ограничении выезда из РФ?
  3. Кто победил на «Танковом биатлоне 2019»?