aif.ru counter
69

Родоначальник городского романса

АиФ Долгожитель № 24 23/12/2004

Испытание временем

ЯКОВ Петрович ПОЛОНСКИЙ родился в 1819 году в Рязани, в небогатой дворянской семье.

После окончания Рязанской гимназии он уехал в Москву, поступил на юридический факультет Московского университета. На вступительных экзаменах Полонский познакомился с Аполлоном Григорьевым, который ввел его в свой дом, где бывали Афанасий Фет, Петр Чаадаев, Иван Тургенев. Все они писали стихи, каждый из них искал в поэзии свою тропу, свою дорогу и свои мелодии. Фет вспоминал, что был одним из первых, кто почуял несомненный оригинальный дар Полонского.

В 1844 г. вышла в свет первая книжка его стихотворений - "Гаммы". Полонский не был богат, много лет жил, довольствуясь случайными литературными заработками и частными уроками. В 1844 г. он уехал из Москвы в Одессу, затем пять лет прожил в Тифлисе, служа в канцелярии наместника и занимая пост помощника редактора официальной газеты "Закавказский вестник".

Якова Петровича Полонского называют родоначальником городского романса. Необыкновенно популярной стала уже одна из первых его песен - "Затворница". Иван Бунин, вспоминая в эмиграции о своей студенческой молодости, писал: "Весенней парижской ночью шел я по бульвару в сумраке от густой свежей зелени... чувствовал себя легко, молодо и думал:

В одной знакомой улице
Я помню старый дом,
С высокой темной лестницей,
С завешенным окном...

Чудесные стихи! И как удивительно, что все это было когда-то и у меня! Москва... глухие снежные улицы, деревянный мещанский домишко - и я, студент...

Ах, что за чудо-девушка
В заветный час ночной
Меня встречала в доме том
С распущенной косой..."

На стихи Полонского писали романсы и Чайковский, и Даргомыжский, и Рахманинов, и Танеев.

С 1858 г. Полонский живет в Петербурге, редактирует журнал "Русское слово", через два года получает должность секретаря комитета иностранной цензуры, где служит до конца своих дней. Слава к Полонскому пришла поздно. Зато эта слава выдержала испытание временем. Так, "Песня цыганки", написанная в 1853 г., стала поистине народной и любима поныне...

"Мы хороним мудреца, мудреца..."

ПОЭТИЧЕСКАЯ натура Якова Петровича Полонского обладала магической притягательностью. Его дом в Петербурге был распахнут для всех. По пятницам у Полонских собирались поэты, литераторы, артисты, музыканты, художники, среди которых часто можно было видеть Ивана Гончарова, Илью Репина, Антона Рубинштейна...

Полонского называли одним "из трех праведников, ради которых и стоит мерзостный Петербург". Блок, очень ценивший стихи Якова Петровича, признавался, что они с матерью склонны судить о людях по тому, любят ли они Полонского.

В одну из пятниц разгорелся спор о том, что размер стиха может быть не согласован с его содержанием, и самое печальное стихотворение не будет менее печальным, если его написать в ритме веселой песенки. "Ну вот, хотя бы такие надгробные стихи", - задумчиво сказал Полонский и проникновенно пропел:

"Мы хороним мудреца, мудреца
И плачем без конца, без конца".

Дружный смех был ему ответом.

УМЕР Полонский в 1898 году в Петербурге, похоронен в Рязани.

Яков Полонский

Агарь

"Завистью гонима, я бегу стыда -
И никто не сыщет моего следа.
Кущи господина! сени госпожи!
Вертоград зеленый! столб родной межи!
Поле, где доила я веселых коз!
Ложе, где так много пролила я слез!
И очаг домашний, и святой алтарь -
Все прости навеки!" - говорит Агарь.
И ее в пустыню дух вражды влечет,
И пустыня словно все за ней идет,
Все вперед заходит и со всех сторон
Ей грозит и душит, как тяжелый сон.
Серые каменья, лава и песок
Под лучами солнца жгут подошвы ног;
Пальм высоких листья сухо шелестят;
Тени без прохлады по лицу скользят;
И в лицо ей ветер дышит горячо;
И кувшин ей давит смуглое плечо.
Сердце замирает, ноги устают,
Слезы высыхают и опять текут...
Чу! вдали журчанье ключевой воды,
По краям оврага свежие следы.
Знать, недаром пастырь здесь прогнал стада:
Вот - скамья и желоб, зелень и вода.
И, слагая ношу, села отдыхать
Бывшая рабыня, будущая мать.
И страшась пустыни и боясь пути,
И не зная, где ей спутников найти,
Головой поникла с тайною мольбой.
Вдруг, как будто с ветром, сладостно живой
Голос не воздушный, но и не земной
Прозвучал в пустыне, говоря с душой.
И она очнулась... слушая, глядит,
Видит - ангел Божий на песке стоит.
Белая одежда, белое крыло,
Кроткое сиянье - строгое чело.
"Ты куда?" - спросил он. "Я иду в Кадис".
И сказал ей ангел: "С миром воротись". -
"Я бегу от Сарры, госпожи моей".
И сказал ей ангел: "Примирися с ней!..
И родишь ты сына, силу многих сил...
Наречеши имя ему Исмаил.
И рука Господня будет вечно с ним...
Населятся страны семенем твоим..."
И с отрадой в сердце начала вставать
Бывшая рабыня - будущая мать.


Песня цыганки

Мой костер в тумане светит;
Искры гаснут на лету...
Ночью нас никто не встретит;
Мы простимся на мосту.
Ночь пройдет - и спозаранок
В степь, далеко, милый мой,
Я уйду с толпой цыганок
За кибиткой кочевой.
На прощанье шаль с каймою
Ты на мне узлом стяни:
Как концы ее, с тобою
Мы сходились в эти дни.
Кто-то мне судьбу предскажет?
Кто-то завтра, сокол мой,
На груди моей развяжет
Узел, стянутый тобой?
Вспоминай, коли другая,
Друга милого любя,
Будет песни петь, играя
На коленях у тебя!
Мой костер в тумане светит;
Искры гаснут на лету...
Ночью нас никто не встретит;
Мы простимся на мосту.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество