aif.ru counter
53

Гражданам России нужны "бронежилеты"

АиФ Семейный совет № 20 19/10/2002

Среди многочисленных афоризмов Фридриха Вильгельма Ницше есть и такой: "Ни один народ не мог бы жить, не сделав сперва оценки; если хочет он сохранить себя, он не должен оценивать так, как оценивает сосед". XX век, на пороге которого скончался немецкий философ, многократно подтвердил справедливость его слов. И сегодня необходимость обеспечения информационной безопасности - в ряду важнейших задач, стоящих перед Россией. Об этом беседа с автором фундаментального исследования "Философия информационной войны", академиком РАЕН Сергеем РАСТОРГУЕВЫМ.

- Сергей Павлович, что следует понимать под "информационной безопасностью страны"?

- Это ощущение защищенности от применения целенаправленного информационного воздействия, как извне, так и изнутри страны, нацеленного на причинение ей ущерба. Подобное воздействие может быть ориентировано на любые информационные системы, будь то люди или сложные технические, программируемые системы. На людей такое воздействие, искажающее модель мира, производится с помощью СМИ, на технические системы - с помощью вирусов и программных закладок.

- А кто отвечает за обеспечение информационной безопасности?

- В соответствии с действующими законами ответственными за информационную безопасность страны в технической сфере является ФАПСИ при Президенте России, в социальной сфере, возможно, - Министерство по делам печати. К сожалению, в стране отсутствует субъект, за которым была бы закреплена официально подобная функция. Насколько эффективно и в какой степени названные министерства обеспечивают информационную безопасность страны, показывают события с нами происходящие. Если значимость ФАПСИ руководство страны оценивает достойно, не случайно оно - "при Президенте", то вот роль Министерства печати совершенно непонятна.

- Недавно его глава - Михаил Лесин публично заявил, что через два-три года будет готов поднять вопрос об упразднении своего ведомства. Какие последствия с точки зрения обеспечения информационной безопасности будет иметь реализация этой идеи?

- Сегодня, с моей точки зрения, современное информационное оружие намного эффективнее любого другого. Следовательно, контроль за ним должен быть много строже. Представьте себе гипотетическую ситуацию, когда министр обороны заявляет, что готов поднять вопрос об упразднении своего ведомства и приступить к раздаче всем желающим оставшихся ядерных боеголовок? Какие последствия имела бы реализация этой идеи? Аналогично последствия будут и в случае реализации идей Лесина. Подобные заявления можно делать либо от непонимания современной ситуации, либо от нежелания, по каким-либо соображениям, заниматься важнейшей проблемой, связанной с обеспечением информационной безопасности страны в социальной сфере. Если эта проблема, по мнению министра, вообще никак не входит в компетенцию Министерства по делам печати, то тогда оно действительно никому не нужно, причем не нужно уже сегодня. Зачем ждать два-три года?

- Михаил Лесин также пообещал радикально сократить присутствие государства на рынке СМИ и содействовать развитию негосударственных СМИ. Какие результаты даст реализация такой установки? Какая модель взаимоотношений СМИ и государства представляется вам оптимальной в нынешней ситуации?

- Начнем с модели. Одна из важнейших задач в эпоху информационных войн - формирование общественного сознания, адекватного событийному миру. По сути, это задача создания и поддержания "умных" СМИ, заинтересованных в процветании своей страны. Решать ее должны государственные законодательные и исполнительные органы.

Что нужно сделать для обеспечения элементарной защиты информационной системы от целенаправленного информационного воздействия?

Во-первых, обеспечить несколько каналов сбора информации об окружающей среде и даже об одном и том же событии. Чем больше независимых друг от друга СМИ, тем лучше для общественного сознания. Независимость же достигается принятием закона о недопустимости информационного монополизма. Суть его должна сводиться к требованию разделения определенного средства массовой информации на два независимых, если охват им населения превышает определенную величину.

Во-вторых, механизм сбора и анализа данных об окружающем мире является нераздельной частью самой информационной системы и не может существовать без нее. Глаза и уши - неотъемлемая часть человека, а не самостоятельные образования. Вывод: СМИ ни в коем случае не должны финансироваться из-за рубежа, включая скрытую форму оплаты. Например, за рекламу импортной продукции. При наличии таких средств они должны поступать в казну государства. Участие иностранного капитала в российских СМИ должно быть запрещено. Владеть российскими СМИ должны иметь право только граждане России, а еще лучше - только российские общественные организации.

В-третьих, наличие интеллектуальной компоненты в самом механизме сбора и анализа входной информации и постоянное ее совершенствование повышает вероятность выживаемости самой информационной системы. Вывод: должно быть обеспечено постоянное обучение специалистов, занятых в СМИ. Это означает создание государством таких условий, при которых повышение интеллектуального уровня неизбежно. В первую очередь - обеспечение строгого контроля со стороны государства или общества над соблюдением правил в жесткой конкурентной борьбе за зрителя, читателя, слушателя. Борьба по правилам возможна, если отсутствуют привилегированные СМИ, неважно - государственные или частные. Любое СМИ должно жить и развиваться только на те средства, которые оно зарабатывает на производстве и продаже информации в рамках установленных правил. Кроме того, в руках государства должен быть механизм наказания СМИ за искажение представления действительности. Контроль должен осуществляться постоянно, он должен быть включен в исполнительные государственные структуры.

Что же касается первого вопроса, то мне непонятно, почему наша информационная мощь должна определяться Лесиным, хоть он и министр. Наверное, не каждому частнику можно передать тот или иной канал телевидения? Может быть, здесь надо вести речь о передаче наиболее значимых СМИ только общественным организациям в зависимости от численности организации партии. Подчеркиваю: не о продаже, а о передаче во владение на определенный срок! Проблема соотношения государственных и общественных (частных) СМИ, на мой взгляд, является первоочередной государственной и общественной проблемой, решение которой лучше искать с привлечением ученых. Например, в рамках рабочих групп Совета Безопасности.

- Как обеспечивают собственную информационную безопасность ведущие страны Запада?

- Первое и, быть может, главное. В ведущих странах Запада (США, Англия, Франция) СМИ запрещено подавать информацию из "окопа" противника. Если вы репортер, то можете хоть в режиме реального времени демонстрировать на весь мир из иллюминатора своего самолета, как ваша авиация уничтожает противника. Но не имеете права показывать из окопа противника, как этого противника уничтожает ваша авиация, как под вашими бомбами гибнут его дети и старики. И рассказывать, что при этом думает жертва. Навязывание своим гражданам чужого представления о мире, тем более представления противника, запрещено. Второе: в чьей собственности находятся СМИ? В США, например, закон запрещает владеть СМИ лицам, не имеющим гражданства США. И это правильно.

- На ваш взгляд, что вообще из опыта стран Запада стоит перенять России?

- Сразу сложно ответить. Россия в области литературы и искусства довольно самобытная страна, где слово писателя или ученого значит иногда больше, чем слово руководителя любого ранга. Формирование стратегии информационной безопасности страны должно исходить из цели сохранения и развития собственного народа, с учетом как исторически выработанного отношения к миру и себе, так и отсутствия иммунитета к Слову. Оно ведь у нас часто воспринимается с большой буквы, даже если себе во вред.

- На "круглом столе" "Россия в поисках идеологии" вы заметили: "Технические средства создания информации, ее передачи и навязывания поставили на конвейер - и с человеком стало возможно делать что угодно... Сегодня человек перестал быть человеком в классическом понимании этого слова, которое когда-то звучало гордо. Сегодня человек стал информационной системой, перепрограммируемой по заказу владельцев соответствующих средств и технологий". Есть ли противоядие этому перепрограммированию?

- Научите человека думать и анализировать происходящее с учетом мирового опыта и здравого смысла - это и будет хоть каким-то противоядием! Но вот как это сделать? Захочет ли государство это делать? Умными управлять гораздо сложнее. Ясно одно - защите от манипулирования надо учить со школьной скамьи. Учебники есть, и лучший из них, по моему мнению, - книга Сергея Георгиевича Кара-Мурзы "Манипуляция сознанием". А тем, кто уже вырос, надо рассказывать, как ими манипулируют и могут манипулировать. И желательно сделать так, чтобы подобный всеобуч охватывал широкие слои населения.

- В книге "Философия информационной войны" вы пришли к выводу, что в эпоху информационных технологий, когда социальная среда перенасыщена информацией, безопасность информационной системы начинает определяться не столько знанием о противнике, сколько тем, что от восприятия некоторых знаний системе удалось уклониться. На чем базируется ваш вывод? И существуют ли технологии, позволяющие уклоняться от информационных ударов?

- Информация для любой системы управления страной, будь то правительство или президент, представляется в виде сообщений, изменяющих существующее знание о мире. Если знание не изменяется, значит, сообщение не содержит информации. Знание можно откорректировать так, что народ в своем движении в будущее откажется от наиболее удобной и приятной дороги и ввергнет себя в хаос, смуту и страдание. Перепрограммировали нескольких членов политбюро вместе с генсеком - и погиб Советский Союз.

Вот пример искусственного формирования неадекватной модели. В 1997 году страны НАТО вдруг начали активную, целенаправленную работу не только с нашими, но и с мировыми средствами массовой информации. Образ НАТО был преподнесен в виде миротворца, чуть ли не "голубя мира". Естественно, все это требовало определенной обработки журналистов и хозяев СМИ: экскурсии, командировки за счет приглашающей стороны и т.п. В результате, когда "голубь мира" показал звериный оскал, принявшись по собственной инициативе уничтожать население и экономическую структуру Югославии, руководство нашей страны оказалось в глубоком шоке. А можно было бы и отказаться от этой "бесплатной" информации, если за ее продвижение платили оттуда.

Технологии, позволяющие уклоняться от информационных ударов, безусловно, существуют. Главные принципы: всегда думать самостоятельно, думать обязательно, больше верить себе и своим. А при выработке решения не ориентироваться на оптимальный вариант. Потому что в современном мире этот "оптимальный" вариант, как правило, изначально просчитан конкурентом.

- В таком случае могут ли информационные войны носить оборонительный характер?

- Если под оборонительным характером понимается следование лозунгу "Ни шагу вперед", то поражение неминуемо, ибо всегда найдется слабый участок, который будет прорван противником. Информация, как и вода, дырочку найдет. А это гибель для обороняющихся. Последние годы существования СССР - характерный пример информационной войны оборонительного характера. В то время как наша внешняя пропаганда сворачивалась, в США поступали наоборот. И как только политбюро ЦК КПСС решило, что будущее других стран - это их личное дело, в мире сразу же нашлись силы, взявшие на себя выбор пути для брошенных на произвол судьбы.

Да, информационная война может носить оборонительный характер, применяя глушилки, жесткую цензуру. Но эта война неизбежно приведет обороняющуюся сторону к поражению.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы