aif.ru counter
18

Тень отца

АиФ Семейный совет № 7 10/04/2004

"Я буду твоим мужевыгонялкой"

- Мой сын Димка совсем не умеет вести себя с незнакомыми людьми, может ляпнуть такое, что хоть святых выноси. Не могу понять, почему он у меня такой бесцеремонный. Ему только 11, а уже диктует, с кем мне встречаться, с кем нет. Можно подумать, он родитель, а не я.

- Вы с сыном вдвоем живете?

- В коммунальной квартире, там еще одна семья.

- Не замужем?

- С этим эгоистом попробуй выйди замуж. Стоит появиться на горизонте мужчине, Димка начинает вести себя так, что я от стыда не знаю, куда деваться.

- Вас побудил сейчас обратиться за помощью какой-то конкретный эпизод?

- В общем, да. Дело в том, что меня позавчера сослуживец сводил на концерт, потом я пригласила его домой на чашку чая. А мой наглец вдруг его огорошил: "Вы неженатый?" Тот чуть чаем не поперхнулся, а потом ответил: "Почему тебя это интересует?" А Димка: "Если вы женатый, то ваша жена беспокоится, что вас так долго дома нет. Если бы моей мамы так долго не было, я бы уже в милицию позвонил". Представляете, такое заявить человеку, которого он знает меньше часа! А после того, как этот человек ушел, знаете, что он мне заявил? "Если хочешь его позвать к нам жить, то не надейся. Я его выставлю".

- Объяснил, почему?

- Сказал, что он только сначала мне нравится, а потом я его разлюблю.

- Надо понимать, Дима не в первый раз так расправляется с вашим знакомым мужчиной?

- В том-то и дело, что нет. Несколько лет назад я чуть было замуж не вышла за одного хорошего человека... А этот стервец все испортил. Альберт - из другого города, я познакомилась с ним в поезде, он предприниматель. Как-то сразу почувствовала себя с ним спокойно, защищенно, как ни с кем раньше. Как раз приближалось лето, и мы с Альбертом решили: я беру отпуск и приезжаю на месяц к нему. Затем он приезжает на месяц к нам. А потом распишемся... Ой, какой хороший отпуск он мне у себя устроил! Покорил своими неожиданными сюрпризами. То дорогой зонт подарит, то охапку роз, то сумку гороха с поля притащит, то еще что-нибудь. Я почувствовала себя женщиной, а не... как это говорится, я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик...

- С Димой они сначала поладили?

- Димка был в восторге, они даже подружились. И я уже подумывала, не переехать ли мне в тот город. Но потом Димка стал Альберту грубить, наверное, из ревности. А когда Альберт приехал к нам, Димка всячески давал понять ему, что он - непрошеный гость. Недели через две после того, как мы начали жить втроем, Альберт довольно жестко отчитал Димку, назвал его упрямцем и эгоистом, сказал, что он маму не любит, а Димка пустился в рев, приговаривая: "Это мама меня не любит". Тут я не выдержала, накричала на Альберта, попросила уехать. Тот ответил: "Ну и сиди всю жизнь бобылкой!" И хлопнул дверью. А через час я пожалела о своей горячности, набросилась на Димку, потом звонила Альберту, извинялась, просила вернуться, но он - мужчина самолюбивый. В общем, мы расстались.

- Но у Димы, как можно догадаться, есть отец...

-Да, мой муж. Но сейчас я с ним разведена. Правда, мы иногда встречаемся, он к Димке приезжает.

- Вы когда-то жили вместе?

- Да, около года. А потом я получила комнату, но для этого пришлось формально развестись. Хотели однокомнатную квартиру мужа и комнату обменять на хорошую двухкомнатную, а пока собирались, прошел слух, что мой дом поставят на капитальный ремонт с выселением, появилась надежда получить отдельную квартиру, и с обменом решили подождать. Потом освободилась соседняя комната, и ее дали мне с Димкой как разнополым членам семьи. А капитального ремонта до сих пор ждем. Муж приезжал сначала часто, мы с Димкой ездили к нему, на дачу к его родителям. А потом начали ссориться, реже стали встречаться, и я все больше чувствовала себя не женой, а любовницей Кирилла.

- А с Димкой у них какие отношения?

- Вы знаете, хорошие. У меня иногда создается ощущение, что Димка у нас в доме... как его представитель, что ли, защищает его интересы. Например, когда Альберт собрался в качестве ответного визита приехать к нам, Димка вдруг спросил: "А зачем он с нами едет, там же папа?"

- Кирилл - ваш первый муж?

- Юридически - да. До этого, когда еще в институте училась, около года прожила с одним художником. Но вы не думайте, что я мужчин меняю одного за другим. У меня их всего шесть было, с кем я спала. Ну что я могу поделать, если ни один мне по-настоящему не подошел. Вот только Альберт, да из-за Димки не сложилось...

- Вы одна нянчились с сыном, когда он был младенцем?

- Нет, ко мне бабушка приехала из Новороссийска, жила со мной года полтора. Сейчас ее нет в живых. Ну и Кирилл часто приезжал, гулял с Димкой, в магазины, в аптеки ходил и все такое.

- Все-таки он вам помогал?

- Да, в этом отношении я на него пожаловаться не могу.

- И тем не менее вы ссорились. Часто, кстати?

- По-разному. Три-четыре дня все вроде хорошо, а потом я чувствую, мне с ним поругаться хочется. Он очень ровный, какой-то весь предсказуемый. А я - эмоциональная. Мне с ним адреналина не хватает. Чего-то хочется... перца какого-то.

- То есть большей частью конфликты вспыхивают по вашей инициативе?

- Ну да, либо я ему скажу что-нибудь такое, от чего он обижается, и какое-то время мы не видимся. Либо он меня чем-то выведет из равновесия. А вообще у него терпения гораздо больше, чем у меня, я даже не могу себе представить, какой он в гневе.

- А с Димой вам хватает адреналина?

- У, он меня держит в хорошей спортивной форме - в смысле эмоций. У нас с ним тоже бывают стычки, и я иногда срываюсь - от него аж перья летят.

- А родители ваши... далеко?

- Да, они на Урале живут.

- Часто к вам приезжают?

- Сейчас редко. Хорошо, если раз в год. А сначала два-три раза в год обязательно кто-нибудь гостил. Мама три или четыре раза свои отпуска у меня жила, когда Димка был маленьким. Младшая сестра Майя несколько раз приезжала. Отец раза два был.

- У вас с матерью более близкие отношения, чем с отцом?

- Естественно. Я отца до сих пор побаиваюсь и стараюсь сохранять какую-то дистанцию. Это еще из детства идет.

- Он к вам не пылал отцовской любовью?

- Да нет, так я тоже не могу сказать. Он был по отношению к нам с Майкой очень разным... На самом деле он меня любил. Сейчас он на пенсии, а тогда был мастером цеха, раз в неделю, а иногда чаще приходил домой выпившим. Трезвый был добрый, даже ласковый, приносил конфетки, шоколадки всякие, сажал на колени. А когда выпивал, начинал ко всем придираться, все ему не так, все в чем-то виноваты: и мама, и мы с Майкой. Помню, мне было 8 лет, я одной бабушке помогала, которая у нас во дворе жила. Пришла позже обычного, а отец дома был выпившим. Он с каким-то жестоким выражением лица вытащил ремень из брюк, заставил меня раздеться и стал лупить, а я кричала жалобно: "Папочка, не надо!" Потом долго плакала даже не от боли, а от обиды. Я шла домой гордая, что помогла бабушке, - и вдруг такая жуткая несправедливость... После к вечеру, когда отец должен был прийти, я напрягалась и ждала, каким он сегодня придет. Один раз у меня даже рвота была от страха - такой был прессинг. Майку он не так ругал и наказывал, как меня. И мама вечно была в напряжении, в хлопотах и проблемах, с нею некогда было поговорить о том, что меня волновало, да она и не любила откровенных разговоров. Сейчас-то мы ближе с нею стали, чем тогда, хоть живем на расстоянии. И отец стал ровнее, добрее.

- Он изрядно контролировал вашу жизнь в отрочестве?

- Да, ругал меня, когда я вечером где-то задерживалась. Я даже боялась домой возвращаться, ждала, что отец на меня накинется.

- Отец был к вам более строг, чем к сестре, только потому, что вы старше?

- Мне кажется, дело еще в том, что я на маму больше похожа. А между родителями временами возникала напряженность. Я сейчас думаю, отец что-то от мамы недополучал. А у мамы тоже нелегкое детство было. Ее отец, мой дед, был жесток с моей бабушкой, потом вообще бросил ее с детьми.

- А какое у вас бывает самоощущение, когда находит такое критическое настроение по отношению к Кириллу?

- Да у меня тоже душа не на месте. Я на него злюсь, а себя тоже скверной теткой ощущаю.

- Самооценка падает?

- Да-да, самооценка падает, у меня самой потом депрессии бывают.

- Алла Дмитриевна...

- Ой, не называйте меня по отчеству. Я все-таки еще молодая.

- Ну хорошо, Алла, имя сыну вы дали?

- Да, я. Мне вообще нравится это имя. А Кирилл не возражал. Кроме того, я знала: отец обрадуется, что внук назван его именем. Так оно и было. Я отца все равно люблю. Ну, что я могу поделать, я же понимаю, что родителей не перевоспитаешь... Я вон с Димкой не знаю, что делать...

Двойная психологическая зависимость

КОЛЛИЗИЯ Аллы Дмитриевны и Димы - красноречивый пример того, как за поведением ребенка прячутся проблемы его родителей и даже проблемы маминых родителей.

Поведение Димы - во многом объяснимое, даже естественное. В ситуации с последним знакомым Аллы Дима не ляпает невпопад, а делает вполне осмысленное и обоснованное, с его точки зрения, заявление, преследующее понятную цель.

Он инстинктивно охраняет необходимую для своей нормальной жизни среду, прежде всего психологическую, "отшивает" подозрительного, на его взгляд, гостя, который заявился на его с мамой территорию.

Отваживая от мамы мужчин, Дима защищает интересы и своего отца, который его вполне устраивает. В сыне тут звучит голос многих поколений предков, для которых семья - это нечто основательное и по прихоти не разрушаемое.

Причина Диминой бесцеремонности не только в мягкотелости Аллы, которая не определила для сына границы допустимого: после какой черты ее жизнь - не его детское дело. Эти границы создает прежде всего позиция родителя. А у мамы нет твердой позиции в личной жизни (то ли она замужем, то ли нет). Не наблюдая серьезное отношение мамы к какому-либо мужчине, сын учится использовать людей, получать от них материальные блага и эмоциональное удовлетворение, а потом с ними расставаться (как вышло с Альбертом). Этот вирус - потребительство - очень заразен и может передаваться из поколения в поколение.

После переезда всех троих в квартиру Аллы и Димы из получателей внимания, сюрпризов и услуг мать и сын (прежде всего Алла) оказались в противоположном положении - стали дающей стороной (в широком смысле слова), что, разумеется, требует определенных усилий. Уже не было новизны в общении, каждая сторона начала интенсивно открывать недостатки другой.

Если бы у Аллы и Альберта установилась полная гармония, Дима, возможно, и не бунтовал бы, а встроился в эту гармонию, стал бы получать тепло и "дивиденды" от обоих. При условии, конечно, что Альберт принял бы сына Аллы всей душой (иначе, видя идиллию, которая Диме не светит и его не греет, он еще больше заревновал бы). Но это опять же в том случае, если бы Дима не знал родного отца. Но у него-то есть реальный отец, который его любит и с ним часто общается. Тут он оказался в треугольнике с довольно острыми гранями. Нетрудно представить себе, как Алла нервничала, будучи вынужденной постоянно находиться между сыном и новым другом, заниматься поиском компромиссов. Ее напряженность передалась Диме, и он стал бунтовать еще и против напряженности матери.

Однако у этой напряженности есть еще один мощный источник. Как известно, люди воссоздают в своей семейной жизни какие-то детские конфликты. Отношение к Алле отца и стиль его поведения с нею менялись в очень больших пределах, причем перемены эти зависели от того, принял он сколько-то граммов "горючего" перед приходом домой или нет. Характерно, что Алле запомнились не сами акты насилия отца по отношению к ней, а страх ожидания его прихода, что однажды вызвало даже рвоту.

Почему у Аллы "гуляет" самооценка, периодически накрывает депрессия? Одна из главных причин: она в детстве чувствовала себя то хорошей девочкой - когда отец ее ласкал, хвалил, дарил конфеты, а то плохой - когда отец, выпив, налетал на нее, ругал, даже порол. В результате он приучил Аллу пассивно ждать ласку и награду в виде шоколадки неизвестно за что, поскольку эти отцовские поощрения никак не были связаны с какими-то достижениями дочери, так же, как его карательные акции не были следствием плохого ее поведения. Неожиданные презенты даже могли создать у нее впечатление, что отец пытается загладить свою вину.

У Аллы в детстве выработалось невротичное ожидание отца-доброго. Когда после выволочки или порки трезвый отец бросался в другую крайность - сажал ее на колени, становясь ласковым, она получала изрядное удовлетворение. Если бы отец был ровным, не было бы этого острого чувства удовольствия. Алла и сейчас, называя в качестве причины неудовлетворенности Кириллом то, что его больше всего отличает от отца, сама находится в психологической зависимости от родителя.

Выпивал отец Аллы раз в неделю и чаще. Стало быть, период, когда организм Аллы привык выбрасывать в кровь большую дозу адреналина, - где-то 5-7 дней. В жизни с Кириллом Аллу начинает тянуть на ссору на третий-четвертый день, ну, может быть, еще день-два она себя сдерживает. В общем, привычка ожидания конфликта, заложенная в детстве Аллы отцом, закрепилась и во взрослой жизни трансформировалась в периодическую потребность в конфликтах. Теперь Алла время от времени сама провоцирует ссоры и размолвки.

По поводу отношений с мужчинами об Алле могут сказать: "Не нагулялась". Однако дело обстоит глубже. С одной стороны, ее влечет к ним (что вполне естественно), с другой - она в детстве привыкла от мужчины ждать неожиданных неприятностей, и поэтому от них невольно дистанцируется. У нее укрепилась глубинная потребность в своем личном четко очерченном пространстве, в котором она спасалась бы от мужчин. А периодическими обострениями взаимоотношений с мужчинами она неосознанно пытается взять реванш над мужским родом, высказать, в частности Кириллу, то, что не могла сказать отцу.

Кирилл в своем эмоциональном состоянии и в поведении - ровный, предсказуемый, терпеливый. Альберт, по-видимому, тоже. В своем городе он гасил агрессию Аллы новизной ощущений и неожиданными сюрпризами, а после переезда к Алле периодические вспышки ее агрессии он терпеть не стал и в один из таких эксцессов хлопнул дверью.

Алла говорит, что она еще молодая. И действительно, в мужчин влюбляется по-девичьи, каждое увлечение ощущает как серьезное только в тот кратковременный период, когда оно накрыло своей волной. Причем, несмотря на присущую ей влюбчивость, искренне стремится к замужеству. Брак для нее - некий уравновешивающий фактор, который должен стабилизировать ее душевное состояние. А действие, обозначаемое глаголом "расписаться", воспринимается как некий ритуал вхождения во взрослую стадию жизни, благодаря чему хочется чувствовать себя солиднее.

Это напоминает извечную русскую мечту - найти богатый клад или скатерть-самобранку и зажить всласть и без забот, а не достичь успеха своим трудом. Да, находят клады, получают большие наследства, но это бывает все-таки редко. Так же редко встречаются два настолько гармоничных человека, что совместная жизнь у них идет как по маслу, без противоречий и споров, без приложения усилий.

Но что удерживает около нее Кирилла? Дело не столько во внешних данных, это скорее психологическая зависимость от жены. Когда она "лапочка", он невольно надеется, что она теперь будет такой и дальше. Это похоже на тяжелую психологическую зависимость жены от мужа-алкоголика. Она с радостью и надеждой принимает уверения протрезвевшего, подобревшего и виноватого мужа, что он завязывает, но проходит какое-то время, и муж опять напивается. Это обычное явление: разумный, уравновешенный человек попадает в зависимость к невротику, оказавшемуся в плену третьего человека, порока или привычки.

Так и Кирилл через жену попал в психологическую зависимость от живущего на Урале тестя.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы