aif.ru counter
36

Мы делали историю

АиФ Долгожитель № 14 22/07/2005

Александр МАЛЬЦЕВ начал карьеру в кирово-чепецкой "Олимпии". С 18 лет играл за московское "Динамо". Провел 530 матчей, забил 329 голов. Чемпионат СССР не выигрывал. Зато - 9-кратный чемпион мира, победитель двух Олимпиад, обладатель Кубка Канады. Наверное, ни одного форварда, кроме разве что Валерия Харламова, в нашей стране не любили так, как Мальцева.

Улица имени Мальцева

- АЛЕКСАНДР Николаевич, у вас немало высоких титулов, вы не раз признавались лучшим нападающим мира, были самым метким снайпером за всю историю национальной сборной. Не обидно, что так и не стали чемпионом страны?

- По-моему, когда человек начинает цепляться за прошлое, он становится стариком. А я не хочу им быть, хотя у меня внучка подрастает и я, так сказать, уже дед по статусу. Какая разница - чемпион Мальцев или не чемпион. На матчи с участием "Динамо" в Лужники приходило 14 тысяч зрителей. Даже нынешний финал первенства суперлиги, который выиграли динамовцы, и Евротура, где блеснула сборная России, столько болельщиков не собрали. Вот так-то... Что же касается чемпионства, то, как известно, с ЦСКА, собиравшим в те годы весь цвет отечественного хоккея, бороться было бесполезно. Я, кстати, очень горд тем, что именно "Динамо", а не ушедшие в последние годы в тень ЦСКА и "Спартак", поддерживает столичную хоккейную марку. Вот чьи корни оказались глубже. Хотя, понятно, не в одних корнях дело.

- И все-таки не верится, что человек может оставаться абсолютно равнодушным к наградам, почестям, признанию, наконец.

- А я и не утверждаю, что равнодушен. К примеру, до глубины души был тронут тем, что меня избрали почетным гражданином родного Кирово-Чепецка, а потом в городе появилась улица Мальцева. О большей чести и мечтать нельзя.

Потеря для футбола

- КАК вы оказались в Москве?

- Нашел меня Николай Семенович Эпштейн. Мне в ту пору было всего 17 лет, но он рискнул взять меня в сборную России и повез в Швецию. Наверное, чем-то я тренерам приглянулся. Не знаю уж, каким образом обо мне прознал Аркадий Иванович Чернышев, только вскоре в Кирово-Чепецк за мной приехал Тихонов. Да-да, Виктор Васильевич собственной персоной - он тогда в "Динамо" вторым тренером был.

- Надо же, в хоккее, выходит, у вас с Тихонова все началось, им же и закончилось...

- Да, я, как говорится, повесил ботинки с коньками на гвоздь, когда мне было 35 и Тихонов с Юрзиновым не взяли меня на Олимпиаду в Сараеве. По своим ощущениям, я бы смело мог играть еще года три-четыре. Но в советские времена мы жили в условиях тренерского диктата, они что хотели, то и творили. Несмотря ни на какие заслуги, решали судьбу любого спортсмена в одночасье.

- Считается, что именно тренерам-диктаторам наш хоккей обязан выдающимися в прошлом успехами.

- Это как посмотреть... Можно ведь и задаться вопросом: "А сколько же они людей загубили, эти выдающиеся диктаторы?" Многие из нас могли бы играть и играть. Но им не нравилось, что у нас есть авторитет, есть свое мнение и молодые игроки зачастую "стариков" слушают больше, чем тренеров. Поэтому они от нас избавлялись.

- Любопытно, что другой диктатор - от футбола - как раз очень хотел вас в свое время приобрести.

- Имеете в виду Бескова? Было дело. Мы с ребятами-хоккеистами как-то играли в футбол с динамовскими дублерами. И Константин Иванович действительно обратил на меня внимание, приглашал в футбольное "Динамо". Но я всерьез над его предложением не раздумывал. Оставить Чернышева я бы не смог ни при каких обстоятельствах, он мне был как второй отец. Невероятно, но факт: на базе в Новогорске мы с Аркадием Ивановичем даже в одной комнате жили. Однако доставалось мне от него в команде всегда по первое число.

Андропов и сушеные сухари

- ЭТУ самую базу построили с подачи председателя КГБ Юрия Андропова. Если верить мифам, бытующим среди динамовских болельщиков со стажем, он был страстным поклонником вашего таланта...

- Он действительно был преданным поклонником "Динамо". И правда, что умел слушать и помогать без лишних трескучих фраз. При его участии не только наша база в Новогорске была построена, но и квартиры, машины хоккеистам регулярно выделялись. И моей игрой он очень интересовался. Мало кто знает, что ему с каждого матча звонили и подробно сообщали о развитии событий на площадке: кто забил, как пропустили, кого удалили. Его адъютант мне рассказывал, что Андропов с Гречко на этой почве постоянно пикировались. Выигрывает ЦСКА - министр обороны гордо кричит в телефонную трубку: "Ну как мы вас?" Побеждает "Динамо" - уже наш шеф звонит: "Ну что, получили?"

- А сам не ходил на хоккей?

- Не ходил только потому, что были проблемы со зрением. Но в кабинете у него стоял телевизор с огромным экраном и все наши матчи, которые транслировали, Юрий Владимирович обязательно смотрел. В хоккее он понимал толк, случалось, даже разбор полетов устраивал.

- Когда разговаривали с председателем КГБ, подсознательно чуство страха не возникало?

- Как-то после проигрыша вызывает меня Андропов. Отправляясь к нему вечером из дома, я пошутил: "Ну все, сушите сухари". И ведь теща на ночь глядя действительно принялась их сушить.

После Харламова у меня не было друзей

- О ВАС говорят, что человек вы необщительный, замкнутый. И по-настоящему близких друзей у вас немного...

- А их, по-настоящему близких, как мне кажется, и не может быть много. У меня за всю жизнь был один друг в полном смысле этого слова. Валера Харламов. В 1981 году он погиб в автокатастрофе. С тех пор я как бы сам по себе.

- Ну, одиноким-то вас не назовешь. Сами сказали - внучка подрастает. Ваш сын, как я слышал, специалист по компьютерам. Жена в прошлом была успешной балериной. Как, к слову, вы познакомились?

- Случайно. Мы с Харламовым и еще несколькими игроками отдыхали компанией в Одессе. Там и повстречал Сусанну - на пляже. Она только что окончила балетное училище, буквально грезила миром искусства. А мама ее была директором московского мюзик-холла. И поначалу встретила меня в штыки - не показался! Вообще-то немудрено было. Мы же в отпуске с Валеркой поспорили, кто длиннее волосы отпустит. Не стриглись, обросли. Вот будущая теща и дала от ворот поворот: мол, не хватало еще, чтобы ее дочь с каким-то хиппи связалась. Пришлось идти в парикмахерскую. Харламов ликовал оттого, что выиграл наш спор.

- Ваше с Харламовым поколение игроков первым скрестило клюшки с энхаэловцами. А вас в НХЛ приглашали?

- Да. Но я с ходу отметал все приглашения. Просто для себя решил, что не уеду за океан ни за какие коврижки. Потому что наши болельщики мне этого никогда бы не простили.

- Если честно, не завидуете российским энхаэловцам-миллионерам?

- Завидую. В первую очередь тому, что по окончании карьеры они независимы. Могут поехать куда захотят - в любую точку мира. Могут позволить себе купить хороший дом, виллу, какую угодно машину или самолет. К сожалению, многим моим соотечественникам, оставшимся в России, такое не по карману.

- Как сложилась ваша судьба после ухода из большого хоккея?

- Десяток лет "отпахал" тренером в динамовской юношеской спортшколе. В 93-м подполковником пограничных войск уволился в запас... Впрочем, с хоккеем насовсем не расстался. Мне 56, но тяжести лет не ощущаю. С удовольствием поигрываю на льду за ветеранов. Какие планы на будущее? Да ничего особенного. У меня вышло так, что свои главные дела я сделал в молодости. Жизнь продолжается, и сейчас просто хочу ее спокойно дожить.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы