aif.ru counter
254

Джоан РОУЛИНГ: "Кто сказал, что Гарри Поттер останется в живых?"

Статья из газеты: АиФ Суперзвёзды № 14 22/07/2003

Англичанка Джоан Роулинг стала, наверное, единственным писателем в мире, которому удалось собрать средних размеров стадион. Четыре тысячи человек (естественно, большинство из них - дети) собралось в лондонском Альберт-холле только для того, чтобы послушать, как автор книг о Гарри Поттере отвечает на их вопросы и читает маленький отрывок из новой книги "Гарри Поттер и Орден Феникса". "АиФ. Суперзвезды" стали единственной российской газетой, корреспондент которой смог лично присутствовать на этой встрече.

АНГЛИЧАНКА Джоан Роулинг стала, наверное, единственным писателем в мире, которому удалось собрать средних размеров стадион. Четыре тысячи человек (естественно, большинство из них - дети) собралось в лондонском Альберт-холле только для того, чтобы послушать, как автор книг о Гарри Поттере отвечает на их вопросы и читает маленький отрывок из новой книги "Гарри Поттер и Орден Феникса". "АиФ. Суперзвезды" стали единственной российской газетой, корреспондент которой смог лично присутствовать на этой встрече.

У ВХОДА в зал в ожидании Джоан Роулинг волнуется толпа. Стоящие в оцеплении пожилые полицейские перешептываются: "Такого ажиотажа не случалось со времен "Битлз"!" Все происходящее действительно напоминает концерт какой-нибудь суперзвезды, однако вместо плакатов с изображением кумира и компакт-дисков с его песнями фанаты держат в руках толстенные книги.

Королевский Альберт-холл, конечно, меньше нашего стадиона "Олимпийский", но гораздо больше зала Политехнического музея, где проходили знаменитые литературные вечера поэтов-"шестидесятников". Внутри - имперское великолепие: красный бархат, позолота, лепнина. И ни одного вечернего платья, декольте или даже ма-аленького бриллианта, зато много-много черных мантий и шляп-колпаков а-ля Гарри Поттер. А выход писательницы на сцену сопровождается оглушительным визгом и безжалостным топотом тысяч ног по историческим полам.

Роулинг в последнее время скупа на интервью: издатели ждут еще две книги о Поттере. Поэтому на общение с публикой отведено всего полчаса. Роулинг удобно устроилась в мягком кресле и громко хохочет вместе с залом над собственными шутками. За время написания пятой книги о Поттере Роулинг успела во второй раз выйти замуж, родить второго ребенка и разбогатеть еще на несколько миллионов фунтов стерлингов, а Гарри Поттер, в свою очередь, - стать тинейджером со всеми вытекающими отсюда последствиями, а его самый крупный враг - лорд Волдеморт - снова вернулся в мир, чтобы сеять Зло.

- Итак, госпожа Роулинг, как вас лучше называть? - интересуется ведущий.

- Джо. Полным именем - Джоанна - меня называли в детстве только тогда, когда собирались наказать, поэтому с "Джоанной" у меня связаны не самые приятные воспоминания. А моя фамилия произносится "РОУЛИНГ" - как rolling pins, кегля.

Роулинг снова смеется. Хотя в детстве, когда маленькую неуклюжую девчонку в очках дразнили кеглей, ей было совсем не до смеха. Сегодня же ее фамилия вызывает у окружающих другие ассоциации - "роллинг" - "круглая, как монетка".

Ей вообще как-то не очень везло в детстве."Пока мы жили в Бирмингеме, все шло отлично. Но потом мы переехали в маленький городок, и моей учительницей стала сущая драконша. У нее была собственная система рассадки учеников. Классную комнату она разделила на две зоны - для умных и для глупцов. Когда я пришла в школу, учительница устроила мне маленький экзамен, я не справилась с вопросом про дроби и была отправлена на половину двоечников. Правда, через несколько месяцев учительница изменила свое мнение и пересадила меня к умникам, поменяв местами с моим лучшим другом. Так что горькие уроки жизни я начала получать довольно рано. И первым из них был: "Не будь такой умной, иначе растеряешь всех друзей!" - вспоминает Роулинг.

- Джо, возможно, вопрос покажется вам глупым, но людям всегда очень интересно знать, как складывается обычный рабочий день писателя - сколько времени вы проводите за письменным столом, что вы пьете, чай или кофе, слушаете ли музыку во время работы?

- Я привыкла работать в кафе. Мне нравится, когда меня окружают люди. Хотя работа писателя - занятие, требующее одиночества. Теперь писать в кафе, увы, невозможно. Слишком часто люди узнают меня и подходят спросить, а не та ли это женщина, которая написала книжку про Гарри Поттера.

Я сажусь за работу после того, как отведу дочь в школу, и пишу до тех пор, пока не почувствую, что не могу сконцентрироваться на компьютере. Тогда я делаю перерыв, перекусываю что-нибудь и снова сажусь работать. Я пью и чай, и кофе, причем в огромных количествах. А музыку, когда пишу, не слушаю - она меня отвлекает. Хотя вообще музыку я люблю. Особенно "Битлз". Мне кажется, - добавляет Роулинг скромно, - что я в мире книг занимаю примерно то же место, что Джордж Харрисон в мире музыки.

- Скажите, сложно писать книги, когда ты знаешь, с каким нетерпением их ждут читатели?

- Нет, писать мне совсем не трудно и не страшно. Гораздо страшнее ждать первую реакцию читателей. Я прекрасно помню, как пришла в магазин посмотреть, как продается моя первая книга. И увидела двух покупателей: они, скорее всего, по ошибке забрели в подвальный этаж книжного магазина, где как раз и был выставлен "Гарри Поттер и Философский камень", и рассеянно перелистывали страницы Поттера. Я так испугалась, что строчки моей собственной книги запрыгали у меня перед глазами.

- А вы верите в магию? - этот вопрос, который транслируется на висящем над сценой большом экране, хором задает целая толпа школьников.

- Мне очень жаль... - Роулинг выдерживает паузу, - но я не верю в магию.

(Зал взрывается негодующими криками.)

- Я верю в магию иного рода, - оправдывается автор, которая придумала целый волшебный мир со своими обитателями, правилами, заклинаниями. - Я верю в магическую силу любви и в человеческое воображение. Я действительно очень бы хотела верить в магию, но... не могу!

- Если бы вы были учителем в Школе волшебства и чародейства "Хогвардс", какую дисциплину вы бы там преподавали?

- Как вы знаете, я работала в школе - вела уроки французского языка, но уже давно этим не занимаюсь. А в "Хогвардсе" я бы преподавала искусство чародейства, потому что превращения - самое загадочное, что только может быть на Земле. К тому же этот предмет очень нравится моей дочери.

Из всех же магических умений мне хотелось бы овладеть искусством становиться невидимой. Тогда бы я снова могла работать в кафе.

- Расскажите, как вы придумали квиддич (самая любимая спортивная игра обитателей волшебного мира. - Прим. ред.)?

- Идея квиддича пришла мне в голову после ссоры с моим тогдашним парнем. Мы расстались, и я пошла немного прогуляться, чтобы поостыть, зашла в какой-то паб, потопталась там в духоте и, выйдя на свежий воздух, придумала квиддич. А темная половина моей души нарисовала утешительную картинку - как моего бойфренда в процессе игры ударяют палкой от метлы. (Роулинг снова смеется).

- Когда вы начинали писать Поттера, вы предполагали, что история растянется аж на семь томов?

- Конечно же, нет. Я просто ехала из Манчестера в Лондон в поезде и думала о том, что нужно искать работу поденежнее, потом мои мысли перескочили на школу - может, снова заняться преподаванием... И вдруг у меня в голове возник образ мальчика, который едет на поезде поступать в волшебную школу. Я именно таким его и увидела - тощий, темноволосый, в круглых очечках и со шрамом на лбу. И еще я знала, что его зовут Гарри.

Постепенно его история начала вырисовываться все четче. Но чем дольше я писала, тем больше деталей приходилось выносить за рамки сюжета. Но мне не хотелось их терять, поэтому в итоге событий и описаний набралось на семь томов.

Я вообще никогда не сажусь за письменный стол с мыслью: "Ну-с, о чем мы будем писать сегодня, какой урок преподадим юным читателям?" Я жду, пока история не созреет внутри меня, и когда чувствую, что мне понятно все до мельчайших подробностей, начинаю работать. А намеренно учить чему-то людей, закладывать в каждую главу какой-то моральный урок я не хочу - я просто сочиняю истории, потому что люблю их. И еще потому, что, мне кажется, мы нуждаемся в них.

- Вам не кажется, что вы слишком жестоко относитесь к Гарри Поттеру? Ведь это вы сами придумываете для него все несчастья - гибель родителей, предательство тех, кто рядом и кому он доверяет...

- Да, я действительно придумываю для него все эти испытания. Мало того, в пятой книге ему придется совсем тяжко. Честно признаюсь, последние книги получились довольно страшными. Поэтому меня удивляет гордость некоторых матерей, которые говорят: "Моему ребенку еще только шесть лет, а он уже прочитал все ваши книжки". Я писала и пишу их для детей постарше, потому что знаю, по какому сценарию будут развиваться события. Другое дело, что в описании ужасов не стоит перегибать палку.

Гарри Поттер, вступая в мир волшебства, даже не подозревает, каким страшным, дискомфортным тот окажется. Что не все волшебники обязательно добрые, что среди них встречаются настоящие расисты, готовые истреблять "нечистых" - магглов (простых людей. - Прим. ред.) или волшебников-"полукровок". Постепенно Гарри начинает узнавать, что и в мире магии есть коррупция, и там творится много несправедливого. Несправедливость - самое ужасное чувство, которое существует в мире. Мы злимся, расстраиваемся, сталкиваясь с нею, но в абсолютном большинстве случаев ничего не можем с этим поделать. Эту горькую истину Гарри Поттеру приходится постигать на собственном опыте.

- Прочитав ваши книжки, люди частенько говорят: "Эх, хорошо бы воспользоваться магией в нашем мире, чтобы властвовать и убивать врагов".

- Этого делать ни в коем случае нельзя - нельзя разрушать законы, по которым строится наша жизнь. Иначе мир полетит в бездну.

- Уже не первый раз вашим героям приходится иметь дело со смертью. Не слишком ли рано детям читать про убийства?

- К сожалению, Гарри постоянно сталкивается со смертью. Его родителей убили, когда он был младенцем. Потом он сам становится свидетелем убийства, а потом чуть не убивают его самого... Но, описывая смерть, мне хотелось показать, какое это зло. И как неожиданна она бывает. Ведь в смерти именно это самое жестокое - ее неожиданность. Совсем недавно вы разговаривали с другом, а через полчаса узнаете, что он погиб... И эта внезапность, к которой невозможно подготовиться или привыкнуть, шокирует больше всего. Возможно, смерть так волнует нас еще и потому, что мы знаем, куда уходят души умерших...

- Почему вы закончите рассказ о приключениях Гарри на том моменте, когда он сдаст выпускные экзамены и покинет стены "Хогвардса"? Почему вы не расскажете о его взрослой жизни?

- А кто вам сказал, что Гарри вообще доживет до совершеннолетия? При таком-то количестве событий, происходящих в его жизни! Не хочу раскрывать все карты - наберитесь терпения и дождитесь финала.

- Заканчивая очередной роман, по кому из героев вы больше всего скучаете?

- Вообще-то мне дороги все - ведь я же их сама придумала! Но больше всего я скучаю, естественно, по Гарри. Ведь я, пока работаю, смотрю на мир его глазами, поэтому, заканчивая очередной роман, я начинаю скучать - по его непослушным волосам, по его путешествиям и проделкам.

- И в заключение - какую фразу вы бы посоветовали вашим читателям выбрать в качестве девиза?

- Не будите спящего дракона. Это магический эквивалент известной поговорки "Не будите спящую собаку".

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Почему нельзя выбрасывать чеки и квитанции из банка?
  2. На каком расстоянии камеры видят нарушения?
  3. Кого играл в «Беверли-Хиллз, 90210» Брайан Терк?