aif.ru counter
132

"Дуглас" шел курсом на Восток...

АиФ Долгожитель № 12 19/06/2003

Чуть более полувека назад, в июне 1952 года, над Балтийским морем таинственно исчез шведский военный самолет DC-3. Многие десятилетия тщетно бились над разгадкой этой истории шведские газетчики и исследователи, пытаясь хоть что-нибудь узнать о судьбе канувших в бездну неизвестности восьмерых членов экипажа. "Комсомолка" объявила "всесоюзный розыск", но и он ровным счетом ничего не дал... Тайну удалось раскрыть нашему журналисту Владимиру ВЕРБИЦКОМУ.

Всех, кто нарушает, - сбивать

...Я УЗНАЛ об этой проблеме совершенно случайно - в Прибалтике тогда, в начале 90-х, совершалась постсоветская "революция", и мы, собкоры центральных изданий, как никогда часто общались с коллегами из западных СМИ. Одна из них, Майя Аазе, зная, что я военный журналист, обратилась ко мне с предложением примкнуть к общему поиску "по специальности".

Не знаю, чего тогда было больше - профессионального везения, азарта или просто знания того, как и где правильно искать, но через две недели я нашел и того, кто командовал операцией, и того, кто ее осуществлял...

Удивительно, но время только усиливает впечатление от рассказа заслуженного военного летчика СССР, Героя Советского Союза, бывшего командующего ВВС ПрибВО генерал-полковника авиации в отставке Федора Ивановича Шинкаренко. Перед этим свидетельством меркнут и американский У-2 с Пауэрсом, и корейский КАЛ 007, и "Сессна" Матиаса Руста, и Ту-154, сбитый украинскими "умельцами"... А может быть, не меркнут, а, наоборот, выстраиваются в очевидную систему. Тем более что со шведского "Дугласа", оказывается, и начиналась история войск ПВО. Слава богу, что мне удалось тогда записать рассказ генерала на диктофон:

- Ладно, раскрою вам все карты. Да, это я принял решение уничтожить DC-3, а потом полмесяца доказывал Политбюро, что "нейтральные" шведы - на самом деле шпионы. Ведь поначалу за эту операцию меня хотели судить...

...1950 год. 3 января я прибыл в Прибалтику на должность командира 54-го истребительного корпуса. Начал знакомиться с делами и сразу получил информацию, что в этом районе с самолетов, летящих ночью на малых высотах, регулярно забрасывают диверсантов-разведчиков.

Что делать? Надо же перехватывать! А у нас ни одного реактивного истребителя! Да и вообще, если бы вы только представляли себе нашу бедность! Ведь у нас на территории округа был всего лишь один локатор, да и у того зона захвата 120 км, он до Риги не доставал. Короче говоря, было принято решение: создать на полевом аэродроме в Паланге секретную группу истребителей. В результате следующий В-29 мы сбили.

Доложил я, естественно, немедленно в Москву, тут же получил команду - срочно прилететь для подробного доклада.

Прибыл к министру обороны маршалу Василевскому. Сижу в приемной, жду. Вдруг от министра выходит главком ВВС Жигарев и говорит:

- Поехали. Некогда тобой заниматься. Начали американцы активно искать свой В-29. Сейчас на поиск прилетала группа аж из девяти самолетов. Так что немедленно вылетай на место и - сбивать! Всех, кто нарушает, - сбивать!

Я говорю:

- Не беспокойтесь, товарищ маршал, все будет по науке... Только дайте мне МиГов.

- Хорошо. Езжай. Четыре МиГа получишь...

Через два дня утром мне докладывают пограничники: на побережье высажена группа диверсантов, три человека прошли уже мимо стоянки наших самолетов. Утром-то рано - роса, следы хорошо видны. Так что пограничники их довольно быстро взяли. Допросили. Они дали показания, что имели задачу выкрасть или руководителя группы, или летчика и переправить в Швецию. Словом, засуетились наши противники - ведь столько времени летали безнаказанно, а тут на тебе! Естественно, захотели выяснить, что же произошло, что за силы и средства у нас на этом участке появились...

"Дугласы" плохо горят

А ЧЕРЕЗ несколько дней после того, как сбили мы В-29, получаю я команду прибыть в Лиепаю, где на крейсере меня с летчиками ждет начальник Главного штаба ВМФ адмирал А. Головко. И вот там, за столом, накрытым с истинно флотским гостеприимством, он мне и говорит:

- Необходимо срочно указать точку, где американец упал. Есть решение товарища Сталина поднять самолет и показать его Генеральному секретарю ООН Трюгве Ли, который должен на днях приехать в Москву.

Выпили мы за успех этого дела и все подробно морякам рассказали. Нашли они самолет и подняли.

А когда подняли, обалдели. Там такое оборудование! Никому ничего показывать не стали, а, наоборот, спрятали быстро и стали изучать, брать, так сказать, на вооружение.

Прошло три недели. Опять вызвали меня в Москву. Прибыл в штаб, смотрю - полно моих коллег, фронтовых истребителей. Что за совещание такое?!

Вышел к нам Вершинин и зачитал постановление ЦК и Совета Министров о создании войск воздушной обороны пограничных районов Советского Союза. А потом среди других объявляют приказ о моем назначении командующим войсками воздушной обороны Прибалтики.

И вот не успел я вступить в должность, как получил первый анализ обстановки: зачастили полеты совершать шведы. Причем летают очень осторожно и своеобразно: вдоль границы, потом на короткое время пересекают ее, немного углубляются на нашу территорию, разворачиваются и удирают. В общем, явные попытки вскрыть таким образом систему воздушной обороны. Тем более что на самолете-разведчике DC-3 возят группу операторов, подготовленных в школе специалистов по радионаблюдению...

И вот в один прекрасный день сидим на КП, вдруг доклад:

- Идет нарушитель!

Я спрашиваю начальника штаба:

- Кто дежурит в самолете в Тукумсе?

Он мне называет капитана Осинского, замполита эскадрильи.

- Предупредите его, что сейчас будет поднят. Задача одна: уничтожить!

Начальник штаба буквально бросился ко мне:

- Не надо, товарищ командующий! Может, попробуем посадить?

- Нет! - говорю. - Слушать мою команду! И чтобы ни звука на КП больше! Летчику дать приказание выйти на побережье на бреющем и с ходу атаковать. Внезапно и точно.

Осинский взлетел, подошел к черте побережья, начал набирать высоту, и буквально моментально - доклад:

- Вижу цель!

- Выполняйте! - даю приказ.

Слышу голос капитана:

- Есть!

- Что есть? Передавай!

- Горит. Идет в направлении Швеции.

- Ну пусть идет. Следи за ним.

Так Осинский и летел за этим "Дугласом" до самого конца. Потом передает:

- Все. Окунулся!

Засекли точку. Она оказалась северо-восточнее острова Готланд.

Докладываю Вершинину. Тот позвонил немедленно министру обороны Василевскому, потом перезванивает мне:

- Александр Михайлович очень доволен. Молодцы!

Я cразу дал летчику команду идти не на Тукумс, а на центральный аэродром в Ригу. Там мы его встретили вместе с начальником особого отдела, опломбировали пушку, зафиксировали, сколько снарядов выпустил...

Возвращаюсь к себе. Настроение отличное. И тут звонит Вершинин:

- Что вы наделали?!

- А что такое? - спрашиваю.

- Он же упал черт знает где!

- Так мы же не виноваты, что "Дуглас" так плохо горит...

Вызывает Москва

И НАЧАЛОСЬ, и началось... Бог ты мой! Пошли меня таскать: почему, на каком основании, кто приказал?!

Такая свистопляска: один - за меня, другой - против... Кузнецов Николай Герасимович, военно-морской министр, меня публично пиратом обозвал и потребовал немедленно судить судом военного трибунала...

Дней 15 я терпел. Нервы у меня не выдерживали уже, измотался совсем. Уехал из Риги вечером в Юрмалу, думал, хоть одну ночь посплю. Но не успел лечь - звонок:

- Товарищ командующий, вас срочно по ВЧ вызывает Москва. Машину я за вами послал.

Приезжаю. На проводе - маршал Вершинин:

- Поздравляю со званием генерал-майора. Докладывали сегодня Сталину. Кузнецов требовал судить тебя, Булганин и Василевский, наоборот, очень хвалили и защищали. А Сталин ходил-ходил, молчал-молчал, трубку бил-бил, а потом и говорит:

- Ну, давайте подведем итоги. Я считаю решение товарища Шинкаренко правильным, поучительным для противника и для наших командующих. У меня только один вопрос: товарищ Вершинин, почему он полковником до сих пор ходит? Объявите ему, что он генерал...

Вот так это все закончилось, хотя самолеты мне еще приходилось сбивать и в Киеве, и в Болгарии...

Чем больше путаницы, тем полезнее

Я ОБЕЩАЛ вам раскрыть все карты, поэтому расскажу еще кое-что.

Первое. Когда в газетах стали публиковать ноты и заявления МИД СССР и Швеции, я, прочитав их, пришел, мягко говоря, в недоумение и позвонил Вершинину:

- Как же так, товарищ маршал, как мне себя вести? Откуда взялись "густой туман" и "два неопознанных самолета" в наших официальных документах?!

- Знаешь, Федор Иванович, - ответил мне Вершинин, - я по своей наивности уже задал такой вопрос Вышинскому. А он ответил: "Чем больше путаницы, тем полезнее".

Второе. Вот в одной из шведских книг, посвященных DC-3, написано, что "связь внезапно оборвалась". Правильно. Оборвалась. Но не внезапно. Они сами ее отключали, когда только разворачивались в нашу сторону. Исключительно ради секретности полета, чтобы не было радиоперехвата. Мы этот их прием хорошо изучили. Ну а потом у DC-3 благодаря нашему летчику уже не было возможности выйти в эфир...

Третье. Шведы, кстати, отлично знали, что случилось с "Дугласом", хотя и писали ноты. Во всяком случае, знали военные. Мы же за ними следили. А они сосредоточили поисковые силы и средства как раз в той самой точке, где DC-3 упал. Просто тогда, в 1952 году, достать его с глубины 220 метров они не могли...

И наконец, последнее. Мой рассказ будет не полным, если я не упомяну еще об одном шведском самолете - "Каталине", которая прилетела через три дня после истории с "Дугласом". Я в это время был в Москве, мы как раз с Вершининым должны были ехать к министру обороны. Только вошел я в приемную главкома, как он сам мне навстречу:

- Министр нас принимать не будет. Там опять неприятности в твоей вотчине: моряки с тебя решили пример взять. Не сбили шведскую "Каталину", а посадили ее на воду и ранили летчиков. Западные немцы их подобрали, доставили в Хельсинки. В общем, экипаж в Стокгольме, а нашему посольству в Швеции уже окна бьют - посол сообщил, Родионов...

Да... Вот в такие времена мы нашу противовоздушную оборону создавали...

Говорить правду, чтобы жить в мире

...СТРАШНОЕ это дело - ложь. Маленькая всегда тянет за собой большую. Безобидные, казалось бы, детали: "туман", "второй самолет", употребленные для пущей убедительности в официальных дипломатических документах, ничего никому не объяснили, а, наоборот, запутали узел еще сильнее. И заработал скрипучий ржавый маховик вранья - официальные советские круги до самой кончины СССР так и делали вид, что понятия не имеют о трагической судьбе "Дугласа". Но ведь и шведские военные не краше.

Самое же страшное, на мой взгляд, кощунство в следующем: сейчас, при знании всех деталей, даже несмотря на то что я значительно сократил рассказ Ф. И. Шинкаренко, явно открывается: шведов подставили американцы. Именно они, потеряв В-29, поняли, что в районе действуют (и действуют решительно!) советские истребители-перехватчики. Но сами рисковать больше не стали, отправив на заклание услужливых "нейтралов", напуганных разгоревшейся "холодной войной". Рассудили, видимо, так: авось пролетят. Ну а нет - и черт с ними. Главное, задача в любом случае будет решена: появится окончательное подтверждение того, что здесь больше пересечь советскую границу безнаказанно не удастся.

... Боже, когда мы научимся говорить правду друг другу, чтобы жить в мире? Когда?!

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество