405

Он внушал страх всем, кто с ним соприкасался (часть 2)

АиФ Долгожитель № 18 22/09/2006

Окончание. Начало в N 17

Амнистия 1953 года

ПО ИНИЦИАТИВЕ Берии 9 мая президиум ЦК принял сенсационное, хотя и секретное постановление "Об оформлении колонн демонстрантов и зданий предприятий, учреждений, организаций в дни государственных праздников". Оно запрещало использовать на демонстрациях портреты вождей, как мёртвых, так и живых. Через два месяца, уже после ареста Берии, президиум ЦК спохватился и отменил это беспрецедентное решение. Как же это люди пойдут на демонстрацию без портретов членов президиума?..

Берия подготовил амнистию 1953 года. 26 марта он написал в президиум ЦК, что в исправительно-трудовых лагерях, тюрьмах и колониях сидят два с половиной миллиона человек. Большое число заключённых не представляют серьёзной опасности для общества: это женщины, подростки, престарелые и больные люди.

Берия предложил освободить около миллиона человек. Не подлежали амнистии получившие срок больше 5 лет, осуждённые за контрреволюционные преступления, бандитизм, крупные хищения и умышленное убийство.

При этом Берия предложил немедленно пересмотреть законодательство, смягчить уголовную ответственность за нетяжкие преступления, а за хозяйственные, бытовые и должностные преступления карать административными мерами.

На свободу вышли 1 миллион 200 тысяч заключённых, и были прекращены следственные дела на 400 тысяч человек.

Заговор

ПРИНЯТО считать, что арест Берии - это поворотный момент в истории страны, начало борьбы с культом личности Сталина. К этим идеям Хрущёв придёт значительно позже. А в 1953-м это была просто борьба за власть. Товарищи по партии избавились от опасного соперника и одиозной личности.

Сталин убирал членов политбюро постепенно. Собирал на них показания, знакомил с материалами других членов политбюро, спрашивал их мнения. Потом вопрос выносился на пленум ЦК. Жертву выводили из политбюро, освобождали от всех должностей, исключали из партии, вызывали к следователю и арестовывали.

Но с Берией было по-другому. Соратники не чувствовали себя уверенно. Им нечего было ему предъявить. Вернее, его можно было обвинить в том, к чему и они все были причастны.

Никаких свидетельств, подтверждающих версию о том, что Берия готовился свергнуть партийное руководство, всех арестовать, так и не нашли.

Как же получилось, что такой опытный человек, такой умелый интриган, который выжил при Сталине, позволил себя арестовать? Расслабился, потерял бдительность, недооценил товарищей, в особенности Никиту Сергеевича Хрущёва.

- Он считал нас простаками, - скажет потом на пленуме Маленков.

- Но мы не такие простаки оказались, - довольно отзовётся Хрущёв.

Судьбу Берии решил деятельный и напористый Хрущёв. После свержения Берии он выдвинулся на главные роли и был избран на пленуме первым секретарём ЦК.

Другие члены партийного руководства не собирались расстреливать Берию.

Профессор Наумов:

- Мы нашли написанный от руки текст выступления Маленкова. В нём судьба Лаврентия Павловича предполагалась иной - снять с поста министра внутренних дел и первого заместителя председателя Совета министров, а назначить министром нефтяной промышленности.

Хрущёв и Молотов были сторонниками полного устранения Берии. Микоян и Ворошилов предлагали использовать Берию на другой работе. Молотов и Хрущёв взяли верх.

На заседании выступили Маленков и Хрущёв, после чего Берии объявили, что он арестован. Вошли офицеры во главе с Жуковым и генералом Москаленко. Жукова выбрали ещё и потому, что он был физически крепким. Кирилл Семёнович Москаленко, командующий войсками Московского округа ПВО, был тщедушным, его Берия мог бы с ног сбить. Но применять силу не понадобилось. Жуков только резким движением отбросил лежавшую перед Берией папку, думая, что в ней оружие. Папка полетела в сторону Хрущёва, и тот испуганно отодвинулся.

Берию увели. Сам он сказать ничего не успел, поэтому ответил на предъявленные ему обвинения в первом письме, написанном в заключении.

Лаврентий Павлович, даже когда его выводили из зала заседаний, не предполагал, что ему предстоит суд и расстрел.

На заседании президиума его обвинили в том, что он поставил Министерство внутренних дел над партией и правительством, что он был высокомерен и груб с товарищами. За это не расстреливают, справедливо считал Берия. Но он забыл, что сам расстреливал и за меньшее.

Арест Берии взял на себя министр обороны Николай Александрович Булганин. Непосредственное руководство поручил своему первому заместителю маршалу Жукову. Жуков подбирал людей, которым верил и которые не испугались. Ведь были и такие, как один военачальник, упавший в обморок, когда ему объяснили, что предстоит сделать.

Жуков отобрал четверых: командующего Московским округом противовоздушной обороны генерал-полковника Москаленко, первого заместителя командующего генерал-лейтенанта Батицкого, начальника штаба округа ПВО генерал-майора Баксова и начальника политуправления округа Ивана Григорьевича Зуба.

Всех собрали с оружием у Булганина. Булганин и Жуков в своих машинах, не подлежащих проверке, привезли офицеров в Кремль будто бы для доклада о ситуации в системе противовоздушной обороны. Только здесь им объяснили, что им предстоит.

Они вывели Берию в комнату отдыха, где сидели до позднего вечера. В Кремле сменили охрану, но Берию рискнули вывезти только тогда, когда стемнело.

Арестованного отправили на гауптвахту штаба Московского округа.

В семь вечера приехал министр Булганин, осмотрел гауптвахту, сам выбрал камеру, велел срезать отопительную батарею, о которую можно разбить голову, и оплести окно проволокой, чтобы нельзя было разбить окно и осколками перерезать вены. В половине второго ночи привезли Берию. Перед тем как отправиться в путь, его завернули в ковёр и положили в огромный лимузин Булганина.

Тут Берия пробыл неделю. В ночь со 2-го на 3 июля его увезли в штаб округа противовоздушной обороны, где держали в подземном бункере. Там он находился до самой смерти. Ордера на арест, санкции на содержание под стражей никто не давал.

"Вышел из доверия"

2-7 ИЮЛЯ 1953 года в Кремле заседал пленум ЦК КПСС. p3> Берии припомнили всё.

Бывший член политбюро Андрей Андреевич Андреев:

- Он начал дискредитировать имя товарища Сталина, наводить тень на величайшего человека после Ленина... Появился откуда-то вопрос о культе личности.

Министр металлургической промышленности Иван Фёдорович Тевосян:

- Этот мерзавец Берия возражал против того, чтобы, говоря об учении, которым руководствуется наша партия, наряду с именами Маркса, Энгельса, Ленина называть имя товарища Сталина. Вот до чего дошёл этот мерзавец...

Первый секретарь Компартии Украины Алексей Илларионович Кириченко:

- В записке Берии непонятно почему фигурируют такие термины: "западноукраинская интеллигенция", "западноукраинские кадры", "русаки", "русификация"... И это в то время, когда на Украине давно вышли из употребления эти слова. Украинский и советский народ - единая семья, и нет в ней западных украинцев и восточных украинцев...

Но все слова, сказанные на пленуме, остались секретом, ничего не было опубликовано. В газетах через несколько дней появилось короткое, в несколько строк, сообщение о том, что пленум ЦК исключил Берию из партии как врага коммунистической партии и советского народа. А Президиум Верховного Совета передал дело о преступных действиях Берии на рассмотрение Верховного суда. По стране пошла гулять частушка:

Берия, Берия
Вышел из доверия,
И товарищ Маленков
Надавал ему пинков.

Многие поверили и в то, что Берия шпион. И в одну секунду все согласились с тем, что он негодяй и преступник. Это работала инерция сталинских времён, когда не сомневались: раз арестовали, значит, виновен.

Летом 1953 года все подписчики Большой Советской Энциклопедии получили конверты со свежеотпечатанными страницами, которые предполагалось вклеить в пятый том вместо страниц 21-23, где была статья о Берии. Он должен был исчезнуть из истории.

10 декабря 1953 года президиум ЦК КПСС принял постановление "О рассмотрении дела по обвинению Берия и его соучастников...". Дело должно было слушаться в закрытом судебном заседании без участия сторон в порядке, предусмотренном законом от 1 декабря 1934 года.

Президиум ЦК утвердил текст обвинительного заключения и решил разослать его по партийным организациям.

Арестованный сидел в камере без окна. Свет в ней не выключался даже ночью. Рядом с Берией неотлучно находился офицер, которому было приказано его убить, если на бункер кто-то попытается напасть. В президиуме ЦК всё ещё боялись, что его захотят освободить.

Берия говорил этому офицеру, что он ни в чём не виновен и что его скоро освободят. Не верил, что товарищи поступят с ним так же, как он поступал с другими.

Во втором письме, написанном в заключении, Берия напомнил Маленкову и Хрущёву о том, как он защищал их от Сталина. Ему тут же запретили писать и отобрали у него бумагу, пенсне и карандаш. Не дай бог, напишет что-то из того, что он о них знает...

А какова же судьба досье, которые Берия долгие годы собирал на своих товарищей? Члены президиума сговорились, и одиннадцать мешков с документами были сожжены. Что в них было? Это осталось неизвестным.

Фарс

СУД над Берией был чистым фарсом. Что его ждёт, было ясно и до суда. Расстреляли его 23 декабря, через несколько часов после суда. Приговор привёл в исполнение генерал Павел Фёдорович Батицкий, затем в Берию, уже мёртвого, стреляли ещё пять офицеров, которые с ним были. Расстрельную команду не приглашали: чем меньше свидетелей, тем лучше.

Берии разрешили переодеться в чистое бельё, принесли ему из дома чёрный костюм. На руки надели наручники. Как будто бы он держался достойно, не плакал и ни о чём не просил. Тело Берии отвезли в Донской крематорий и сожгли. Прах развеяли.

Батицкий стал потом маршалом, главнокомандующим ПВО страны и заместителем министра обороны. В 1965 году ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Из Грузии - по предложению республиканского ЦК - совершенно по-сталински выселили около двадцати родственников Берии и его жены. Причём его матери и тёще было уже за восемьдесят, но их всё равно вывезли в глухие места. Мать выслали за то, что она каждый день молится "за здоровье врага народа Берии". Остальных родственников обвиняли в том, что они ведут антисоветские разговоры, в том числе глухонемую сестру Лаврентия Павловича.

Жену Берии и его сына арестовали.

Нина Теймуразовна Гегечкори-Берия после расстрела её мужа в начале 1954-го отправила письмо Хрущёву.

"Действительно страшным обвинением ложится на меня то, что я более тридцати лет (с 1922 г.) была женой Берии и носила его имя. При этом, до дня его ареста, я была ему преданна, относилась к его общественному и государственному положению с большим уважением и верила слепо, что он преданный, опытный и нужный для Советского государства человек... Я не разгадала, что он враг Советской власти, о чём мне было заявлено на следствии. Но он в таком случае обманул не одну меня, а весь советский народ, который, судя по его общественному положению и занимаемым должностям, также доверял ему..."

Нина Берия писала, что она тяжело больна, проживёт недолго, и просила не дать ей "умереть одинокой, без утешения сына своего и его детей в тюремной камере или где-либо в ссылке".

Письмо Хрущёв разослал всем членам президиума ЦК, но только почти через год, в конце ноября 1954-го, президиум ЦК решил судьбу сына и вдовы Берии: их отправили на административное поселение.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы