81

У каждого своя судьба

АиФ Долгожитель № 18 22/09/2006

Она дебютировала в кино в 1956 году, сыграв Лену Маякову в кинофильме "Путешествие в молодость". Но всенародную известность ей принесла роль императрицы в картине "Вечера на хуторе близ Диканьки". А вот в жизни Зоя ВАСИЛЬКОВА совсем не похожа на свою героиню, величавую и властную госпожу, далёкую от житейских проблем и мирских забот...

Надо было мальчишкой родиться

- ЗОЯ Николаевна, нередко зрители отождествляют актёров с их героями. Вы никогда не боялись такого сравнения?

- Я сыграла более 130 эпизодических ролей, и все они были очень разные, поэтому таких опасений никогда не испытывала. Кроме того, большинство моих героинь хорошие и добрые люди.

- А какая из ролей вам больше всего дорога?

- Мне нравятся все мои героини: и Екатерина II в "Вечерах на хуторе близ Диканьки", и дворничиха в "Джентльменах удачи", и советница подводного царя в киносказке "Огонь, вода и... медные трубы", и губернаторша в картине "О бедном гусаре замолвите слово". Да разве все перечислишь?!

- Как правило, многие актёры с детства мечтают о сцене...

- Ни о чём таком до поры до времени я не думала. Тем более что период моего взросления совпал с началом Великой Отечественной войны. Весной 1941 года моего папу, который был военным и преподавал в академии им. Дзержинского, перевели в Батуми. Мы с мамой остались паковать вещи, собираясь ехать вслед за ним. Так что известие о войне застало нас буквально на чемоданах. Очень хорошо помню тот тёплый летний день. Мама отправила меня за хлебом. По дороге в магазин я увидела толпу людей, которые собрались возле репродуктора и что-то шумно обсуждали. Я подошла поближе и услышала о начале войны. Меня почему-то обрадовала эта новость, подумала, что удеру на фронт. Папа тоже будет воевать, заслужит ордена, и все наконец-то поймут, какой он у меня замечательный командир!

А вообще я отчаянная была девка! С моим характёром мне надо было мальчишкой родиться! Когда начались бомбёжки, забиралась на крышу нашего дома - гасить зажигалки. Чуть ли не первой записалась на курсы медсестёр, которые организовали при нашей школе. Окончив их, избавилась от своих косичек. Что бы я на фронте с ними делала? Подстриглась под мальчишку, а чтобы мама ни о чём не догадалась, надела на голову платок. Пришла домой, села за стол, а мама говорит: "Ну-ка сейчас же сними платок!" - и сорвала его с моей головы. Тут я ей всё и выложила. Мама перепугалась, что я на самом деле убегу на фронт, и спешно эвакуировалась вместе со мной в Чкалов (Оренбург).

Ни один чёрт меня не взял

- НО НА фронт вы всё-таки попали?

- По окончании десятого класса, будучи аттестованной без сдачи экзаменов, в мае 1943 года я добровольцем ушла фронт. Меня отправили под Воронеж в воинскую часть зенитного артиллерийского полка. И тут же попала под бомбежку. Получила касательное челюстно-лицевое ранение. Вот такое у меня было боевое крещение.

Хорошо, что жива осталась. Потеряла столько крови, что операцию мне делали в ближайшем медпункте. Потом, когда я уже оказалась в госпитале, мне долгое время никто не давал зеркало. Но женщина всегда найдёт, куда посмотреть. Помню, был майский солнечный день, и в стекло открытого окна я увидела своё лицо. Оно было ужасно! Я не хотела жить, даже пыталась отравиться: приняла горсть снотворного, но ни один чёрт меня не взял.

- Не страшно было возвращаться в строй?

- Папа, который и не подозревал до моего ранения, что я нахожусь на фронте, перевёл меня в метеослужбу при штабе части, находящейся под Воронежем. Там мне представилась возможность проявить себя не только на поле боя, но и в самодеятельности. При нашей части был создан ансамбль, в котором я пела и танцевала. Даже, можете себе представить, подумывала о карьере балерины!

- А комплексов по поводу своей внешности не испытывали?

- Со временем привыкла к отражению в зеркале. А вскоре подвернулся случай кое-что изменить. Зимой 1944 года командующий фронтом направил наш ансамбль в Москву на конкурс фронтовой самодеятельности. Когда я приехала в столицу, то родная тётя, увидев мое изуродованное лицо, попросила своего друга профессора Илью Генриховича Лукомского, работавшего в госпитале черепно-лицевой хирургии, прооперировать меня. Он согласился, и я, если можно так выразиться, "поменяла лицо".

Лучше быть "кладом"

- И СНОВА на фронт?

- Да, правда, ненадолго. Вышел приказ Сталина по возможности демобилизовывать девушек для продолжения учёбы. После демобилизации я поступила в Киевский архитектурный институт. Почему именно туда? Мне казалось, что это очень красивая и интересная профессия. Приняли меня без экзаменов, но, проучившись полгода, я поняла, что ошиблась. Оказалось, что надо уметь не только домики рисовать, но и в физике разбираться, а я с ней ещё в школе не дружила.

- Вот так, из балерины в архитекторы, а из архитекторов...

- В певицы. У меня был очень хороший от природы голос, поэтому я решила поступать в музыкальное училище по классу оперетты. Кстати, уже на первом курсе меня приглашали в Киевский театр оперетты на роль Сильвы. Но отец настоял, чтобы я отказалась от этого предложения. Он боялся, что мой голос еще не готов к таким нагрузкам.

- Но певицей вы всё-таки не стали. Почему?

- Не сложилось. К сожалению, ни в одной роли мне так и не пригодились вокальные данные.

Но, что ни делается, все к лучшему. Стала актрисой. Однажды, когда я ещё училась в музыкальном училище, в аудиторию зашёл директор театрального института и поинтересовался, кто это так голосисто поёт. Мой преподаватель Алла Дюблик сказала, что готовит меня для поступления в консерваторию. "Зачем вам нужна это консерватория? Чтобы петь? Где? В оперном театре? А кто вас туда пустит? Там есть своя прима, и вряд ли она потерпит конкурентку. С вашим голосом да при наличии театрального таланта вы будете кладом в драматическом театре!" И я подумала, что лучше быть кладом в драме, чем петь "кушать подано" в оперетте, и перевелась в Киевский театральный институт на русское отделение.

- А как вы оказались в Москве?

- Папу перевели в столицу, и мы с мамой отправились вслед за ним. Так как я уже год проучилась в театральном институте, то рассчитывала, что меня возьмут сразу на второй курс. Но когда пошла в комитет по делам искусств, чтобы оформить перевод, мне сказали: "Что вы?! Вы же с Украины, у вас акцент, да и по общеобразовательным предметам отстали". Так что ни в Щукинское, ни в Вахтанговское училище, ни в ГИТИС меня на второй курс не приняли. Хорошо, что один абитуриент посоветовал мне обратиться к Василию Васильевичу Ванину во ВГИК...

В глаза посмотрела и утонула...

- ФРОНТ, учёба, а как же любовь?

- Одно другому не помеха. Вскоре после поступления во ВГИК я вышла замуж за своего однокурсника Юрия Чекулаева. Это была любовь с первого взгляда. Да в него и невозможно было не влюбиться. Красивый, черноволосый. А как прекрасно он играл на рояле! Посмотрела я в его карие глаза и утонула в них совершенно. В первый же день нашего знакомства он вызвался проводить меня домой. За разговорами не заметили, как сделали три круга на трамвае. На следующий день он признался мне в любви. А на третий день... мы решили пожениться. Через месяц состоялась свадьба, и я стала Чекулаевой. Вскоре у нас родился сын Андрей. С Юрой мы прожили около двадцати лет, но, увы, ничто не вечно. Муж стал пить, а потом нашёл себе другую...

Красное платье и шляпа с пером

- ПОСЛЕ окончания ВГИКа вы попали в Театр киноактёра. Как вас там приняли?

- Получив диплом с отличием, я, конечно, была полна радужных надежд. Но, увы. Первой моей ролью стало озвучивание ударов копыт лошади по мостовой. Помню, стояла за кулисами и плакала: "Для чего же я столько лет училась?"...

И всё же я играла в театре. Какой бы маленькой ни была роль, старалась создать интересный запоминающийся образ. Так, играя в спектакле "Софья Ковалевская" даму из толпы, я решила, что моя героиня обязательно будет в красном платье. Во время описи имущества Ковалевских появлялся народ с улицы. В этой толпе была и я. Присаживалась на кресло, прицениваясь, щупала материал на спинке и подлокотниках, а вся публика в это время смотрела на мою даму в красном.

В "Попрыгунье" я придумала себе другой образ. Когда моя героиня пришла к любовнику, он вытолкнул её за ширму. И в течение всего действия публика её не видела. Зато из-за ширмы виднелось перо, красовавшееся на моей шляпе, которое нервно подрагивало в такт шагам ходившей из угла в угол героини. Так за меня играла моя шляпа с пером.

В "Бесприданнице" я была одной из цыганок (в массовке). Каждый раз приходила за два часа до спектакля, накладывала грим, мазала морилкой ноги, надевала парик. Ведь у меня был проход по сцене в танце, и мне казалось, что весь мой облик должен был говорить о том, что я урожденная цыганка. Помню, режиссёр Малого театра даже ставил меня в пример: "Посмотрите! Вот это настоящая актриса! Так и надо относиться к роли!"

- Муж тоже играл в массовках?

- В отличие от меня Юра получил свободный диплом, и ни в один театр не попал, что повлияло и на мою карьеру. В 1950 году мы уехали в Китай для передачи опыта китайским товарищам. Жили в Харбине в шикарной гостинице "Ямато", когда-то принадлежащей японцам. Чем мы там только не занимались, помимо участия в спектаклях. Я организовала художественную самодеятельность среди китайского населения. Они у меня и пели, и танцевали. С помощью жестов мы понимали друг друга гораздо быстрее, чем через переводчика.

В 1952 году мы возвратились домой, а в 1954-м нас зачислили в труппу театра Северной группы войск, и мы поехали в Польшу. Когда мы приехали, оказалось, что наш театр находится на гастролях. Чтобы мы не сидели без дела, была организована концертная бригада. Я читала монологи, пела, а муж садился за рояль. Иногда я садилась за рояль, а он пел. Нас очень хорошо принимали.

А в 1957-м мы оказались в ГДР в театре Западной группы войск. Там мы репетировали в доме офицеров, а потом разъезжали со спектаклями по всей Восточной Германии.

А дома лучше...

- С КАКИМ чувством вы возвращались из командировок?

- Скорей бы домой! В Германии нас упрашивали остаться ещё на год, мне обещали даже дать звание заслуженной артистки. Но я ни в какую. Как говорится, в гостях хорошо, а дома лучше. В конце 50-х нас с мужем зачислили в штат Киностудии им. Горького. Тогда я и снялась у Роу в кинофильме "Вечера на хуторе близ Диканьки", а муж, кстати, сыграл в этом фильме Потёмкина.

- Не жалеете, что связали свою жизнь с кинематографом, ведь он был к вам, мягко говоря, не очень благосклонен? Всё-таки всю жизнь играли в эпизодах.

- Нет, никогда об этом не жалела. Да и кому предъявлять претензии? В конце концов, у каждого своя судьба.

- Зоя Николаевна, вы прожили довольно долгую жизнь, что можете сказать о нынешнем времени?

- Ужасно! Грабежи! Насилие! Несчастные старики еле выживают. Очень переживаю за всех обездоленных и униженных. Поэтому мне так близка и дорога ваша газета...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы