aif.ru counter
09.12.2004 00:00
21

Между аплодисментами

АиФ Долгожитель № 23 09/12/2004

У каждого из нас свои вкусы, свои привязанности в обойме интересов, влияющие на выбор телепрограмм. Но есть такие, что особо привлекают зрителей, сидящих перед экраном "окна в мир".

Среди самых добрых и самых трогательных, на мой взгляд, - "Жди меня". Сколько душевного тепла и положительных эмоций испытываем мы, видя встречи дорогих друг другу людей, разлученных порой на десятилетия сложившимися обстоятельствами. Множество телезрителей, у которых в жизни свои проблемы и разное отношение к бедам других, невольно объединяются в сочувствии к чужому горю и разделяют радость незнакомых людей, видя, как плачут от счастья встречающиеся, и не стесняются, что их собственные глаза "на мокром месте".

Слово о предшественниках

ПОПЫТКИ помочь найти родных, разбросанных военным лихолетьем, установить судьбы участников Великой Отечественной, не вернувшихся домой после Победы, предпринимались и прежде. Писательница Агния Барто вела на всесоюзном радио передачу "Найти человека". Многие региональные газеты обращались к своим читателям со словами: "Кто помнит? Кто откликнется?" Так в ленинградской газете "Смена" появился отдел "Отзовитесь!" Четверть века мне довелось его вести. Многие тысячи писем, в том числе пришедших из-за океана, удалось опубликовать. О розысках близких по родству, о безвестно пропавших в боях, о Советах ветеранов, где можно было узнать адреса фронтовых братьев-однополчан. Поэтому я смотрю "Жди меня" не только как рядовой зритель, а еще как бывший ведущий отдела "Отзовитесь!".

Это обстоятельство и породило желание поделиться своими впечатлениями, а в них не только одни дифирамбы.

Другое время, другие просьбы

КАЖДОЕ письмо, приходившее в "Смену" с обращением за помощью, было эхом войны, что продолжало тревожить сердца людей и их опаленную память. В каждом - боль утрат и неумирающая надежда на розыск дорогого человека. Но прошло уже около 60 лет, как кончилась война, и письма в программу "Жди меня" теперь не пахнут порохом, но и как те, послевоенные, вызывают сочувствие. Мы сопереживаем, когда неизвестные нам люди делятся своими бедами: "Отец ушел на работу, а домой не вернулся". "Сын, призванный в армию, уже год как не сообщает ничего о себе своей матери". "Ребенок отправился в школу и пропал в пути". Особенно больно пропускать через сердце сообщения о похищенных и потерявшихся детях. У каждого - свое, личное несчастье, но, преданное гласности, оно становится нашим, общим.

Когда приходят сомнения

ОДНАКО не все обращения вызывают желание оказать помощь. Сомнения в необходимости уделить таким просьбам внимание возникают сразу: "Помогите найти девушку по имени Ира, в которую я влюбился, познакомившись на дискотеке в другом городе. К сожалению, ее адреса я не знаю". Или такое: "Хотя я человек уже не первой молодости, у меня возникло желание встретиться со своей первой любовью, которую я пронес через всю жизнь".

Обычно такое обращение за помощью далеко от романтики, а просто отголосок ностальгии по юности, который приходит с возрастом. Авторы подобных писем не очень надеются на розыск, сколько десятилетий позади. Кроме того, неизвестно, какая может быть реакция у найденного. А между тем кто-то тратит свое время и труд, вместо того чтобы расходовать их на просьбы тех, кто действительно нуждается в помощи. Есть боль и есть блажь.

Но вот "первую любовь" находят. Прилюдная встреча в студии, через столько лет фактически - второе знакомство, оба смущены, а тут ведущая Маша Шукшина с игривой улыбкой еще интересуется: "Куда вы после такой встречи пойдете?" Что это: простое любопытство, неумная шутка или элементарная бестактность? Стыдно за ведущую.

Игра со слезами на глазах

ПЕРЕДАЧА "Жди меня" не развлекательная, и среди ее зрителей равнодушных нет. Все внимают просьбам о помощи, все радуются находкам. Те, кто просит найти человека, волнуются, перемежая рассказ горькими слезами, но порою не ведая, что уже надо плакать от радости.

Вот ведущий Игорь Кваша присаживается за столик к одиноко сидящей женщине - к матери. И затевает с ней некрасивую игру: смиренно просит напомнить о своем несчастье. Не раз и не два страдающей матери уже приходилось рассказывать о случившемся, это было необходимо. Но теперь ее вынуждают терзаться зря. За кулисами ждет с ней встречи уже найденный ее сын, но ведущий безжалостно продолжает свой дурной спектакль.

Ему бы самому, представив эту женщину, кратко рассказать публике в студии и тем, кто смотрит передачу дома, о ее беде, закончив мажорно звучащими и такими долгожданными для нее словами: "Мы нашли вашего сына. Он здесь!"

Студия, где происходят эти трогательные встречи, - не театр, а проявление бессердечности ради театрального эффекта не оправдывается ничем, даже радостным финалом. И опять становится стыдно.

Выключаю телевизор

НАСТУПАЕТ время любимой передачи, все дела - в сторону, устраиваюсь у телевизора. Раньше, бывало, с нетерпением ждал этого часа, а теперь все чаще испытываю разочарование. Опять, в который уже раз повторяется история студента, влюбившегося в американку, чемпионку в восточных единоборствах. История давно завершена, а мы снова вынуждены смотреть. Снова повторно показывают встречу двух российских солдат, спасенных в плену чеченской семьей. Или вот потерявшийся мальчик, у которого нашлись родители, и это мы уже не раз видели. Повторно нужно показывать истории тех просителей, которые все еще нуждаются в помощи, на чье обращение пока нет откликов. Это оправданно, ведь не исключено, что первую передачу мог не смотреть именно тот, единственный, могущий помочь.

Бесконечные показы одних и тех же встреч - это уже халтура, которой авторы передачи не брезгуют ради удовлетворения собственного тщеславия и мнимого увеличения числа найденных людей. Такая порочная практика вызывает у постоянных телезрителей недоумение и раздражение, а многие разочаровываются и выключают телевизор. В результате количество смотрящих эту программу тает, что сказывается отрицательно на итогах розыска.

Странно видеть, когда сидящие в студии одеты по-летнему, а в это же время пришедшие в ГУМ - поголовно в зимних шапках и шубах. Логичная связь между двумя аудиториями пропадает. Нестыковка по времени, казалось бы, одной записи рождает недоверие к правдивости показываемого. Такой обмен фразами между ведущими в студии и ГУМе уже не диалог, а фокус, лента смонтирована в разные времена года, и опять - халтура.

И еще. Известно, что главный недруг телезрителя - реклама. Она появляется в эфире не по нашей воле, а вопреки ей. Не в промежутках между программами, а в самые интересные их моменты безжалостно рвет нить, связывающую события на экране телевизора. Кто смотрит эту рекламу?! Телезрителям, как в подобных случаях говорят, она "до лампочки". А рекламодателям невыгодна. Чем выше рейтинг программы, тем дороже реклама в ней, в результате деньги выбрасываются на ветер. Программа "Жди меня" по суммарному времени на выход в эфир должна явно превосходить перемежающие ее фрагменты рекламы, а мы видим, что получается наоборот: программа "Жди меня" превращается во фрагменты между рекламными обозрениями.

Понятно, без рекламы телевидение не просуществует, но всему - своя мера и место. Хорошо, когда волки сыты и овцы дома.

***

ТАКОВЫ заметки, рожденные впечатлениями от регулярных бдений во время просмотра программ "Жди меня" сегодняшнего рядового зрителя и бывшего ведущего отдела "Отзовитесь!" в одном лице. Написанные в промежутки между аплодисментами.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество